channel 9
Фото:Youtube

Габай, до свидания: председатель "Аводы" ушел из политики

Председатель "Аводы" Авраам Габай, не сумевший привести партию к электоральному успеху, объявил о том, что не будет баллотироваться на выборах в следующий Кнессет. Разумеется, он не намерен участвовать и во внутрипартийных выборах, которые пройдут в преддверии парламентских.


לתומכים ולחברים שלום, את ההחלטה שלא להתמודד על ראשות המפלגה קיבלתי מזמן. לצידה נותרה התלבטות האם להישאר ברשימה לכנסת...

פורסם על ידי ‏אבי גבאי‏ ב- ×™×•× רביעי, 12 ביוני 2019


Сегодня Габай написал пост в "Фейсбуке" о том, что долго размышлял на эту тему и советовался с десятками людей. Он вспомнил известное высказывание Ариэля Шарона о том, что "самое главное – удержаться на колесе". Многие говорили ему – стань депутатом, будешь заседать в Кнессете, а там как получится.

Но Ави Габай решил, что партийные дрязги и склоки ему надоели. "Одна из причин низкой партийной культуры в том, что бывшие председатели партии остаются в списке. Вне политики когда директор освобождает должность, он двигается дальше, а не становится подчиненным того, кем раньше руководил. Мне подчинялись четыре бывших председателя. Это естественным образом приводит к личным проблемам, и я не хочу становиться продолжением этой проблемы", - объясняет Габай.

Кроме того, он отмечает, что партия, которая не способна объединить ряды и двигаться вперед, не сможет продемонстрировать народу, что она готова управлять страной.

Габай все два года своего председательства был чужаком и изгоем для партийной элиты. До политической карьеры Габай работал генеральным директором компании "Безек", то есть был представителем "капиталистических кругов". Затем он помогал Моше Кахлону создать партию "Кулану", был министром экологии, но подал в отставку в 2016 году в знак протеста против назначения министром обороны Авигдора Либермана и вышел из партии "Кулану", которая продолжила заседать в коалиции.

Через год Габай принял участие в выборах председателя "Аводы" и выиграл их в качестве "перспективного лидера со стороны", поскольку сама партия лейбористов достигла пределов аморфности и ярких личностей, способных возглавить эту политическую структуру, в ней не наблюдалось. После этого Габай оказался в центре запутанного клубка политических и партийный противоречий. Ультралевое феминистское крыло "Аводы" во главе с Шелли Яхимович, тяготеющее к МЕРЕЦу, саботировало работу Габая и вставляло ему палки в колеса. Остальная верхушка "Аводы" – лагерь Амира Переца, а также "молодая смена" (Став Шапир и Ицик Шмули) тоже тянули одеяло на себя, не признавая Габая настоящим лидером и не позволяя ему сплотить партию вокруг себя.

Сам Габай также не выражал четких позиций – ни экономических, ни политических, - не продвигал программ и реформ, поэтому не завоевал лидерского авторитета среди левого электората.

Теперь за место председателя партии развернется активная борьба среди оставшихся депутатов, скорее всего, главными претендентами будут уже известные фигуры – Шелли Яхимович, Амир Перец, Став Шапир и Ицик Шмули. Но кто бы из них ни победил, вряд ли ему (или ей) удастся вернуть Партию труда к былым вершинам политической славы.

comments powered by HyperComments