channel 9
Автор: Майя Гельфанд фото: Майя Гельфанд

Александр Алексеенко – луганско-израильский чемпион. Интервью по субботам

Всю свою жизнь он борется. С своей болью. Со своим недугом. Со своей судьбой. Он пережил потери, предательства, одиночество и отчаяние. Но сохранил мужество, силу духа и надежду. Многократный чемпион Украины, рекордсмен, экс-чемпион Европы, дважды чемпион Израиля. Легкоатлет, член паралимпийской сборной страны, спортсмен с ограниченными возможностями Александр Алексеенко - мой сегодняшний собеседник.

- Александр, я слышала, что несколько месяцев назад в радиоинтервью ваш тренер рассказал, что вам нужен специальный стульчик для тренировок и выступлений. И тогда ведущий Натан Захави ("Захави Ацбани") в прямом эфире пообещал перевести деньги на покупку этого стульчика. Он сдержал свое обещание?

- Да, была такая история. Моему стульчику уже восемнадцать лет, конструкция уже устарела, на нем уже был дефект, и поэтому мои лучшие попытки не засчитывали. Поэтому мне обязательно нужен был новый стульчик, который стоит две тысячи евро. Захави перечислил эти деньги нашей федерации, и они нашли испанскую фирму, которая сделает на заказ этот новый стульчик. Сейчас это в процессе.

- Это красивый поступок со стороны Захави.

- Конечно. Потому что, когда у меня будет новый стульчик, ко мне больше не будут придираться, и мои попытки будут засчитываться.

- А где вы планируете выступать?

- Я завоевал две бронзовые медали на чемпионате Европы в метании диска и толкании ядра. Это дало мне возможность выйти на чемпионат мира. А оттуда есть шанс попасть на паралимпиаду.

- А какой нужно показать результат, чтобы попасть на паралимпиаду?

- Нужно попасть в пятерку лучших. Из сорока пяти спортсменов.

- А у вас есть профессиональный рейтинг?

- Конечно. Сейчас я занимаю восьмое-девятое место в мировом рейтинге.

- То есть шансы есть?

- Да. Но нужно много работать. Как только я получу новый стульчик, мы начнем отрабатывать новые движения, усиленно тренироваться. Все в моих руках, я думаю. Я сделаю все, чтобы достойно представить Израиль на чемпионате мира.

- Ваша болезнь – это следствие родовой травмы?

- Да. Мне мама рассказывала, что роды были сложными, врачи вмешались и нарушили мне тазобедренный сустав и позвоночник. До трех лет я не ходил. Мама поняла, что со мной что-то не так, начала бегать по врачам. Только в шесть лет мне сделали первую операцию, а потом было еще много лет реабилитации. Кроме того, в детстве я еще и переболел полиомиелитом, и это тоже дало осложнения.

- Еще и полиомиелит, господи!

- Да. У меня организм был до такой степени ослаблен, что развилась дистрофия и много хронических заболеваний.

- А вы ноги чувствуете?

- Да.

- А боли бывают?

- Бывают. Особенно на погоду или на физические нагрузки. Тогда крутит, конечно.

- И вы до сих пор цепляете болезни?

- Да-да. Разве что хорошо сейчас, что климат в Израиле мягкий, как в Крыму, где я родился. Поэтому здесь я болею меньше. А в детстве я каждые полгода проходил в реабилитацию в Евпатории, чтобы хоть как-то меня поставить на ноги. Мама очень за меня переживала, очень занималась моим лечением. Пока не погибла.

- А как это случилось?

- Получается, родители меня отвезли в Евпаторию на лечение. А когда ехали обратно, разбились на машине.

- И вы остались один?

- Да. Но у моей мамы было много братьев и сестер, большая семья. Я думал, они мне помогут, возьмут меня к себе. Ведь мне было двенадцать лет, что я мог сделать? Я ждал от них поддержки. А они сказали: ты проблемный ребенок, у тебя инвалидность, болезни, ты будешь для нас обузой. И я понял, что пока я сам из этой ямы не выкарабкаюсь, пока сам себе не помогу, не пробьюсь в этой жизни, то никто мне не поможет.



- И не было ни одного человека, кто бы вам помог?

- Мамина подруга, посторонний человек. Я считаю ее своей второй матерью. Она даже хотела меня усыновить, но муж был против. Она мне помогла оформить документы, чтобы меня взяли в детдом в Луганск.

- Это был единственный вариант?

- Я считаю, что это был единственный вариант. Я по сути оказался на улице. У родителей своего жилья не было. У меня не осталось ничего.

- Ни семьи, ни дома.

- Да. Мама работала на кондитерской фабрике, всем помогала. Ее в Симферополе знали. А когда я остался один, то оказалось, что никому не нужен. Поэтому детдом был для меня единственный путь. Но я поставил перед собой цель доказать всем, что я на многое способен.

- Как вы с этим справились? В двенадцать лет вы оказались абсолютно одиноки во всем мире. Да к тому же еще и с такой болезнью!

- Ну я был не совсем один, потому что мамина подруга мне помогала. Мы и сейчас с ней общаемся.

- А в детдоме вам тяжело было?

- Тяжело. Климат в Луганске мне совсем не подходил. Там холодно, температура минус сорок, я начал болеть сильно. Когда я закончил детдом, мне было восемнадцать лет тогда, я весил чуть больше тридцати восьми килограммов.

- Вас настолько плохо кормили?

- Не то чтобы совсем плохо кормили. Просто там процветала дедовщина самая настоящая, как в армии. Если не отдашь кусок хлеба или мяса, то могли потом ночью темную устроить. Издевательства были, побои, унижения. Хорошую школу жизни я прошел.

- Там были здоровые дети?

- Нет, это был детдом для инвалидов. Но инвалиды тоже разные бывают. Кто-то над кем-то всегда доминирует. А я человек добрый, миролюбивый, я никому зла не причиняю. Поэтому приходилось бороться как-то.

- Как вы все это выдержали?

- У каждого своя судьба. Вот мне, наверное, такие жизненные испытания выпали.

- А вы себя представляете другим человеком?

- Я об этом не задумывался. Живу так, как оно есть.

- А вы в Бога верите?

- Несмотря на все трудности, которые мне выпали, я считаю, что кто-то сверху меня направляет. Я считаю, что Бог помогает хорошим людям преодолевать трудности. Все происходит не просто так.

- А как вы в спорт попали?

- Так я ж закончил школу с золотой медалью. А потом мне сказали, что для того, чтобы не болеть так часто, надо закаляться. Я сначала поступил в ПТУ на обувщика. Потому что у нас все в роду по маминой линии занимались обувью, и я это с детства любил. Я закончил техникум с красным дипломом, могу изготавливать любую обувь. Но основное мое направление – спецобувь для военных и ортопедическая обувь для инвалидов. Так что если я уйду из спорта, то смогу заниматься этим. Так вот, я закалялся, водой холодной обливался, в проруби зимой купался. И, кроме того, я ходил в специальный гимнастический зал. Там меня заметила мой первый тренер. И так я начал укреплять в организм, а в итоге попал в профессиональный спорт. Сначала я занимался бегом и прыжками в длину.

- А как вы бегали? Ведь вам даже трудно ходить.

- Ну так и бегал. У меня очень слабые ноги, начались проблемы с коленями. Поэтому я перешел на легкоатлетические метания. И этими видами я занимаюсь уже восемнадцать лет. Когда я в первый раз взял гриф стандартный, который весит двадцать килограммов, у меня не было даже сил отжать его от груди. Мне понадобилось пять лет упорных тренировок, чтобы меня наконец заметили и дали возможность принять участие в первых соревнованиях.



- Ваша цель была попасть в сборную Украины?

- Да, и этой цели я достиг в 2014 году, когда впервые поехал представлять сборную на чемпионате мира. А потом я уже не вернулся в Луганск, потому что там началась война. Я никогда не мог предположить, что такое со мной случится. У меня там осталось все: квартира, вещи, фотографии, кубки. Абсолютно все.

- То есть вы во второй раз в жизни остались ни с чем, без крыши над головой.

- Получается, что так. Но на этот раз я был уже не один, потому что меня уже знали в спортивном мире и предложили поехать в Днепр, к тренеру. И так началась моя новая жизнь.

- И что вы делали?

- Там нужно было работать. Я устроился в МЧС. Мне пришлось переучиваться, закончить курсы по ремонту и обслуживанию пожарной техники. Со временем научился, стал работать. И продолжал тренировки. А потом в сборную Украины пришел новый тренер. И он заявил, что после тридцати лет спортсмен уже не спортсмен, а отработанный материал. И меня по-тихому выгнали из сборной. И это был еще один удар. Но потом я познакомился со своей будущей половинкой.

- Расскажите.

- Я ехал в автобусе, и зашла девушка с сумками. Я уступил ей место, а она увидела, что у меня проблемы с ногами и начала отказываться. Но я по-джентельменски настаивал на своем. А после этого я ее не видел полгода. А через полгода я с тренером гулял по парку и снова ее встретил. Тогда я понял, что это не просто так, и уже подошел к ней, чтобы познакомиться. Это была судьба. А через год мы поженились.

- Очень романтично.

- А потом, через несколько месяцев, я принес фотографии со свадьбы на работу. А мне одна сотрудница говорит: "У тебя что, жена еврейка?" А я даже и не думал об этом, у меня и мысли такой не было. А потом выяснилось, что мама у нее еврейка.

- А они это скрывали?

- Да нет, просто не говорили, и все. А я что, спрашивать буду? А потом, когда я узнал, что она еврейка, то возникла мысль уехать в Израиль. И тут, с Божьей помощью, на Святой земле, мы ожидаем пополнения.

- Мазаль тов! А вы с родственниками вашими не поддерживаете отношения?

- Я не поддерживаю, зато они теперь хотят. Они узнали, что я живу в Израиле, что попал в сборную, и у меня такие условия. Они поняли, что с меня можно что-то поиметь. Теперь я стал им нужен. Я им сказал: "Я хочу с вами общаться, но помогать я вам не буду".

- Они хотели деньги от вас получить, что ли?

- Ну да. Они в Крыму живут, у них там работы нет, пенсии маленькие. Они думают, что мы в Израиле очень богатые.

- У них хватило на это наглости.

- Я давно простил их уже. Но помогать не собираюсь.

- А вы когда-нибудь задаетесь вопросом, почему на вашу долю выпало так много страданий?

- Нет, я об этом вообще не думаю. Когда меня выгнали из сборной Украины, я такую злость испытывал… Я так хотел доказать всем, что я чего-то стою. И когда представилась возможность уехать в Израиль, я решил: я еще вам покажу!

- А что происходит с паралимпийским спортом в Израиле? Я знаю, что происходит в других областях, и это плачевное зрелище.

- Я могу сравнивать условия для украинских спортсменов и для израильских. Здесь, конечно, условия намного лучше. Ну и бюрократия, конечно, тоже есть. Поэтому первые полгода мне пришлось ездить на соревнования за свой счет, пока не показал первые результаты. А потом меня взяли в сборную, и теперь есть поддержка. Но я должен был для начала доказать, что чего-то стою. Теперь мое финансовое положение немного улучшилось.

- А почему тогда вам стульчик не могли купить?

- Потому что я тогда еще не был в сборной. Я принес первые медали для Израиля в этих видах спорта за тридцать лет. В последний раз израильский спортсмен в метании диска и толкании ядра участвовал в паралимпиаде в Сеуле в 88-м году.

- На сегодня вы единственный израильский спортсмен в этих видах спорта?

- Да. Легкой атлетикой вообще занимаются единицы. Многие даже не представляют, что это такое.

- А кто ваш тренер?

- Его зовут Алексей Богуславский. Он тренирует здоровых спортсменов. Они вместе с женой, Маргаритой Дорожон, тренируют детей и подростков. И они взяли меня под свою опеку.



- А какие у вас стремления? Вы чего хотите добиться?

- Мечта всей моей жизни – попасть на паралимпийские игры и представлять свою страну.

- Вы говорите "свою страну". Вы какую страну имеете в виду?

- Израиль, конечно. Я мечтаю принести для Израиля победы на международном уровне. Я очень горжусь тем, что Израиль меня принял, создал такие хорошие условия. Когда я остался один, и от меня отказались близкие и родные, от которых я ждал поддержки, я понял, что кроме меня никто меня из этого состояния не вытащит. Я понял, что нужно добиваться и не опускать руки. Трудности всегда есть, но если их не преодолевать, то невозможно добиться никаких результатов.

- А что вам приходится преодолевать?

- Самое сложное для меня – собрать всю силу воли в кулак, преодолеть боль, усталость и идти работать. Ну, еще очень много времени уходит на поездки, а это выматывает.

- А вам себя жалко бывает?

- Странный вопрос. Я об этом не думаю. Я себя и инвалидом не считаю. Я человек с ограниченными физическими возможностями, но я живу полной жизнью. Мои близкие мне в этом помогают. Моя жена Катюша мне судьбой подарена. У меня в жизни все так происходит, как будто сверху кто-то ведет. Если бы не начались военные действия в Луганске, я бы не попал в Днепр и не встретил жену. Если бы не встретил ее, то не попал бы в Израиль. Надеюсь, что теперь мои скитания закончатся, и я уже наконец обрету дом. Потому что семья у меня есть, и это самое дорогое в моей жизни.

Специально для чемпиона я приготовила бисквитный рулет с черной смородиной.


authorАвтор: Майя Гельфанд

Профессиональная домохозяйка, автор книги "Как накормить чемпиона"
comments powered by HyperComments