x
channel 9
Автор: Рами Крупник Фото:предоставлено автором

То ли выборы, то ли мученье


“Кто, по-вашему, этот мощный старик? Не говорите, вы не можете этого знать. Это – гигант мысли, страж израильской демократии и особа, приближенная к императору”.

Надеюсь, вы простите мне такое вольное обращение со знаменитым текстом Ильфа и Петрова? Уж очень он подходит для описания одного из новых-старых членов израильского парламента. 14 ноября 2018 года министр безопасности Израиля Авигдор Либерман, лидер (либер?) списка Исраэль Бейтейну (Наш Дом Израиль), ушел в отставку подкинув вечному то ли оппоненту, то ли соратнику Беньямину Нетаньяху очередную бомбу-вонючку. Без шести депутатов НДИ выжить в узкой коалиции из шестидесяти одного депутата Нетаньяху не удалось, и 9 апреля 2019 состоялись досрочные выборы в Кнессет.

Результаты новых выборов можно анализировать с разных точек зрения, но, отсеяв пыль и шлак, Нетанаху вновь нуждается в поредевшем отряде Исраэль Бейтейну. НДИ, правда, досталось всего пять мандатов вместо шести в Кнессете предыдущего созыва, но без их поддержки коалиция вечного премьера набирает всего лишь шестьдесят голосов, что приводит страну прямиком к новым досрочным выборам. Политика такая политика. Так уж сложилось в нашей стране, что раз в каденцию Либерман обижается, ломает коалицию и покидает министерский пост, обвиняя Нетаньяху в никчемности, а порой даже лжи и мошенничестве. Впрочем, обвинения и переход на личности до сих пор ни разу не помешали политику уверовать вновь в Нетаниаху и выцыганить очередной высокий пост. Что ни сделаешь ради Отечества! Основные требования Либермана к Нетаньху остались прежними – пост министра безопасности. Дослужившийся до ефрейтора Либерман не видит ничего сверхъестественного в требовании получить вновь должность главного управляющего армией. Это никак не противоречит, по его мнению, его альтер-эго, убежденному в том, что на посту министра культуры не может находиться одиозная Мири Регев, не читавшая Чехова. Он снова потребует смертной казни для террористов и принятия закона о службе в армии в редакции, которую требует армия, и неприемлемой для религиозных партий.

В ноябре 2018 года, после двух с половиной лет на посту министра безопасности Израиля, Либерман уволился, неожиданно заявив, что не согласен с курсом правительства и невозможностью на него повлиять. Великолепный администратор и управленец (этого нельзя отрицать) Либерман за всю каденцию так и не смог ни на что повлиять и не провел ни одного важного закона, как и не сделал абсолютно ничего для своего (русскоязычного) электората (помощь Лепсу с визой не в счёт). Тем не менее, он рвётся вновь на покинутый пост (тот, на котором Нетаниаху не даст ему принимать действительно важные решения), утверждает, что проведёт закон о службе в армии и отстоит права светских против засилья религиозных (которые усилили свои позиции в Кнессете как минимум на два мандата, если не считать ультраправых). Бог в помощь, флаг в руки или азохен вей, как говорила бабушка.

“Киса, можно спросить вас как художник художника? Вы рисовать умеете?” – как-то спросил Остап соратника. Горька участь политика – ради интересов страны (ну не для сохранения портфеля ведь) Либерман смирится с тем, что снова будет статистом на высоком посту, а Нетаньяху забудет, как на протяжении полугода его приближенные, и в особенности, та самая, не читавшая Чехова, утверждали, каким ничтожеством был Либерман на посту министра безопасности. В конце концов, лжеца и мошенника он Либерману простил. “Нас никто не любит, если не считать Уголовного розыска, который тоже нас не любит”. Так что же мы имеем в сухом остатке в результате выборов в Кнессет созыва 2019 года, спросила бы тётя Сара (та, что с одесским акцентом, а не жена премьера). Та же самая дама, но переодетая.

Израильтяне хотят центризма – Ликуд и ее основной соперник на этих выборах, партия Кахоль-Лаван, набрали 36 и 35 мандатов соответственно. Если на предыдущих выборах говорили, что Ликуд черпает голоса правых партий через трубочку, то на этих две партии провели трубопровод – одна в правый лагерь, другая в левый. Казалось бы, было бы естественно создать коалицию двух больших светских партий, собравших 71 мандат из 120-ти, без крайне правых и сутяжничества религиозных. Но нет – Голубо-Белые (Кахоль-Лаван – голубой и белый с иврита) поклялись, что поддерживать Нетаньяу в виду предстоящих ему обвинений в коррупции не будут и вообще считают, что дорога ему в отставку (кто-то сказал в тюрьму?).

Кто сказал, что государственный интерес важнее? Так и хочется напомнить им, что избиратель, а не Кахоль-Лаван, дал премьеру новый шанс. Выборы 2019 были не про безопасность. Юг под обстрелом? Ну и что! Выборы были не про засилье религиозных. Они не хотят служить и не дают бизнесу работать в субботу? Ну и что! Выборы были не про экономику. У нас самые высокие в мире налоги и зашкаливающая дороговизна в магазинах? Ну и что! Эти выборы были про личное доверие премьеру – или мы, или никто (лозунг Либермана, кстати. Правда, он имел в виду себя).

Поэтому именно из-за недоверия к премьеру, а не по любви и из доверия к предложенной рокировке, Кахоль-Лаван получили так много мандатов (это почти 30% голосов избирателей), но останутся в оппозиции. Противостояние одного обвиняемого в коррупции Нетаньяху и четырех говорящих голов Кахоль-Лаван (у партии четыре лидера) на фоне полного отсутствия достойных кандидатов, способных продвинуть что-либо действительно важное для страны, повлияло на явку в день выборов: она снизилась на четыре процента с небольшим по сравнению с предыдущими.

Ультрарелигиозные партии, естественно, усилили позиции на два мандата (если не считать двух ультраправых, тоже религиозных кандидатов, которые впервые прошли в Кнессет). Религиозные неизменно голосуют всем кагалом за списки, утвержденные мудрецами Торы, словно выполняя приказ аятолл. Поэтому когда явка снижается, их партии получают больше мандатов.

Значительно понизилось количество голосовавших в арабском секторе. Как результат, две арабские партии получили аж на три мандата меньше, чем объединенный список на предыдущих выборах. Стратег Ахмад Тиби промахнулся. Возможно, это свидетельствует о разочаровании в своих кандидатах, на протяжении всей каденции заботившихся больше о жителях Газы, чем о качестве жизни и достатке собственных избирателей. Два мандата от арабского сектора получили “сионистские” партии – может это свидетельство интеграции и понимания (наконец!), что нечего рубить сук, на котором сидишь.

Фиаско “Новых правых” свидетельствует о том, что правые в Израиле не выносят светских. В результате два талантливых политика и владелица футбольного клуба, каждый из которых мог бы удачно интегрироваться от Ликуда, если не на пост премьера (то ли ешё будет в пост-нетаниаховые времена), то на министерский пост, остались за бортом.

Несмотря на то, что Наш Дом Израиль практически не отстаивает их интересы, русскоязычные избиратели, способные выбрать четверть Кнессета, вновь отдали голоса Либерману. Правда, Либерман дистанцируется от своих избирателей, позиционируя себя государственным мужем, а не представителем русского гетто. Для этого он включает в список коренных израильтян в надежде на голоса аборигенов. Приглашение Орли Леви на предыдущих выборах уже сыграло с ним злую шутку.

То, что пахнет совком, издает звуки совка и передвигается, как совок, ничем другим быть не может. “Русская улица” всё ещё идет по проторенной десятилетиями тропе. Пусть никто не рассказывает мне, что появление в списке не-русскоязычных (они даже друза нашли) дают Либерману голоса коренных израильтян. Впрочем, электорат НДИ постоянно падает – от пятнадцати кандидатов в Кнессете 18-го созыва к одиннадцати в Кнессете 19-го созыва, до шести в 2015 году и пяти на нынешних выборах. Правая риторика не помогает – раз за разом Либерман оказывается в одном правительстве с партиями ультрарелигиозных, и все его предвыборные обещания оборачиваются ничем. Или, может, кто-нибудь действительно верит, что снова заняв пост министра безопасности, Либерман сможет на что-то повлиять? О да, в его каденцию армия обороны Израиля учредила ракетные войска. Прэлестно!

Скажете, интегрируемся? Неправда. Просто кроме Либермана, нет ни одного русскоязычного понятного кандидата. Появись у нас такой кандидат, говорящий внятно на лапидовом, но по-русски – про засилье паразитирующих религиозных, требующий себе МВД (помните, “Наш Контроль”?) и автобусы в субботу – и пять мандатов ему гарантированы.

“Обратитесь во Всемирную лигу сексуальных реформ, - сказал Бендер. – Может быть, там помогут”.

Посмотрим правде в лицо. Рано или поздно, каким бы он ни был лояльным, юридический советник правительства отклонит (частично) доводы адвокатов и подаст против премьера обвинительное заключение. Нетаньяху не помогут ни Трамп, ни Путин, а Либерман будет первым Брутом, который вонзит ему в спину нож, если увидит, что в этом его личное политическое спасение.

В ближайшую каденцию будет попытка правого сектора (не путать с украинским – наш не антисемитский) восстановить прежний закон о неприкасаемости. Если сейчас обвиняемый должен убедить Кнессет, что его неприкосновенность нельзя снимать, то по редакции, которую лоббируют сегодня, убеждать придётся юридическому советнику. Впрочем, вряд ли срок каденции нынешнего состава Кнессета зависит только от этого законопроекта – слишком многие из соратников премьера начнут неловко ёрзать в креслах после выступления юридического советника, и наиболее реальным сценарием кажутся новые выборы – в 2021 или уже в 2020 году.


Источник: SNOB

authorАвтор: Рами Крупник

Адвокат и нотариус из Хайфы, Начинающий литератор. www.facebook.com/krupniklaw
comments powered by HyperComments