channel 9
Автор: Александр Непомнящий Фото:Алена Ив

О правах мигрантов и бесправии всех остальных

Разработанный ООН глобальный договор о миграции, который должен быть подписан в ближайшие дни большинством стран мира, по сути превратит миграцию в одно из базовых прав человека со всеми вытекающими из этого (и отнюдь не безобидными для остальных) последствиями.

Буквально через несколько дней в славном городе Марракеше, знаменитом некогда своим невольничьими рынками и публичными казнями, а впоследствии - дешевой и забористой дурью, состоится подписание подготовленного ООН так называемого глобального договора о миграции.

Хотя формально он и не будет иметь обязательной юридической силы, все же, по словам его составителей, он внесет "миграцию в глобальную повестку дня", станет "точкой отсчета на долгие годы" и "вызовет реальные изменения на планете".

Сразу стоит отметить, что этот договор совершенно не касается спасающихся от преследований беженцев, права которых уже давно и надежно защищены международным законодательством. Нынешний же пакт является своего рода манифестом довольно радикальной идеи, состоящей в том, что миграция сама по себе, по какой-либо причине, а то и вовсе без причины - это именно то, что нужно поощрять, разрешать и защищать.

Документ перечисляет 23 цели, к которым, надо полагать, станут стремиться подписавшие договор страны. Но, даже рассмотрев внимательнее лишь некоторые из них, уже можно в полной мере оценить масштабность перемен, задуманных энергичными чиновниками ООН.

Так, например, в соответствии с договором, мигранты должны "быть обеспечены возможностью для реализации полной интеграции и социальной сплоченности" в своих новых странах (цель № 16). Среди прочего, это означает и то, что страны, оказавшиеся счастливыми обладателями иммигрантских масс, будут должны "обмениваясь опытом, внедряя передовые практики в сфере миграционной политики, включая поощряющие признание разнообразия и способствующие социальной сплоченности и интеграции, содействовать взаимному уважению культур, традиций и обычаев принимающих общин и мигрантов".

Иначе говоря, все культуры равны и должны быть одинаково уважаемы. На деле же это означает, что, скажем, крайне популярная во многих мусульманских странах традиция уродования женских половых органов ("женское обрезание"), через которую проходят почти все женщины в Сомали, должна быть признана в Лондоне или Париже заслуживающей совершенно такого же "взаимного уважения" как и в Могадишо. Аналогичного уважения, очевидно, должны быть удостоены и другие элементы культур мигрантов из мусульманских стран Африки и Ближнего Востока, например, столь популярный среди них антисемитизм или преследования и убийства гомосексуалистов.

Принимающие страны также будут обязаны "разработать национальные ... политические цели для интеграции мигрантов в общество, в том числе через интеграцию на рынке труда, воссоединение семей, образование, обратную дискриминацию и здравоохранение".

Кроме того, они, эти страны, должны будут содействовать "доступу к достойному труду и занятости [мигрантов], в тех областях, в которых они являются наиболее квалифицированными, в соответствии с их навыками и требованиями местных и национальных потребностей рынка труда".

Иными словами, новоприбывшие в Европу из Африки и Ближнего Востока мигранты должны будут получить те же самые, ну, или, практически такие же права на образование, рынок труда и здравоохранение, как и европейцы, которые, чтобы стать обладателями всех этих разнообразных социальных благ, тяжело работали и выплачивали налоги на протяжении нескольких поколений. Очевидно, теперь европейцам придется поднатужиться еще больше, обеспечивая из своих налогов социальное благосостояние уже не только для себя, но и для "тех парней".

При этом авторы договора, по всей видимости, изначально не ожидают того, что все вышеперечисленное будет воспринято населением стран Запада с должным энтузиазмом, пониманием и терпимостью. Поэтому текст соглашения ясно дает понять, что любым разногласиям с указанной повесткой дня должен быть дан самый решительный и жесткий отпор. Страны, подписавшие договор, обязаны приложить усилия, чтобы развеять "вводящие в заблуждение представления, порождающие негативное восприятие мигрантов".

С этой целью страны участницы соглашения обязуются: "содействовать независимой, объективной и качественной отчетности в СМИ, в том числе через повышение осведомленности и просвещение представителей медиа по вопросам и терминологии, связанным с миграцией, через инвестирование в этические стандарты подачи информации, через рекламу, а также через прекращение государственного финансирования или выделения материальной поддержки тем СМИ, которые будут систематически способствовать росту нетерпимости, ксенофобии, расизма и других форм дискриминации в отношении мигрантов, при всем уважении к свободе СМИ" (цель № 17).

Этот пассаж особенно хорош. Итак, просто уточним для ясности, продравшись сквозь суровый канцелярит бюрократов ООН: страны, подписавшие договор, обязуются лишать государственного финансирования те СМИ, которые не согласятся с государственной политикой. Особенно здесь умиляет последняя фраза об "уважении к свободе СМИ". Бесспорно, этот текст был бы вполне достоин принадлежать перу Оруэлла, Хаксли, Замятина или какого-либо другого автора, описывающего "дивный новый мир" победившей мультиполиткорректности.

Вдобавок государства также обязуются "ликвидировать все формы дискриминации, осуждать и противостоять выражениям, актам и проявлениям расизма, расовой дискриминации, насилия, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости в отношении всех мигрантов в соответствии с международным законодательством о правах человека".

При этом в самом договоре совершенно не оговаривается то, как его составители понимают "расизм", "ксенофобию" или "связанную с ними нетерпимость". Скажем, является ли, например, критика миграционной политики ООН "нетерпимостью", за которую следует лишать СМИ государственной поддержки?

Подытоживая все вышесказанное, политический аналитик, адвокат и исследовательница института Гэйтстоуна Юдит Бергман убеждена, что, предлагая этот договор, в ООН явно намерены превратить миграцию в одно из базовых прав человека.

Чиновники ООН, правда, все отрицают. "Вопрос о том, является ли это коварным способом начать продвигать "право человека на миграцию", неверен. Этого нет в тексте, нет никакого зловещего проекта, чтобы продвинуть это", - заявила недавно специальная представительница ООН по международной миграции Луиза Арбор.

Впрочем, можно ли поручиться, что словесная эквилибристика Арбор не является уловкой, попыткой уйти от ответа на немедленно возникающие непростые вопросы о том, что же в случае признания миграции правом человека станет с правами коренных жителей тех стран, куда так стремятся пробиться иммигрантские массы? Не окажется ли этот столь чудесно либеральный и по-оруэлловски прогрессивный документ для прав коренных жителей этих стран своего рода эпитафией?

Увы, этого документ, готовящийся к подписанию в Марракеше, предпочитает не касаться вовсе.

Первоначально все государства, входящие в ООН, за исключением США, сразу же отказавшихся от участия в этой сомнительной затее, одобрили окончательный текст договора и были готовы подписать его в декабре. Однако затем о выходе из соглашения стало объявлять все больше государств.

Летом, назвав этот договор "полностью противоречащим интересам безопасности страны", от него отказалась Венгрия. Тогда же Австралия объявила, что не станет подписывать договор, по крайней мере, в его нынешнем виде. В ноябре их примеру последовали Чехия, Польша, Хорватия и Австрия. Тогда же о прекращении сотрудничества с проектом сообщил и глава правительства Израиля Биньямин Нетаниягу, заметив, что еврейское государство продолжит защищать свои границы от нелегалов, как и раньше.

Отказ Австрии и ряда восточноевропейских стран от участия в соглашении вызвал яростную критику глав Евросоюза. Однако вряд ли им удастся принудить к изменению решения консервативных лидеров Европы, чувствующих за собой могучую и решительную поддержку Вашингтона.

Иными словами, печальные последствия договора, который в начале декабря будет подписан в Марракеше, скорее всего, лягут тяжелым бременем на коренных жителей западноевропейских стран, стремительно превращающихся из процветающих демократичных обществ в унылые эмираты.

authorАвтор: Александр Непомнящий

Публицист