channel 9
Фото: 9 Канал

Тали Плоскова: "Не понимаю, зачем делить очередников соцжилья на две очереди"

Владимир Рав-Цион: Министерство строительства планирует существенно сократить проекты капитальных ремонтов старых районов. Это происходит по согласованию с Минфином. Ожидается, что средства будут направлены на ремонт, поддержку и эксплуатацию социального жилья. В студии со мной депутат израильского парламента от партии "Кулану" Тали Плоскова. Тали, добрый вечер.

Тали Плоскова: Здравствуйте, Владимир.

Владимир Рав-Цион: Тали, изначально проект по ремонту старых районов был правильным?

Тали Плоскова: Этот проект существовал уже очень много лет, потом на некоторое время его приостановили и предыдущий министр строительства Йоав Галант решил снова выделить средства на ремонт этих районов. Что такое старые районы? Эти те квартиры, которые практически выкуплены жителями из социального жилья. Когда мы проанализировали ситуацию и посмотрели, сколько денег идет на это, - полмиллиарда шекелей туда вложили, - они идут тем, у кого уже есть, а нам очень хочется дать что-то именно слабым слоям населения. Тогда мы решили поменять тактику. Мы решили выделить сто миллионов шекелей именно на ремонт социального жилья. Я получаю очень много обращений и очень страшных фотографий от людей, которые живут в таких квартирах, где протекает потолок, где сырость, где в ванной комнате ни пола, ни стен, и так далее. То есть очень много лет не выделялись средства на ремонт этих квартир. Например, мы видели дом, где входная дверь просто съедена термитами. Это же нужно все постоянно поддерживать. Если государство не будет поддерживать социальное жилье, оно просто у нас рассыплется. Поэтому мы решили выделить средства именно этим людям, именно тем, кто живет в социальном жилье, для того, чтобы это социальное жилье поддержать. Вместе с этим я хочу вам напомнить несколько очень важных фактов. При прошлом правительстве государство приобрело всего шесть квартир социального жилья. То есть, продавали их, деньги непонятно куда шли, ничего нового не приобреталось. В этом созыве мы приобрели две с половиной тысячи единиц социального жилья, еще две тысячи шестьсот единиц находятся сейчас на разных этапах строительства – это касается наших пожилых людей, которые живут в хостелях. Это совместный проект "Сохнута" с министерством строительства и министерством финансов. Это значимое дополнение. Если мы сейчас с вами посчитали пять тысяч квартир: представьте себе, если бы такое количество строилось бы в каждый созыв, мы бы не пришли к той точке, на которой мы сегодня находимся – когда более двадцати одной тысячи пожилых людей ждут социальное жилье в очереди министерства абсорбции и еще три тысячи ждут в очереди министерства строительства. Я, честно говоря, вообще не понимаю, почему нужно делить людей на такие очереди, но это факт. И поэтому сейчас мы набираем темп. И еще одно новшество, о котором только сегодня сообщили, но о котором мне важно рассказать – проекты "Цена для новосела". Если есть дома, в которых квартиры не проданы по лотерее, то государство сейчас будет приобретать эти квартиры в фонд социального жилья. Первые два города, в которых это уже происходит – Кармиэль и Кирьят-Бялик. Там не все квартиры выкуплены, а так как очередь на социальное жилье есть, государство будет приобретать их по льготным ценам, и таким образом решать проблему социального жилья.

Владимир Рав-Цион: Там же не маленькие квартиры? 120-метровую квартиру социальным жильем назвать трудно.

Тали Плоскова: Квартиры там разные. Ведь социального жилья ждут и семьи с тремя-четырьмя детьми, может быть, это полагается им. Кстати, я хочу еще добавить, что в этом созыве приобретено 287 квартир для инвалидов, которые приспособлены для их нужд. Въезды в квартиру больше, пандусы – все предусмотрено. И это только первые шаги. Вы понимаете, что есть очень много людей в нашей стране, которым полагается социальное жилье. Причем разных групп. Я говорила о пожилых людях, я говорю о матерях-одиночках – в данном случае, речь идет о большой семье. Кстати, в проекте "Цена для новосела" есть очень разные квартиры. Есть квартиры по шестьдесят метров тоже. Но вы правильно сказали, они выкупаются первыми, потому что цена квартиры считается по квадратным метрам, они дешевле, и их покупают первыми. Те, что остаются как вторичный вариант – им остаются только большие квартиры. Еще раз говорю, это значит, что такие квартиры будут приобретать многодетные семьи. Вот эти три направления, о которых я сейчас говорила, они поменяют ситуацию в нашей стране в теме социального жилья. К сожалению, за последние десять лет эта тема оставалась практически без внимания. Государство не считало эту тему важной, и правительства, которые тогда были, не считали важным. Мы считаем, что эта тема очень важна, и не может быть, чтобы пожилые люди, а зачастую и люди, пережившие Холокост, ждут социального жилья по десять-пятнадцать лет. Я надеюсь, что такими путями можно будет как-то намного скорее решить эту проблему.

Владимир Рав-Цион: Есть какие-то оценки, временные рамки, когда хотя бы частично будет решена эта проблема социального жилья в Израиле?

Тали Плоскова: Если мы пойдем тем же темпом… Кстати, о тех 2600 единиц жилья для пожилых людей – это не в периферийных городах где-то там в Араде или Димоне, а в центральных городах. Это и Герцлия, и Тель-Авив, и Ашкелон, и Ашдод. То есть, те города, где много людей живут, и где им говорят: “Если вы хотите социальное жилье, езжайте куда-то подальше”. А люди говорят: “Но мои дети здесь живут”, или “я тут привык ко всему, тут мой врач, который ведет меня уже десять лет, куда я уеду?” Поэтому люди остаются в тех городах, где они и жили, хотя там намного сложнее. Так что если мы будем продолжать в том же темпе, а я надеюсь, что еще и увеличим, а в следующей каденции мы планируем еще проект квартиры на съем – тоже государственный проект с субсидированной ценой. Что-то очень похожее на "Цена для новосела", но не все хотят приобретать жилье, не все могут приобретать жилье, а снять жилье по цене меньше рыночной по тому же принципу, о котором мы с вами говорили, это тоже может быть приемлемо для молодых семей и для пожилых людей. В данном случае, что очень правильно и важно, государство берет на себя ответственность за то, что происходит на этом рынке. Почему мы видим такие высокие цены и на съем, и на жилье? Потому что никто не вмешивался в то, что происходило в нашей стране. Были люди, которых это очень устраивало, то есть цены росли, они от этого становились все богаче и богаче, есть люди, у которых свои интересы вложения денег. То, что мы сейчас делаем, очень влияет на их инвестиции. И давайте мы с вами представим – если сейчас шестьдесят тысяч квартир на разных этапах проекта "Цена для новосела", и эти молодые семьи, которые приобрели эти квартиры, они сейчас выйдут из квартир на съем и заселятся в свои квартиры. Представьте себе момент, когда 60 тысяч квартир освободятся на рынке съема жилья. Понятно, что тот, кто хочет сдать эти квартиры, им придется сбить цену, чтобы взяли его, а не его соседа. Таким образом мы повлияем и на цены на съем жилья.

Владимир Рав-Цион: У вас далеко идущие планы.

Тали Плоскова: А по-другому нельзя. Остановить корабль, который идет столько лет на такой большой скорости, невозможно. Это делается поэтапно. Сегодня 60 тысяч молодых семей приобрели квартиры со скидкой 300-400, а кто-то и 500 тысяч шекелей за счет государства – это большое вложение в экономику страны. Мы не то что остановили этот рост. Давайте вспомним. За десять лет цена квартир поднялась на 100 процентов. То есть, в среднем за каждый год цена росла на 8-10 процентов. То, что нам удалось остановить это – уже большое достижение. И есть данные ЦСБ, по которым за последний год цены на квартиры снизились на 2,3%. Для нас это достаточно большой успех. То есть эта программа работает. То, что мы делаем – это ускорение темпов строительства, привоз сюда иностранных рабочих, планирование. Раньше надо было пять лет, чтобы получить разрешение на бумаге для строительства. Сегодня мы это сократили и еще продолжаем работать. Мы уравновешиваем спрос и предложение, чтобы предложение было больше, и это повлияет на рынок. То, что мы сегодня видим, и те результаты и цифры, о которых я вам сейчас рассказала, уже говорит о том, что мы на правильном пути. Поэтому Кахлон говорит, что эту программу останавливать нельзя. Это программа, с которой мы, партия "Кулану", шли на предыдущие выборы, и мы предполагаем продолжать работать над этим и в следующей каденции.

Владимир Рав-Цион: Тали Плоскова, большое спасибо.

Тали Плоскова: И вам спасибо.

ВИДЕО

comments powered by HyperComments