channel 9
Автор: Владимир Бекиш Фото:Проект Викимедиа

Игра в имитацию. О боевой мощи

Ну наконец-то свершилось! Теперь можно испытать облегчение и спать спокойно (не в ритуально-погребальном смысле!). Это я про очередной запуск президентом Путиным гиперзвуковой ракеты (в смысле – запуск при его присутствии как Верховного главнокомандующего).

Вообще, когда я слушаю президента Путина, будь то прямая линия или пресс-конференция, или выступление перед командным составом Вооруженных Сил, у меня всегда возникают вопросы. И поскольку возможности задать их президенту или хотя бы истерично-восторженным депутатам Госдумы, или (не к ночи будут помянуты!) ведущим какого-нибудь первого-второго каналов российского телевидения у меня нет, то приходится задавать эти вопросы самому себе. И увы, даже самому себе я ответить на эти вопросы не могу. А вопросы эти, признаться, иногда вполне паршивые. Ну, к примеру, такие:

Зачем России гиперзвуковые ракеты?

Зачем Западу (и США в частности) нужно уничтожить Россию?

Действительно ли Россия готовится к войне?

И если да, готовится, то к какой войне, где и с кем?

70 000 российских военнослужащих прошли через Сирию, там повоевали за четыре года войны 460 генералов. Вы представляете себе, что вообще это означает? Не задаю глупых вопросов типа: "А в самой сирийской армии генералы есть? Чем заняты в этой войне они, если операцией в Сирии командуют сотни генералов из России?" Официально в Сирии присутствуют только российская авиация, а также военно-морская база в Тартусе. В последнее время – еще военная полиция. Что, все эти пять сотен генералов – военные летчики, моряки и полицейские? Ведь сухопутных войск там нет вроде, тактических ракет (я уж не говорю про стратегические) тоже не замечено. Понятно, что и летчиков, и моряков надо кормить и обстирывать. И таки что – там куча генералов-снабженцев и интендантов отметилась? Применение полевых кухонь в боевых условиях отрабатывают?

Нет, конечно, кормежка на войне тоже дело важное. И, судя по всему, российские военнослужащие, в том числе полтыщи генералов, получили боевой опыт. При этом они еще все получили "боевую" надбавку к зарплате, два года выслуги за год службы, пожизненные льготы, дополнительные выплаты и прочие приятные мелочи. Так устроена армия: поприсутствовал неделю-другую в "боевой обстановке" – и становишься участником боевых действий со всеми вытекающими по закону последствиями. Но дело не в этом.

Вопрос вот в чем: чему они все там научились? И для чего они применят полученный в Сирии опыт? Конечно, патриоты ответят: всё равно армия должна постоянно учиться, чтобы быть в форме и готовности. И раз уж в Сирии идет война, нужно там и учиться, а не на манёврах в полях России. А я так скажу: именно на учениях и именно в России лучше и учиться, потому что обучение войне должно происходить в обстановке, максимально приближенной к будущей войне. И если Москва не собирается никому угрожать, а вооружается исключительно для собственной защиты, то как же сирийская пустыня может соответствовать задачам отпора врагу на просторах России? Я понимаю, если бы российские генералы учились защищать Родину где-нибудь в лесах, болотах, скажем, Норвегии или Франции, или на заснеженных просторах Канады – ландшафт схожий, климат тоже. Но Сирия?..

Единственный вывод, который у меня в этой связи напрашивается: российские генералы, равно как и десятки тысяч российских военных, готовятся воевать совсем не на границах России, защищая ее подступы от агрессора… В другой местности, вероятно, они собираются применить в Сирии полученный боевой опыт.

Но какой боевой опыт можно получить в условиях полного отсутствия боевого противодействия противника? Что, российская боевая авиация ведет в Сирии воздушные бои с истребителями террористов? Отбивает налеты исламистских бомбардировщиков? А российские артиллеристы успешно отражают танковые атаки запрещенного в России "Исламского государства"? А десантники высаживаются в тылу врага под ураганным огнем, взрывают мосты и железные дороги, чтобы перерезать снабжение дивизий противника? Может быть, исламский противник ведет радиоэлектронную войну против российских войск? Подавляет радиосвязь? Перехватывает шифрованные сообщения? Или исламские террористы непрерывно атакуют с подводных лодок военно-морскую базу в Тартусе?

Вот я не припомню, чтобы нечто похожее в Сирии имело место. Кто-то скажет (а патриоты скажут наверняка): "Нет!!! Россия – миролюбивая страна, которая не хочет никакой войны!" Хотелось бы поверить, но... Напрашивается другой вывод, и тоже мутноватый: все эти ротации генералов, боевые успехи, "точечные воздушные удары" есть имитация. Имитация боевых действий. Стратегического планирования. Тактических обходных маневров. Имитация обучению в боевой обстановке.

Эти сонмища генералов и десятки тысяч российских военных в Сирии свидетельствуют об еще одной имитации – об имитации наличия в Сирии дееспособной государственной власти. Власти, институты которой (военные, экономические, политические) способны были бы без российских генералов и российского бензина, без иранских пехотинцев и иранских денег отстаивать свою страну, строить ее экономику, лечить и учить детей… Наверное, вам не один раз приходилось видеть и слышать в новостях сообщения типа: "В Женеве (Астане, Сочи, Стамбуле) состоялась встреча министров иностранных дел (обороны, специальных представителей) России, Турции и Ирана по вопросу урегулирования ситуации и будущей судьбы Сирии". А у вас не возникало при этом вопроса: а сирийские делегаты в этих встречах о судьбе Сирии не участвуют? А не участвуют они потому, скорее всего, что "представители сирийской власти" есть просто имитация их власти в Сирии. И активный участник этой имитации, увы, Россия.

Вернусь к президенту Путина и суперракетам. Итак, теперь россияне могут спать спокойно. Потому что нет у Запада такого оружия, какое есть у России и каковым Россия устроит Западу полный карачун, если что случится. Но вот что? Что такое должно случиться, чтобы Запад (и США особенно) почувствовали на себе в полной мере всю мощь нового российского оружия? Это новое оружие, кстати, оно действительно такое грозное, неотвратимое и беспощадное? И как это вообще проверить? Проверить, как я понимаю, можно только одним способом: применить в реальных условиях. Не на полигоне, не на учениях, а в реальной боевой обстановке. То есть устроить войну. Причем устроить эту войну должна именно Россия. Запад ее устроить не может по двум причинам.

Первая причина: если у России действительно есть такое грозное оружие, и Запад в это верит, то любая начатая Западом война против России закончится уничтожением Запада. Но не самоубийцы же они там! Не рискнут. И тогда сам Бог велел России начать войну первой. Вторая причина: если Запад не верит в наличие у России такого оружия, то он теоретически может напасть на "беззащитную" Россию. И тогда единственный вариант для России, чтобы выжить – напасть первой. Внезапным упреждающим ударом, чтобы нанести Западу неприемлемый ущерб.

Довелось мне в прошлые времена быть советским офицером, имеющим отношение к ракетным, космическим, противоракетным вооружениям и другим занятным штукам. И вот какие интересные случаи бывали в нашей ракетной практике. В ракетно-ядерной войне чуть ли не самое главное – уберечь свои ракеты от удара противника. Жизненно важно, чтобы, когда ваши ракеты уже в полете попадают под ядерный удар противника, они оставались работоспособными. И вот советские военные конструкторы придумали такую штуку: установить на внешней поверхности стратегических ракет датчик радиоактивного излучения. Идея в том, что при ядерном взрыве электромагнитный импульс выводит из строя электронику, то есть систему управления, и ракета уже не управляется… А если по сигналу датчика, "учуявшего" ядерный взрыв, отключить систему управления, а потом через десяток секунд включить защищенный блок системы управления с последними параметрами траектории, то управление ракетой восстановится. И пусть даже возникнет погрешность в наведении на точку прицеливания, все равно противнику мало не покажется. При мощности боеголовки в несколько сотен килотонн промах даже на километр – сущая ерунда.

Конечно, все генералы-ракетчики страшно обрадовались такой разработке. И предложили провести испытания такой ракеты, то есть установить на корпус ракеты рядом с таким датчиком источник излучения, ракету запустить, и в полете имитировать "ядерное" воздействие, включить источник излучения. И посмотреть, каков будет результат. И что вы думаете? Конструкторы-разработчики и их начальники из военно-промышленного комплекса решительно отказались. Мотивировка была проста: примите комплекс на вооружение, а потом испытывайте, что хотите. Ну а генералы, понятное дело, не рискнули принять на вооружение комплекс, который не прошел испытания в условиях, приближенных к боевым.

В ракетных войсках периодически проводят учебно-боевые пуски ракет. Чтобы проверить, летают ли ракеты, разделяются ли ступени, падают ли боевые блоки (боеголовки на гражданском языке) вблизи назначенных точек прицеливания. Такие пуски проводятся из разных мест базирования стратегических ракет (хотя чаще всего с Байконура), но только по двум районам. Один называется "Кура" и находится на Камчатке. Он вполне удобен, потому что своя территория, РЛС слежения и все такое. Но есть и недостаток – дальность пуска, потому что даже при стрельбе из Байконура (полигон Тюратам) дальность полёта до "Куры" составляет 6500 километров, а США всё же находятся подальше…

Поэтому периодически проводят пуски по району "Акватория". Это просто участок в Тихом океане, нейтральная зона. И до него расстояние 10 000 километров. Туда выходят корабли с аппаратурой слежения и приёма телеметрии, отслеживают полет ракеты и падение боевых блоков. Правда, туда же выходят и американские, китайские, японские, австралийские корабли. Так вот при пусках по "Куре" все всегда прекрасно: точность попадания боевых блоков отменная, отработавшие ступени падают куда надо, а не на сибирские деревни. В середине 1980-х годов вновь назначенный Главком РВСН говорит: "А почему это все учебно-боевые пуски стратегических ракет проводятся в одном направлении – на Камчатку или в Тихий океан? Давайте проведем пуски по Северной Земле, это все-таки в направлении вероятного противника!" Командование РВСН, равно как и разработчики ракет из промышленности, сделали все, чтобы эти пуски не состоялись. Они и не состоялись… Причина была проста: при пусках по "Куре" траектория "вылизана" донельзя, все факторы влияния на полет ракеты – атмосфера, гравитационные аномалии, – изучены, отработаны и внесены в полетное задание ракеты. А тут неизвестная траектория!!! Мало ли что!!! Оно нам надо…

То есть вы понимаете – имитация. Боеготовности. Точности. Безотказности. Так вот. Я подозреваю, что ситуация с тех пор в вооруженных силах не изменилась. Имитация никуда не делась. Имитация мощи. Имитация наличия уникальных ракет. Имитация их неуязвимости для ПРО. Ну как вообще можно проверить, что гиперзвуковая ракета преодолевает американскую ПРО? Только ударом по США… Ведь больше системы ПРО ни у кого нет.

Теперь к вопросу о миролюбии россиян. К которому вплотную примыкает вопрос о том, зачем России подводный ядерный беспилотник и гиперзвуковые ракеты. Вот сегодня у России есть десятки тысяч ядерных боезарядов, тысячи носителей этих зарядов, при этом сотни предприятий годами работают над созданием уникальных новых систем стратегических вооружений, от которых невозможно защититься. Я правильно понимаю, что в этих условиях "миролюбие России" – не более чем имитация? В последнее время любимый лозунг многих россиян – "Можем повторить!" Судя по гуляющей в сети информации, в частных российских военных компаниях очередь стоит из россиян, желающих отправиться пострелять и поубивать. Причем им, судя по всему, неважно, куда отправиться и в кого стрелять. Имитация, имитация…

Источник: "Радио "Свобода"


Все права защищены (с) РС. Печатается с разрешения Радио Свобода/Радио Свободная Европа, 2101 Коннектикут авеню, Вашингтон 20036, США

Автор: Владимир Бекиш

эксперт в сфере стратегической безопасности
comments powered by HyperComments