x
channel 9
Автор: Александр Непомнящий Фото:Алена Ив

Забытый наследник российского трона

Погожим весенним днем 1869 года в Царском Селе родился Георгий Александрович Романов, третий сын Александра III и Марии Федоровны, младший брат Николая II.

По воспоминаниям няни (кормилицы) детей Марии Смолиной, дети в царской семье воспитывались в строгих, буквально спартанских условиях: спали на армейских кроватях, вставали в 6 часов утра, принимали холодную ванну. На завтрак им, как правило, подавали кашу и черный хлеб, на обед котлеты из баранины и ростбиф с горошком и запеченным картофелем. Гостиная, столовая, игровая комната и спальня, предоставленные в распоряжение детей, были обставлены самой простой мебелью. Богатой была лишь икона, украшенная драгоценными камнями и жемчугом.

Маленький и немного застенчивый Георгий с трудом выговаривал свое полное имя. Вместо: Георгий Александрович Романов у него выходило что-то среднее между "грампфф" или "дрампфф". Это ужасно смешило "Николеньку", который в шутку, в семейном кругу, с нежностью так и называл своего братика – "наш тарарамфф".

Георгий рос высоким, красивым, жизнерадостным, даже, будучи на три года младше Николая, он, тем не менее, был, куда здоровее и сильнее своего старшего и горячо любимого брата.

Оба в совершенстве владели английским языком, свободно говорили на французском и немецком, сносно изъяснялись на датском. Увлекались стрельбой и рыбалкой.

Все вокруг прочили Георгию карьеру на флоте. Но его с детства влекла иная, куда более опасная и оттого еще более притягательная стезя аргулета - человека, бесстрашно пробирающегося в самый тыл противника и внезапно наносящего сокрушительный удар врагу с самой неожиданной стороны. Он с упоением зачитывался историями о рискующих жизнью лазутчиках, обожал перевоплощаться, мастерски изображая, на потеху брату и другим домочадцам, то набожного монаха, то разгульного коробейника, а то и чванного заморского гостя.

Детство прошло радостно и столь же стремительно, затем миновала и юность. В 1894 году неожиданно умер отец. Брат Николай стал императором. Детей у него еще не было, а потому наследником - цесаревичем был объявлен Георгий.

Летом 1899 года на страну обрушилось ужасное известие. В возрасте 28 лет, по дороге от Зекарского перевала обратно в Абас-Туман "на велосипеде с бензиновым двигателем", на глазах у молоканки Анны Дасоевой, цесаревич Георгий Александрович скоропостижно скончался от туберкулеза.

Согласно официальному извещению в правительственной газете, во время езды у великого князя открылось кровотечение из горла, он сошел с "велосипеда" и лег на землю. Ему пытались оказать помощь посредством искусственного дыхания, однако это не помогло. На секции было обнаружено: крайняя степень истощения, хронический туберкулезный процесс в периоде кавернозного распада, легочное сердце (гипертрофия правого желудочка), интерстициальный нефрит…

Вот только в реальности все обстояло несколько иначе. Недавние исследования архивов царской семьи открыли удивительные подробности в том, как на самом деле сложилась судьба наследника престола.

Вероятно, эта невероятная по своей дерзости операция должна была стать вершиной российской внешней разведки, функции которой на тот момент распределялись главным образом между двумя имперскими министерствами – иностранных дел, занимавшимся сбором сведений за рубежом, и департаментом финансов, интересовавшимся прежде всего информацией экономического характера.

Именно там, в аналитическом отделе Министерства финансов ясно осознали и предвидели восходящую мощь заокеанской американской республики. И потому именно туда в США летом 1899 года был направлен самый высокопоставленный из когда-либо существовавших в российской истории агент разведслужбы – Георгий Александрович Романов, родной брат царя, официально отпетый в Петропавловском соборе.

Задачей агента-цесаревича была полная натурализация в чужой стране, создание собственной обширной сети политического и культурного влияния, а главное - проникновение в федеральный истеблишмент стремительно набирающего мощь государства, которое в российском МИДе расценивали как главного потенциального конкурента империи на международной арене.

Размах той операции по внедрению поражает воображение до сих пор. Не исключено, что на масштабность и проработанность деталей в немалой мере повлияло и то, кем в действительности являлся разведчик и какими ресурсами, по сути, располагал, через голову министерств, ведомств и бюрократических институтов. Кто знает, чего там было больше на самом деле – реальной необходимости, продуманной специалистами, или просто задорной игры потенциального наследника престола.

Так или иначе, сначала Георгий Александрович появился в Дании, в которой жили родственники, куда в детстве он не раз приезжал с семьей. Затем же оказался на юге Германии, где диалект немецкого языка вполне соответствовал принятому в семье Романовых произношению. Впрочем, была на то и другая причина.

В 1901 году он "вернулся" в Кальштадт, крошечный городок в Баварском королевстве, на юго-западе Германии, выдавая себя за бывшего жителя города, якобы эмигрировавшего в юности в США, а теперь возвратившегося уже разбогатевшим. Натурализация началась.

Его женой стала Елизавета, вроде как девушка из местной семьи среднего достатка, на самом же деле - принцесса из соседнего Вюртембургского королевства - разумеется, куда более подходящая пара для царской особы.

Елизавета была давней невестой Георгия, тяжело пережившей внезапную "смерть" будущего супруга. Каково же было ее изумление, когда "воскресший" суженый вдруг возник в соседнем городе, поделившись с изумленной девушкой невероятными планами. Бежать из дома было очень страшно, но, колебания длились недолго, и Лиза согласилась.

Год спустя они поженились и перебрались в Нью-Йорк, поселившись на Вест-честер авеню в немецкоязычном квартале Бронкса – Моррисании. Георгий, выдавая себя за немецкого иммигранта, занялся ресторанно-гостиничным бизнесом, а Елизавета посвятила себя воспитанию родившейся в 1904 году дочери, названной в соответствии с семейной традицией тоже Елизаветой.

Жизнь, полная повседневных бытовых тягот и забот, типичных для представителей среднего класса, но совсем непривычных для столь высокопоставленной четы, не была простой. Но Георгий Александрович, с детства приученный к аскетизму и ограничениям, знал - ради чего преодолевает все эти сложности. А Елизавета – она просто любила мужа и была готова идти с ним до конца.

В том же году преуспевающий "владелец гостиницы" подал заявление на получение американского паспорта для поездки с женой и дочерью в Германию, куда семья отправилась якобы из-за крайней тоски Елизаветы-старшей по дому.

В реальности же операция вошла во вторую фазу – финансовое обеспечение. Находясь в Германии, Георгий Александрович (к слову, к этому времени, он уже фигурирует в документах как "Фредерик") внес в банк "сбережения своей жизни", составившие порядка 80 тысяч марок (на сегодня что-то вроде полумиллиона долларов США). Деньги были привезены курьером из России через Данию. Это был первый из переводов такого рода. Всего подобных поступлений должно было стать четыре. Но что-то пошло не так. Немецкие власти заинтересовались счетом и личностью вкладчика.

Оставаться в Германии стало слишком опасно, и семья уже год спустя вернулась обратно в Нью-Йорк. Там в Бронксе родился сын Фред, а затем, два года спустя, сын Джон. Разросшаяся семья перебралась в более престижный район города – Вудхейвен в Квинсе.

Тем временем дела у "Фредерика" пошли в гору, он купил недвижимость на одной из важнейших магистралей Нью-Йорка – Ямайка-авеню. Вместе с прибылями начал расти и круг полезных знакомств. Третья фаза операции стала набирать обороты.

Дальнейшей покупке недвижимости и внедрению в нью-йоркский экономический истеблишмент помешала война. Антигерманские настроения, охватившие США, вынуждали "немца Фредерика" вести себя сдержанно, ведь, все граждане немецкого происхождения теперь подпадали под подозрение, а привлекать к себе внимание полиции и прочих служб агент отнюдь не был заинтересован.

Увлеченный и погруженный в свои дела, он не слишком обращал внимание на назревающие в России проблемы, куда более серьезные, чем война с Германией.

Поэтому катастрофа, случившаяся осенью 1917 года, застала его врасплох, одновременно обрушив и все его планы, а заодно и оборвав источники финансовых поступлений, столь необходимых для дальнейшего развития операции.

С ужасом и отчаянием, в полном бессилии хоть как-то повлиять на ситуацию, наблюдал он за крушением Родины под яростным натиском большевиков. Невозможность спасти страну, неизвестность в отношении судьбы брата и других, оставшихся в России родственников, подкосили здоровье Георгия Александровича. Весной 1918 года, гуляя с сыном Фредом, он внезапно почувствовал себя очень плохо, а на следующий день скончался, так и не узнав о том, что двумя месяцами позже брат со всей семьей был расстрелян в Екатеринбурге.

Около 30 тысяч долларов, оставшихся от так и не реализованной операции (примерно полмиллиона долларов США по нынешнему курсу), позволили жене и сыну продолжить бизнес в сфере недвижимости, который теперь из прикрытия миссии стал средством к существованию осиротевшей семьи.

Компанию назвали "Трамп организэйшен", ведь именно эту "немецкую" фамилию - "Трамп" - выбрал Георгий Александрович при получении иммиграционных документов в США, памятуя о своем детском смешном прозвище, данном "любимым Николенькой" - "наш тарарамфф".

Фред Трамп успешно продолжил бизнес покойного отца, многократно приумножив семейное состояние. В 1968 году к бизнесу покойного деда присоединился и его 22-летний внук – Дональд.

Фред умер в возрасте 93 лет, за год до наступления XXI века. Знал ли он самую главную тайну своего отца? Поведал ли сыну о том, что тот фактическим является самым прямым и едва ли не единственным из наследников российского престола?

А если и да, что думает по этому поводу 45-й президент США Дональд Трамп? Готов ли отказаться от поста главы самой могучей из мировых держав ради претензии на российский престол? Или предложит предъявить их своему внуку, сыну Иванки-Яэль Кушнер - Джозефу Трамп-Кушнеру, когда тот немного подрастет? И не об этом ли, наконец, договаривался он на своей последней встрече с российским лидером Путиным?

Увы, даже два года расследований комиссии спецпрокурора Роберта Мюллера ответа на этот вопрос так и не дали…

authorАвтор: Александр Непомнящий

Публицист
comments powered by HyperComments