channel 9
Автор: Майя Гельфанд фото: Майя Гельфанд

Егор и Тхелет – от Челябинска до Израиля: интервью по субботам

В повести "Тевье-молочник" Шолом-Алейхема есть рассказ "Хава", в котором еврейская девушка влюбляется в русского парня Федьку. Ее отец, Тевье, тяжело воспринимает эту новость и даже справляет траур по утерянной дочери. Но его мучает мысль: "А что такое еврей и нееврей? И зачем бог создал евреев и неевреев? А уж если он создал и тех и других, то почему они должны быть так разобщены, почему должны ненавидеть друг друга, как если бы одни были от бога, а другие – не от бога?"

На все эти вопросы Тевье так и не находит ответа. У танцовщика и хореографа Егора Меньщикова и балерины Тхелет Хар-Ям похожая история. С той лишь разницей, что они нашли ответы на эти вопросы и создали творческий и семейный дуэт. Они даже на интервью пришли вместе, чтобы рассказать друг о друге то, что для них важно.


- Егор, как случилось, что мальчик из Челябинска стал звездой израильского балета?

Егор: Я из простой семьи. Мама хотела стать балериной когда-то и отдала меня на народные танцы. В балет я попал случайно, в четырнадцать лет.

- А это не поздно?

Егор: Очень поздно, обычно детей отдают в балетную школу в семь-восемь лет. Мне повезло, что меня взяли сначала в Уфимское хореографическое училище, а потом в Вагановское в Санкт-Петербурге. Видимо, разглядели во мне талант.

- Это вообще-то несколько странное решение для молодого человека – заняться балетом.

Егор: Это было немного детское решение. Но я увидел балет и загорелся. Кроме того, я совершенно не хотел оставаться в Челябинске, жизнь там была тяжелая. Это был конец девяностых, и я понимал, что нужно уезжать. Хотя я, конечно, не формулировал тогда эти мысли так, как сейчас. Я хотел заниматься балетом и понимал, что делать это нужно в большом городе. Назад я не оглядывался.

- И вы уехали в Петербург?

Егор: Да, я мечтал работать в Мариинском театре. К сожалению, не получилось.

Тхелет: Я обязана объяснить. Проблема не в том, что его не приняли в Мариинский театр. Он даже не попытался туда попасть.

- А почему вы не попытались?

Егор: Понимаете, там система такая. На финальных экзаменах присутствуют директора всех крупных балетных трупп: Мариинского театра, Малого театра, представители Эйфмана, Якобсона. На экзаменах отбирают ребят. Меня не пригласили на закрытый отбор, и я решил не напрашиваться. Наверное, гордость помешала.

- Для вас это было разочарование?

Егор: Разочарование. Обида. С другой стороны, когда я сейчас смотрю на то, что меня не позвали в Мариинский театр, я вижу в этом свои плюсы. Я приехал в Израиль, познакомился с женой, много работал в Европе с лучшими в мире хореографами. Моя карьера сложилась успешно.

- После окончания училища вас пригласили в Израиль?

Егор: Да. Увидели во мне потенциал.

- А что значит для молодого танцора получить приглашение стать солистом на израильской сцене? Как Израиль воспринимают в балетном мире?

Егор: Израиль вообще не очень балетная страна. К сожалению, это так. К израильскому балету относятся за границей очень скептически.

Тхелет: Я думаю, дело было так: ему предложили пожить возле моря и зарплату больше тысячи долларов. Он решил, что это очень интересное приключение.

Егор: Да, что-то в этом роде. Но кроме того, я хотел повидать мир и уехать из России.

- Но в Израиле вы не задержались надолго?

Егор: Да, через два года я уже уехал в Хорватию, в Загреб. Там меня приняли в труппу Хорватского национального балета, где я стал ведущим солистом. После этого я работал в Польше, Швейцарии. Я станцевал все главные партии в классическом балете: от Зигфрида до Ромео. Я доволен своей карьерой.



- И все это время Тхелет ждала вас в Израиле?

Егор: Нет, мы были вместе. Мы познакомились вскоре после приезда и с тех пор не расставались. Мы много лет жили за границей. Я понимал, что Тхелет скучает, потому что ее близкие, ее дом остались в Израиле. Поэтому я принял решение вернуться сюда и здесь уже строить свою семью и дальнейшую жизнь. Хотя это было непростое решение. Мне пришлось отказаться от возможности работать с лучшими хореографами.

- Но это весьма спорное решение.

Егор: Да, но я решил, что сама жизнь не менее важна, чем карьера. Я давно уехал из дома, от родителей, и для меня было важно создать свою семью. И, кроме того, я скучал по Израилю, хотя я человек приезжий.

- И после возвращения в Израиль у вас начался новый этап в карьере?

Егор: Да, можно и так сказать. Я решил попробовать себя в хореографии. Мне это интереснее, чем все остальное. Мы собрали небольшую труппу из четырех танцоров и начали ставить номера.



- В Израиле нет многовековой традиции балета, как в России, Франции, Австрии, Швейцарии. И традиционной школы балета тоже как таковой нет. Тогда что есть?

Егор: В Израиле очень развит современный модерн мирового уровня. И в Израиле существует целая школа современного танца и очень успешные хореографы, которые известны во всем мире.

Тхелет: Я думаю, что классический балет противоречит израильской натуре. У нас нет терпения учиться восемь лет в балетной школе. Современный балет сочетает в себе много свободных элементов, и это соответствует израильскому темпераменту.

- Я правильно понимаю, что из-за того, что не хватает бюджета и хорошо подготовленных артистов, вам приходится придумывать новый жанр?

Егор: Фактически это так. Я пытаюсь сочетать классические элементы с неоклассическими. У нас есть танцоры, которые могут это сделать хорошо. То есть технически, может быть, они не совершенны, но у них есть свобода в движении, а это подходит для современного танца. У нас есть группа, человек пять-шесть, и мы вместе ставим номера, которые основаны на классической школе, но с элементами модерна.

- А как вас принимают в мире?

Егор: Прекрасно. Мы только недавно вернулись с большого фестиваля танца, который проходил в Китае. Нас пригласили выступить с собственной программой, и билеты были распроданы. Кроме того, мы получили прекрасные отзывы от критиков.

- А в России вы были?

Егор: Да, совсем недавно были на гастролях в Челябинске. Это было особенное ощущение – вернуться в город, из которого я уехал пятнадцать лет назад. Но нас хорошо приняли, зрители были довольны.

- Тхелет, а как вам Челябинск?

Тхелет: Было немного странно, но в целом ничего.

- А как вас приняли родственники Егора?

Тхелет: Мама Егора меня полюбила.

Егор: Сложнее всего дела обстояли с бабушкой.

- А что бабушка сказала?

Егор: Бабушка… Ну как вам объяснить. Люди же не знают, что такое Израиль. Они смотрят телевизор, и у них складывается определенное мнение. Но в целом мои родные Тхелет приняли и полюбили.

- Вы говорите о своей карьере танцовщика в прошлом времени. Вы завершили "классическую" часть в своей жизни?

Егор: Думаю, что да. Мне тридцать четыре года, и это уже тот возраст, когда нужно начинать что-то новое. Но у меня есть большое преимущество. Из-за того, что я работал с лучшими хореографами мира, я умею делать очень многое. У меня очень большой репертуар, я хорошо понимаю, что я хочу делать в качестве хореографа. Хотя пока мне приходится самому танцевать в моих постановках, и это очень тяжело.

- Буквально две недели назад состоялась премьера вашей новой постановки "Скрипач на крыше" по мотивам повести Шолом-Алейхема "Тевье-молочник", которую вы поставили вместе с Иерусалимским балетом. Как с помощью танца можно передать жизнь еврейского местечка?

Егор: Во-первых, у нас прекрасные декорации, которые для нас создала Полина Адамова, известный в Израиле художник-постановщик. Во-вторых, мы взяли музыку Шнитке, Гершвина, Брамса. Мы взяли элементы из еврейских народных танцев, использовали традиционные религиозные мотивы. Ну и, в-третьих, это очень личная история любви еврейской девушки и русского парни Федьки, которая для меня очень близка.



Егор Меньшиков на сцене, фото: Майя Илтус


Егор: У нас ситуация очень непростая. У нас нет постоянной труппы, нет постоянной зарплаты, нет постоянного зала для репетиций. Танцорам приходится подрабатывать, чтобы прокормиться. Все упирается в бюджет. Если в других странах танец воспринимается как профессия, то в Израиле это не так. Мы пока работаем, можно сказать, на энтузиазме. Это очень тяжело. Но несмотря на все сложности, мы получаем огромное удовольствие.

Специально для Егора и Тхелет я приготовила очень необычный десерт: маффины с белым шоколадом и зеленым чаем.

authorАвтор: Майя Гельфанд

Профессиональная домохозяйка, автор книги "Как накормить чемпиона"