x
channel 9
Автор: Роман Янушевский Фото: 9 Канал

Яир Лапид: "Израильская экономика — авианосец, а не моторная лодка"

Прошел год с того дня, как создатель партии "Еш Атид" Яир Лапид стал министром финансов. В эксклюзивном интервью корреспонденту сайта 9 Канала он подводит итоги этих непростых 12 месяцев.

Основными темами для разговора стали недоступность жилья для молодежи, дороговизна жизни в Израиле, налогообложение граждан и компаний, призыв ультраортодоксов и арабов в армию.

Роман Янушевский: Двенадцать месяцев вы возглавляете одно из наиболее важных министерств. Пришло время подвести промежуточные итоги. Каковы наиболее важные ваши достижения на этом посту?

Яир Лапид: Я бы поделил прошедший год на два периода. На первом этапе перед нами стояла задача избежать экономического краха. Был кризис. Когда я приступил к своим обязанностям, дефицит государственного бюджета составлял 4,65%. Нужно было каким-то образом заткнуть бюджетную дыру, размер которой составлял десятки миллиардов шекелей. И все шло к тому, что Израиль мог оказаться на месте Испании и Греции. Мы очень этого боялись. А люди, как правило, забывают, что когда на дворе кризис, первым делом сокращается число рабочих мест. Безработица среди молодежи в Испании превышает 50% (53,6% в феврале 2014 года — прим. ред.). Греция и Португалия находятся в схожей ситуации (58,3% в декабре 2013 года, 34,7% в январе 2014 года — прим.ред.). Поэтому первые полгода вместо того, чтобы заниматься теми вопросами, ради которых я пришел в политику, — помощь среднему классу, поиск решений жилищной проблемы — я занимался кризисным управлением. И у нас получилось. Мы смогли преодолеть кризис. Сегодня израильская экономика устойчива, в том числе и по международным критериям. Только на прошлой неделе кредитный рейтинг Израиля был оценен на уровне А+ со стабильным прогнозом (по данным международного кредитного агентства Standard & Poor's — прим.ред.).

И только в последние полгода я смог сосредоточиться на решении тех проблем, из-за которых я стал министром финансов. И в первую очередь, это жилищная проблема. Это абсолютно неправильно, что у молодых пар нет никаких шансов на самостоятельное приобретение собственного жилья. Это проблема ценообразования пищевых продуктов. Вот только что мы провели в Кнессете закон о пищевых продуктах (19 марта был принят законопроект, призванный увеличить конкуренцию в пищевой отрасли — прим. ред). Государство будет контролировать цены на некоторые товары. Лично мне эта концепция не очень нравится. Я не хочу, чтобы наша экономика стала социалистической. Из всех израильтян, пожалуй, выходцам из СССР нужно меньше всего объяснять, почему нам не стоит так делать.

Роман Янушевский: Вообще не нужно объяснять.

Яир Лапид: Они это знают лучше меня. А сегодня утром я выступал на конференции малых и средних предпринимателей и сообщил там, что мы разработали и приняли целый план, чтобы поставщикам попросту вовремя выплачивали полагающееся. Еще бывают случаи, когда государство платит по формуле "шотеф+120", то есть с задержкой на полгода. Теперь при любой сделке между государством и малыми или средними предприятиями, объем которой не превышает 50 тысяч шекелей, государство обязано заплатить в течение 24 дней, а если сумма сделки превышает 50 тысяч шекелей, то в течение 30 дней. Казалось бы, мелочь, но это целая революция. И провести такое решение было непросто. Восемь-девять месяцев назад я создал комиссию, которая изучала все обстоятельно и передала мне свои рекомендации. И сейчас это претворяется в жизнь. Мы разработали целую серию действий, направленных на укрепление среднего класса в Израиле, особенно молодежи.

Роман Янушевский: Немало людей, голосовавших за вас на выборах, особенно молодежи, впоследствии были разочарованы, когда вместо обещанной помощи среднему классу получили повышение налогов. Что бы вы им сказали?

Яир Лапид: То, что мы не в конце пути, а в самом его начале. Это все длительные процессы.

Роман Янушевский: А когда мы увидим результаты?

Яир Лапид: Они уже видны. Если у вас нет квартиры, и вы собираетесь ее покупать, вам не нужно будет платить НДС. Это разве не результат? Цены на ряд товаров снизились (среди них — отдельные молочные продукты — прим. ред.). В стране рекордно низкий уровень безработицы — всего 5,9%. Вы посмотрите, что сейчас творится в Европе. Никто не говорит, что стало легко жить. Впереди еще много работы, и нам необходимо снизить стоимость жизни в Израиле. Я знаю, что многим израильтянам сейчас трудно.

Роман Янушевский: Вот именно, красивая статистика, все восхищаются экономическими показателями, но жить от этого не становится легче. Что вы собираетесь со всем этим делать?

Яир Лапид: У меня нет короткого ответа на этот вопрос. Смотрите, вы не можете собрать людей на одной площади и объявить им — все, решено, с завтрашнего дня жить станет легче. Так это не работает. Тут необходима кропотливая работа по изменению государственных приоритетов. Например, владельцам магазинов стало чуть легче. Мы изменили налоговое обложение. Всего три-четыре месяца назад если семейная пара владела магазинчиком, они подавали единую налоговую декларацию. Сейчас каждый из них может делать это по отдельности, чтобы получить те или иные полагающиеся льготы и возвраты. Квартиры подешевели для молодых пар благодаря выплате 0% НДС — это существенная скидка. И вот так постепенно все и будем менять, шаг за шагом. Сегодня положение лучше, чем три месяца назад, а через три месяца станет лучше, чем сегодня. В нашей стране в последние годы совершенно забыли, что экономика существует для людей, а не наоборот. Но это огромный авианосец, а не моторная лодка. Развернуть его занимает какое-то время.

Роман Янушевский: Программа покупки жилья с 0% НДС была принята в формате поправки к закону, то есть на ее осуществление не был выделен бюджет, и в перспективе она может привести к возникновению бюджетного дефицита, который, в свою очередь, будет ликвидирован за счет повышения налогов и сокращения бюджетов министерств. Откуда возьмутся деньги на финансирование этой программы?

Яир Лапид: Повышения налогов не будет.

Роман Янушевский: Почему?

Яир Лапид: Когда я говорю об изменении государственных приоритетов, я имею в виду конкретные вещи. Например, я вдвое урезал бюджет, выделяемый ешивам течений, выступающих с антисионистских позиций. Это деньги, которые останутся у государства. Мы пересмотрели размер пособий. Это тоже деньги. Мы приняли несколько законов, препятствующих отмыванию капиталов и наносящих удар по черному рынку. Это все новые поступления в казну. Уже в январе мы собрали налогов на два миллиарда шекелей больше, чем рассчитывали. Отвечая критикам, утверждающим, что нам нечем оплачивать программу 0% НДС, я скажу, что ее можно финансировать только за счет увеличения налоговых поступлений. Все-таки в Минфине работают умные люди, и все было заранее подсчитано. И если не будет какой-нибудь войны, а это всегда вещь непредсказуемая, либо цунами, мы не станем повышать налоги.

Роман Янушевский: Существует вероятность того, что рано или поздно налоги начнут снижаться?

Яир Лапид: Я очень на это надеюсь. Я верю в то, что снижение налогов полезно. Мы будем держать руку на пульсе, это зависит от расходов. Я не уверен, что это будет заложено в законопроект о государственном бюджете в 2015 году, но в целом такова наша цель — со временем понизить налоги. Смотрите, часть налогов, которые мы были вынуждены ввести на пике кризиса, когда я только вступил в свою должность, уже отменена. Подоходный налог для физических лиц, который должен был вырасти, в конечном итоге так и не был увеличен. Мы вдвое снизили запланированное повышение налога для работодателей. В конечном итоге мы только повысили НДС на 1% (до 18% — прим. ред.) и на 1,5% с небольшим налог на компании, который и так является налогом на прибыль.

Роман Янушевский: Есть немало израильских стартапов, которые из-за высокого налога на компании предпочитают регистрироваться на Кипре, либо где-то еще.

Яир Лапид: Я — за снижение налогов, потому что оно стимулирует рынок. Налог на компании составляет сейчас 26,5%, но я хотел бы его видеть где-то в районе 25%. Я бы снизил НДС, но подобные решения следует принимать со всей ответственностью — не для того, чтобы нравиться избирателям, а заботясь об экономике. Есть несколько крупных израильских компаний, которым мы предоставили солидные налоговые льготы, но мы считаем, что напрасно — ничего хорошего из этого не вышло, кроме того, что казна недосчиталась денег. Помимо этого, мы внесли изменения в Закон о стимулировании капитальных инвестиций от 1959 года. Если ранее израильские промышленные предприятия, подпадающие под действие этого закона, облагались НДС в районах развития первой категории — 6%, а на периферии — 9%, то мы повысили до 9% в районах развития первой категории и 16% на периферии. Мы хотим заставить крупные корпорации платить налоги, а стартапы — поддержать. Все-таки мы "нация стартапов", и они все еще здесь, а не на Кипре. Тем более, что там банковская система развалена, и люди опасаются вкладывать в них деньги.

Роман Янушевский: Вы упомянули, что дотации некоторым ешивам были урезаны вдвое. Но в ультраортодоксальной общине вас опасаются, помня вашего отца, который занимал подчеркнуто антирелигиозные позиции. Там считают, что вы идете по его стопам, выступая против религии.

Яир Лапид: Они ошибаются. Я не веду против них войну. Тут идет борьба за то, как будет выглядеть Израиль. Тут есть два момента. Что касается Закона о равенстве обязанностей, государство заявило, что приняло решение по этому вопросу, и больше никаких послаблений не будет. Раньше у государства не было четкой линии в этом вопросе, и различные группы интересантов тянули ее каждая в свою сторону. Не может быть такого, чтобы были группы граждан Израиля, которые решили, что они не будут призываться в армию и выходить на рынок труда. Почему за них должны платить налоги, получать ранения на поле боя или даже погибать другие люди?

Роман Янушевский: Но это тогда ненастоящее равенство. Ведь есть же другая группа израильских граждан, которые не подлежат призыву — арабы.

Яир Лапид: Тут другая ситуация. Дело не в том, что арабы не хотят призываться в армию, а в том, что Израиль принял решение не призывать их в обязательном порядке. Потому что было решено, что это далеко не самая лучшая идея — каждый год давать в руки оружие 15 тысячам арабских юношей. Не уверен, что вы хотите этого как израильский гражданин. С ультраортодоксами ситуация иная — они должны служить и работать, как все. Это ненормальная ситуация, когда у вас есть ребенок в Бней-Браке, которого вы в глаза не видели, но финансируете его расходы из своего кармана. С другой стороны, как они могут утверждать, что этот закон не в их интересах? Но ведь с помощью этого закона я добиваюсь того, чтобы у их детей было все то, что есть у моих детей — те же права, но и те же обязанности. Это все пойдет на пользу ультраортодоксальной общине, потому что если они не вольются в израильское общество, они так и останутся нищими и не смогут содержать своих же детей. Вот ведь как интересно — люди, к которым никто не испытывает ненависти, постоянно твердят о том, что их ненавидят.

Роман Янушевский: Сегодня утром в своем выступлении вы призвали владельцев мелких и средних предприятий нанимать ультраортодоксов...

Яир Лапид: Наше светское общество просто обязано провести социальную революцию. А революция — это больно. Привычки очень тяжело менять. Достоевский писал, что все хотят изменений, но никто не хочет меняться. Мы же просим их измениться, а потому нам следует им помогать.

Роман Янушевский: Вы пришли в политику из журналистики. Журналисту важно знать всего понемногу. Примерно как министру. Но вы не экономист. Есть ли у вас внешние экономические советники — люди, которые очень хорошо разбираются во всех тонкостях и много лет работают в этой сфере, с которыми вы часто советуетесь?

Яир Лапид: Очень много. Во-первых, в Минфине работают лучшие экономисты страны. Некоторых из них назначил на их должности я сам. Например, генеральный директор министерства Яэль Андорн, начальник бюджетного отдела Амир Леви, главный аудитор Михаль Абади-Боянджу. Этот список можно продолжать. Во-вторых, я создал консультационную комиссию, во главе которой встал профессор Трахтенберг, в нее входят ведущие израильские экономисты — Анат Левин, профессор Ави Бен Басат, профессор Цвика Эпштейн, который ранее выступал заместителем председателя Банка Израиля, Коби Абер, возглавлявший бюджетный отдел. Я с ними постоянно советуюсь. Но несколько недель назад я столкнулся с неожиданной проблемой. Надин Бодо-Трахтенберг, жена профессора Трахтенберга, стала заместителем председателя Банка Израиля. Мне позвонил профессор Тиркель (глава комиссии по назначению на высшие государственные должности — прим. ред.) и сказал, что по закону Мануэль Трахтенберг не может возглавлять консультационную комиссию, и мне нужно найти нового претендента на эту должность. У меня есть и другая группа советников, которые специализируются в узких сферах — недвижимость, стоимость продовольственных продуктов, и я к ним очень часто обращаюсь. Но моя должность в министерстве несколько иная, я не экономист. Моя задача — определять национальные приоритеты. Что касается экономистов, то их в министерстве несколько тысяч. Любое принимаемое нами решение сначала тщательно изучается, потому что у него могут быть далеко идущие последствия.

Роман Янушевский: Вы несколько раз упомянули государственные приоритеты. Как вы их видите для себя?

Яир Лапид: Самый серьезный кризис на данный момент — жилищный. За последние семь лет цены на недвижимость выросли более чем на 80 процентов. Это абсурд, потому что эта сфера живет не по законам спроса и предложения, ведь земельные участки те же самые, что и семь лет назад, строительные краны тоже, строительные материалы и рабочие не изменились. Значит, здесь речь идет о спекуляции. Но спекулирует в нашем случае государство. Вот хороший пример того, почему я не экономист, и это хорошо. Экономист скажет так — государство получает хорошие деньги при существующем положении на рынке недвижимости, зачем что-то менять? А человек, который отвечает за расстановку приоритетов скажет, что да, надо все менять, потому что уже целое поколение молодежи начинает всерьез задумываться о том, что возможно ему будет легче жить в Берлине. И вот приоритеты сменились. Государство будет зарабатывать все меньше на сделках по продаже недвижимости, а квартиры станут дешевле. Это первый и самый главный пункт в моем списке. На втором месте — цены на продовольствие, которые завышены. Мы занимаемся этим вопросом. А еще мы начинаем подготовку к разработке законопроекта о государственном бюджете за 2015 год. Он должен быть ответственным, но позволять постепенное повышение качества жизни для каждого из нас.

Роман Янушевский: Когда вы приняли программу 0% НДС, некоторые ведущие экономисты Минфина не согласились с вами. Что они говорили?

Яир Лапид: Они заявили, что с экономической точки зрения это неверное решение, так как данная программа приведет к повышению спроса на жилье. Я с ними не согласился, потому что спрос на жилье стабилен. Я объясню, что имею в виду. На сегодняшний день, если молодая пара с детьми смогла скопить хоть какую-то сумму и хочет купить квартиру, она пойдет и купит ее. Наскребли они, скажем, 400 тысяч шекелей — много работали и накопили, родители помогли. В общем, как только они набирают минимальную сумму для первоначального взноса, который требует банк, они не тянут с покупкой. Поэтому спрос не должен повыситься. По экономической теории все верно, спрос может увеличиться. Но если мы говорим о реальной жизни в Израиле, то вовсе необязательно. У нас был еще спор о проектах целевой цены. А вообще я сразу сказал — нам нужна не одна программа, а множество разных. И вот на прошлой неделе кабинет по вопросам жилья утвердил несколько важных программ — контроль за ценами на аренду квартир, стимулирование местных органов власти на выдачу большего числа разрешений на строительство и другие. Был еще один спор в Минфине по поводу дифференцированного НДС, и тут, я думаю, они правы. Дифференцированный НДС вводить нельзя, потому что сразу же активизируются лоббисты. Посмотрите на Эйлат — городу в свое время выдали освобождение от НДС. Но для этого не было оснований, и толку никакого. Цены это не снижает, они там такие же, как в Тель-Авиве. Но отменить эту льготу сейчас не так просто. Поэтому я против этой меры. Но я считаю, что вопрос жилья играет первостепенную роль. Это вам не молочные продукты или хай-тек. Потому что государство не владеет 93% коров в стране, как и 93% "мозгов", но владеет 93% земельных ресурсов. Стоимость земельного участка — важная часть стоимости жилья. И что получается — государство продает по завышенной цене товар, которым владеет, а потом еще берет за это налог. Получается, что вопрос с жильем уникален. Поэтому я принял решение, которое идет вразрез с мнением экспертов. Для этого меня и назначили министром — чтобы я принимал решения, а не соглашался со всем, что мне предлагают.

Роман Янушевский: Министр строительства обещал, что цены на жилье начнут снижаться уже в начале следующего года. А каков ваш прогноз?

Яир Лапид: Цены на жилье начнут снижаться уже к концу этого года, так как мы приняли несколько программ. Но особенно заметно это будет в 2015 году. В этом преимущество таких программ, как 0% НДС и фиксированной целевой цены — они начинают действовать сразу же. На цену повлияет также повышение числа единиц жилья на продажу. Впервые за много лет в 2013 году предложение на рынке жилья превысило спрос, и было заключено 42 тысячи сделок по покупке квартир. По моим расчетам, в 2014 году их будет уже 44 тысячи, а может, даже чуть больше. Спрос составляет 38-39 тысяч квартир.

Роман Янушевский: Но ведь существует и огромная нехватка жилья — разрыв, который копился годами...

Яир Лапид: Все верно, но впервые за много лет мы постепенно сокращаем его, а не наоборот. И тут еще важную роль играет психологический эффект. Когда человек говорит себе, что пойдет покупать жилье, потому что оно постоянно дорожает, оно продолжит расти в цене. Если же он скажет — я подожду еще, пока цена упадет, то цены будут постепенно снижаться. За это Даниэль Канеман получил в 2002 году Нобелевскую премию по экономике, он заметил, что экономика — это не только математика, но и психология. Поведение людей не всегда рационально.

Роман Янушевский: Какие важные решения и программы вы приняли, способные улучшить жизнь репатриантов?

Яир Лапид: Помимо того, что я уже упомянул, мы приняли важное решение об уравнении льгот выживших в Холокосте. Долгие годы существовала несправедливость по отношению к этим людям. По старому закону — израильтяне, прошедшие через гетто и концлагеря, но репатриировавшиеся до 1 октября 1953 года, получали больше льгот и прав, чем те, кто приехал позже. Мы устранили эту дискриминацию. Это решение в немалой степени касается стариков-выходцев из СССР. Данное решение стоило нам 300 миллионов шекелей, немалые деньги. И мы будем принимать и другие программы в поддержку переживших Холокост. Я считаю, что государство, которое не заботится о своих стариках, недостойно называться государством. Я хотел бы воспользоваться этой возможностью и сказать всем тем старикам, кто прочитает это интервью, что мы помним о них.

Роман Янушевский: Программа 0% НДС распространяется на репатриантов, не служивших в армии?

Яир Лапид: Да, конечно. Для репатриантов эти критерии будут смягчены. Если человека еще не было в Израиле в призывном возрасте, мы не будем его наказывать за это. Тем более, если речь идет о русскоязычных репатриантах, среди которых неизменно очень высок процент призывников, и многие из них стремятся попасть на службу в боевые части.

Подробнее о программах жилья, принятых особым кабинетом по вопросам жилья, можно прочитать здесь.

authorАвтор: Роман Янушевский

Выпускающий редактор Службы информации 9 канала




Комментарии для сайта Cackle