x
channel 9
Автор: Анатолий Гержгорин Фото:Reuters

Фантомные боли

[i]Осмельтесь мыслить самостоятельно. [/i]
(Вольтер)


Что лучше всего получается у политиков? Делать вид, что у них все получается. А если дело совсем уж скверно, то всегда можно свалить вину на других. За неполные четыре года в Йемене погибли от голода и болезней около 85 тысяч детей младше пяти лет. Это данные международной правозащитной организаци Save The Children. Весьма приблизительные и, естественно, сильно заниженные, если учесть, что в стране постоянно голодает порядка 14 миллионов человек, а в гуманитарной помощи нуждаются, как минимум, 22 миллиона. И ни обличительных речей на генассамблее ООН, ни гневных статей в газетах. Полная тишина. Впрочем, если мир не содрогнулся после того, как было уничтожено полтора миллиона еврейских детей, то о чем теперь горевать? Новых нарожают.


Между прошлым и будущим

Равнодушие - не преступление, а образ жизни. Двуногих гнид. В мире, по данным ООН, ежедневно умирает от голода 18 тысяч детей. Еще три тысячи подростков погибают в военных конфликтах и терактах. Ничто по сравнению с 12 тысячами, появляющимися на свет каждый час. Там, где нет "карусели жизни", сама жизнь сродни подвигу. На "лишних ртов" средств все равно нет и не будет. Зато общие военные расходы превысили в прошлом году 1,73 триллиона долларов. И продолжают стремительно расти, хотя накопленных вооружений с лихвой хватит для того, чтобы не один раз полностью уничтожить все живое на Земле. Ненависть не рождается на пустом месте. Она начинается с безразличия, перевоплощаясь сначала в малодушие, а затем в подлость. Превращая любое начинание в издевательство над здравым смыслом. Как с той же загубленной резолюцией об осуждении ХАМАСа на сессии генассамблеи ООН. Голосование красноречивей слов: тот, кто гнобит собственных детей, он и чужих не пожалеет.

Остановить этот разрушительный процесс некому. Иногда кажется, что он вообще заранее запрограммирован. Но то, что посвященным было известно давным-давно, для нас пока все еще если не загадка, то, во всяком случае, откровение. Прислушаемся к актуальным и по сей день словам Пифагора Самосского, жившего во времена строительства Второго Иерусалимского Храма: “Существуют три реальных угрозы человечеству: материализм ученых, невежество священников и хаос демократии”. Он был, прежде всего, философом, хотя и вошел в историю как великий математик. Поэтому лучше многих понимал, что самое трудное – научить человека быть человеком. Это и в самом деле тяжелейшая наука. Ибо гораздо проще натравить один народ на другой, предварительно вооружив самым современным оружием. Что повсеместно мы и наблюдаем. Да и "главного гаранта мира" по имени ООН создали именно те, кто дружески относился и относится ко всем, до кого им вообще никакого дела нет.

Людям свойственно преувеличивать силу человеческого разума. Хотя гордиться особо нечем. Мы рвемся в космос, исследовав его лишь на одну сотую процента. А ведь рядом мировой океан, который тоже почти не изучен. Даже о том, как устроен собственный мозг, не знаем и десятой части. Заблудившись в дебрях невежества, человечество застыло между прошлым и будущим. Иранские муллы, постоянно грозящие уничтожить Израиль и уже затратившие на "гибридную" войну с ним свыше 16 миллиардов долларов, чуть ли не с благоговением штудируют еврейскую Библию.

Недавно ученые чалмоносцы из института Bible Archaeology Search объявили, что обнаружили местонахождение Ноева ковчега. Но не на горе Арарат, как утверждают турки, а на горе Тахт-э-Сулейман, которая расположена в Ферганской долине и в переводе означает "трон царя Соломона".

То, во что веришь, в конце концов становится твоим миром. Американцы - люди практичные. Они не гоняются за призраками, а предпочитают сами творить историю. Зачем карабкаться по горам, рискуя сломать шею? Если хотите увидеть Ноев ковчег, поезжайте в Кентукки. Там в графстве Грант возвышается гранидиозное сооружение высотой в современную семиэтажку. В этом 155-метровом "челне" выставлены макеты 6,744 животных. Это, пожалуй, самая популярная местная туристическая достопримечательность. За два года ее посетили свыше двух миллионов человек. Строительство обошлось в 120 миллионов долларов. Львиную долю средств выделили христиане-евангелисты, чтобы напомнить о нашем предначертании в этой жизни с ее универсальным еврейским принципом - "мера за меру". Как ты поступаешь, так и с тобой поступят. А теперь на очереди новый проект - Вавилонская башня. И тоже с особым подтекстом.

Человек обязан во что-то верить. Хотя бы для того, чтобы поверить в себя. Это понимают даже уфологи, которые настойчиво ищут внеземную жизнь. Уж кого-кого, а их никак не заподозришь в симпатиях к Библии. Но свои знания они, тем не менее, черпают из... Талмуда. Социальные сети буквально забиты сообщениями: "Нибиру атакует: жители Атланты видят второе Солнце", "На Филиппинах очевидцы сняли на видео Нибиру", "Пришельцы с Нибиру уже здесь: в Мексике обнаружена секретая база гуманоидов". Об этой странной "планете Икс", обнаруженной в 1979 году, молчали почти сорок лет и вдруг, как по команде, заговорили и астрономы, и политики, и журналисты - короче, вообще все, кому не лень. Да еще со ссылками на серьезные источники: “Появится с востока одна звезда, светящаяся всеми цветами, семь иных звезд окружат ту звезду...” (Зогар, Шмот: 101). И что же это за звезда такая? В разные времена ее называли и Немезидой, и Тюхе, и "глазом Ноя". А известный цфатский каббалист Моше Кордоверо и вовсе считал ее "предтечей Машиаха", грозящей невиданными катаклизмами и разрушениями. Не случайно мудрецы Торы боялись этого времени, хотя и мечтали о нем: "Пусть он придет, но только я бы не хотел увидеть это" (Сангедрин, 98б).


Завещание Ноя

350 лет назад родился доктор богословия Джонатан Свифт. “Если где-то появляется действительно великий человек, - писал он, - его сразу можно узнать, ибо дураки всего света мгновенно объединяются против него”. Одной этой фразы достаточно, чтобы стать классиком мировой литературы. И такое ощущение, что написана она как будто о Ное. Сто двадцать лет убеждал он своих аморальных соплеменников встать на путь исправления, но они в ответ только смеялись и издевались над ним. В чем состояло их самое тяжелое прегрешение? Тора отвечает скупым и лаконичным языком: "...и наполнилась земля злодеянием" (Берешит 6:11). Узаконенный грабеж и разбой стал таким же обыденным, как ежедневный обед или сон. Ной был единственный, кто не хотел с этим смириться. Но и он до конца не верил, что Б-г осуществит свою угрозу уничтожить все живое.

Любая библейская история - это еще в какой-то степени и притча, которая должна чему-то учить. Ною во время Потопа было 600 лет. И его младший сын Шем - родоначальник семитов - прожил шестьсот лет. Число шесть (нули не в счет) глубоко символично. Взять хотя бы шесть дней Творения, которые, между прочим, тесно увязаны с шестью гранями, составляющими наш трехмерный мир. Кстати, еврейский народ тоже ведь начинался с шестисот тысяч мужчин, вышедших из Египта. И у щита Давида шестиконечная форма. А сама Звезда Давида включает все 24 буквы еврейского алфавита. Не случайно именно Давид завоевал Иерусалим и сделал его столицей своего царства. Интересно, что в Торе нет упоминаний об этом городе, а только сказано: “Место, которое изберет Себе Б-г”. Давид находит это место и... покупает его за 600 шекелей. Чтобы Храмовая гора навечно перешла в собственность евреев. И не по праву завоевания, а по праву приобретения. Цифры - это своего рода универсальный ключ к коду истории. В 1791году от сотворения человека провозгласивший себя царем внук среднего сына Ноя по имени Нимрод основал город Шинар (больше известный нам как Вавилон) и приступил к строительству колоссальной башни. По "случайному" совпадению примерно в это же время (сентябрь 1792 года) была провозглашена Первая французская республика, открывшую новую эру в общечеловеческих отношениях. Прежде всего, благодаря своему знаменитому лозунгу "Свобода, равенство и братство". И пусть вас не смущает другое летоисчисление. Это плод человеческого недомыслия. Хотя и не без вмешательства Высших Сил. Не первого и, надо полагать, не последнего. Возьмем, к примеру, 1948 год. Это год рождения праотца Авраама, заложившего основу еврейского народа. А в 5708 году (1948-м по современному календарю) на политической карте мира появился Израиль. Ну и заодно еще одна шарада для любителей мистики. Царь Давид, с которого, по сути, начинается еврейское государство, родился в 2854 году. Удвойте эту цифру, а затем прибавьте к ней 70 лет, которые он прожил. Не выпуская меча из рук. Ничего не напоминает о нынешнем нашем бытии?

Вернемся, однако, к Вавилонской башне. В чем ее сходство с "французской моделью" мира? В презрении к человеку. Кирпичи у строителей "небесной лестницы" ценились гораздо дороже человеческих жизней. И символом французской революции стала вовсе не свобода, как нам до сих пор внушают, а "мебель правосудия", то бишь гильотина. С тех пор уровень свободы определяется длиной цепи. Она лишь усиливает чувство неудовлетворенности и неполноценности. Раб мечтает не о свободе, а о собственных pабах. Ибо свобода - это, прежде всего, осознанный выбор. Между добром и злом. И каждый выбирает то, что выбирает. Лозунги тем и хороши, что ни к чему не обязывают. Сколько ни повторяй слово “равенство”, зарплату все равно не удвоят. Сытый голодного не разумеет, а если нет здоровья, то и богатство не в радость. Равенство – такая же абракадабра, как Эйфелева башня на Плутоне. Но когда оно становится самоцелью, тут уж точно не до братства. Ибо чему учит современный опыт? Ничто так не разделяет два братских народа, как линия фронта. И есть только одно место, где все становятся братьями. Братская могила.

Ной умер в 2006 году. Но те ценности, которые он завещал потомкам, нетленны и нынче, спустя 3,773 года. В отличие от не выдержавших испытания временем "заветов" французских и прочих революций. Это те самые семь заповедей, которые мир все еще по-прежнему принимает в штыки. Они не звучат с трибун ООН, о них не вспоминают на встречах больших "семерок" и "двадцаток", на них не ссылаются в помпезных дворцах правосудия. Не говорят, не пишут и не показывают. Ибо завещание Ноя - не просто немой укор человеческой алчности и подлости, а Б-жественные правила, которые жестко регулируют нашу жизнь, не давая превратиться в зверей. Дабы не разделить участь допотопного поколения. Мы знаем эти заповеди, запрещающие идолопоклонство, убийство, разбой и разврат. Но ничего не делаем, чтобы раз и навсегда избавиться от этой безнравственной язвы, поразившей устремленное в прошлое человечество.


"Лишняя хромосома"

Самая большая ошибка - не признавать своих ошибок. О том, как будут развиваться события в "конце дней", пророки предупреждали, когда Рим еще был неказистой деревенькой, а в непроходимых европейских дебрях чаще встречались медведи, чем люди. И нам остается только благодарить их за это, ибо даже Ватикан знает, что praemonitus praemunitus. Иначе, глядя на развитие нынешних событий, легко впасть в депрессию и отчаяние. Правда, и теперь, когда их предсказания сбываются одно за другим, чтобы признать очевидное, требуется не только политическая мудрость, но и недюжинное мужество. А это ой как непросто, если вообще достижимо. Да и ради чего? Зачем насиловать себя, если и так комфортно?

Историческая логика в наше время такая же несуразность, как и математическое языкознание. Выбирая, что делать, мы на самом деле выбираем то, что будет в результате нашего действия, меньше всего думая о последствиях. Психологи называют это парадоксом выбора. А где выбор, там и придурь. И поди знай, кому что в голову взбредет. Вот, скажем, американский посол в Израиле Дэвид Фридман поздравил израильтян с Ханукой. Как того и требует дипломатический этикет. Но это почему-то до глубины души возмутило ирландского министра иностранных дел Саймона Ковени, который усмотрел в этом тайную попытку... торпедировать мирный процесс. Ладно, что хоть не еврейский заговор. Видимо, не случайно Хануку называют праздником огней: не всякий мозг способен выдержать яркий свет.

Когда безумие затихает, кому-то всегда на руку, чтобы оно продолжалось. Евреи отмечают Хануку без малого две тысячи двести лет. В память об изгнании иноземных захватчиков и возобновлении храмовой службы. И само это напоминание, похоже, вызывает у народов мира невыносимую фантомную боль. Чем дальше от истины, тем больше противоречий. Ведь, с одной стороны, "международное сообщество" окончательно определилось, что никакого Храма не было и в помине. В принятой генассамблеей ООН резолюции Храмовая гора названа аль-Харам аль-Кудс аш-Шариф. За нее проголосовало 114 стран. В скобках заметим, что если сложить эти цифры, в сумме опять получается шестерка. Но, с другой стороны, тогда необходимо вымарать любые упоминания о ней в христианской Библии и мусульманском Коране либо, на худой конец, признать их недостоверность. На что, естественно, никто не пойдет. Впрочем, что для одних нелепость, для других - данность. Махмуд Аббас давно уже записал сына Мирьям из Назарета в чистокровные "палестинцы". Римского папу Франциска это, тем не менее, не шокировало. Абу Мазен по-прежнему желанный гость в Ватикане. Правда, пока найти общий язык не удается. Разногласия уж слишком принципиальные. И, скорее всего, непреодолимые. Франциск настаивает на международном статусе Иерусалима, а Аббас видит его столицей своего новоявленного "царства". Каждый плетет свою паутину интриг, называя это собственным путем служения Творцу. И сам же барахтается в ее сетях. Институт Вселенской церкви переживает не лучшие времена. Изменились не только нравы. Изменилась и паства. В ее понимании современная церковь имеет такое же отношение к Б-гу, как театральный киоскер к искусству. Но ползучая анархия страшней религиозного опиума. Это начинают понимать даже в безумной Европе, где мечетей уже больше, чем приходов.

В России ситуация чуть лучше, хотя и она пасует перед быстро растущим мусульманским населением. Стремительно сужающееся пространство для маневра заставляет Кремль крепить связи с набирающим силу Московским патриархатом. Русская православная церковь насчитывает почти 35 тысяч церквей - в полтора раза больше, чем было разрушено за годы советской власти, которую все чаще отождествляют с "жидовским засильем". На схожих позициях стоит и патриарх Кирилл, не исключающий, что убийство царской семьи в 1917 году могло быть частью некоего еврейского ритуала.

Возрождение старой лжи во имя объединения новой России вряд ли сослужит ей добрую службу. Сто лет назад симбиоз русского национализма, религиозной нетерпимости и погромного антисемитизма вверг Российскую империю в пучину войн и революций. Прошлого уже не изменить. Хотя при резком повороте событий от плохого к худшему цикл обычно повторяется. Вот и теперь захлестнувшая страну волна псевдопатриотизма привела к самому страшному виду безработицы - неработающим головам. Страх исчезнуть подобно скифам и сарматам оттачивает фантазию острей дамасского клинка. Ведущие культурологи объясняют необычайную жизнестойкость русского человека наличием сорок седьмой хромосомы. Не отдавая себе отчета в том, что "лишняя хромосома" - признак серьезного генетического заболевания, вызывающего, в частности, синдром Дауна. Картина состоит из деталей. Одни бросаются в глаза, другие проявляются не сразу. Патриотизм - нормальное явление, присущее всем, кто гордится своей родиной. И в здоровом национализме нет ничего предосудительного. Если он не навязывается силой и не выходит за установленные рамки. Вопрос лишь в том, кто устанавливает эту границу между дозволенным и запретным? И где она проходит? Все зависит от "кочки зрения". А она у всех своя, хотя иногда и тесно соприкасается. Патриарх Кирилл, к примеру, увидел в сирийской кампании "святую войну", которая в конечном итоге должна очистить от "жестокого и лживого врага" не только Ближний Восток, но и весь христианский мир. Кто же этот "лживый враг"? Намек находим у папы Франциска, который заявил на утренней мессе в ватиканской часовне Дома святой Марфы, что Иерусалим "будет растоптан язычниками". За то, что открыл им "двери своего сердца". Ну, и кого он записал в "язычники"? Тех, кто "не смог распознать любовь Б-га в Его сыне". Минуй нас пуще всех печалей и патриарший гнев, и папская любовь. Ибо очень уж они похожи на завуалированный призыв к новому крестовому походу.


* * *
Что было, то и будет. Так сказал царь Шломо. А он знал, о чем говорит. Мир опять возвращается к своим истокам. То бишь ноевым (вернее - Б-жественным) заповедям. И каждый вновь стоит перед нравственным выбором: смирить гордыню либо бросить вызов Всевышнему. Строить корабль из добрых дел или башню из ложных воззрений. Когда Б-г хочет послать подарок, он заворачивает его в проблему. И чем сложней задача, тем дороже подарок, скрывающийся под грубой упаковкой.


Источник: "МЫ ЗДЕСЬ"

Автор: Анатолий Гержгорин

comments powered by HyperComments