x
channel 9
Автор: Майя Гельфанд Фото:предоставлено автором

Свой для евреев: недооцененный Сутин. Выставка в Эйн-Хароде

Восхищать. Удивлять. Поражать. Вызывать зависть. Раздражать. Вдохновлять. Потрясать. Заставлять задуматься. В этом, наверное, и состоит подлинный талант. Он блестит и переливается, как золотая крошка среди песка.

Хаим Сутин, один из величайших художников XX века, многие годы считался недооцененным. Французские эстеты никогда не признавали его своим, считая русским живописцем. Русские отказывались, потому что он и языком-то русским не владел, и с культурой знаком не был, и в столицах никогда не бывал.

А для евреев он был свой, Хаим из Смиловичей, которого отец нещадно лупил за рисование, а мать хоть и жалела, но ничем не могла помочь. От безысходности отчаянный паренек уехал в Вильно изучать изобразительное искусство, а оттуда рванул в Париж – главную творческую лабораторию прошлого века.

В Смиловичах до сих пор помнят своего великого сородича, и в его честь в местном доме культуры открыли музей с репродукциями самых известных картин художника.



Сложно переоценить влияние Сутина на израильских художников. Одним из самых преданных его почитателей был Хаим Атар, мальчик из Западной Украины, который не только бесконечно восхищался Сутиным и подражал ему, но и страстно любил Эрец-Исраэль. Он стал одним из основоположников кибуца Эйн-Харод, что в Изреельской долине, неподалеку от горы Гильбоа, где изумительный статичный пейзаж нарушают только летящие клином стаи журавлей.


Основатели кибуца Эйн-Харод решили, что первым делом нужно заняться духовными потребностями, а потом уж перейти к физическим и материальным. Они построили Музей искусств, когда еще и кибуца толком не было, а до создания государства оставалось несколько десятков лет. Наличие собственного "гаона", художника Хаима Атара, настолько воодушевило кибуцников, что на собрании было решено разрешить ему трудиться на благо коммуны только полдня. А вторую половину дня он рисовал. Постепенно музей заполнился его картинами.



Хаим Атар, "Портрет девочки с красным бантом", 1950, из собрания Музея искусств Эйн-Харода


Сам Сутин не получил классического художественного образования. Он учился самостоятельно, копируя полотна лучших живописцев, от Рембрандта до Курбе, проводя бесчисленные часы в музеях Европы, от Лувра в Париже до Рейксмюсеума в Амстердаме. Влияние Сутина на Хаима Атара очевидно: широкие мазки, яркие краски, глубина художественной мысли. Но вслед за Атаром копировать Сутина стали и другие израильские художники. Так появилась целая школа последователей великого еврейского живописца.

И именно об этом – выставка "Обнаженная душа", которая открылась в кибуце Эйн-Харод. Здесь можно проследить путь преображения знаменитой работы "Освежеванная туша быка" Рембрандта, которая была вначале воспроизведена Сутиным, затем его последователем Атаром, а после - бесчисленное количество раз в разной манере и интерпретации.



"Туша", Рембрандт, "Рейксмюсеум", Амстердам



"Туша", Хаим Сутин, Художественная галерея Олбрайт-Нокс, Буффало



"Туша быка", Хаим Атар, "Музей искусств" Эйн-Харода


Михаль Шамир, без названия, "Музей искусств" Эйн-Харода


Кстати, с этой последней тушей связана интересная история. Художница Михаль Шамир создала эту работу из "сукариёт-гуми" - конфеток-ирисок. Вначале она была цветной, но десять лет провисела при входе в типографию в южной части города и оттого почернела.

Узнав о готовящейся выставке, Михаль предложила эту работу именно в таком виде, поскольку, по мнению самой художницы, она символизирует то, что происходит сегодня в нашей стране.



"Шашлык", Шай Азулай, из коллекции Оли Альтер


Интересная культурная эволюция: от Рембрандта и строительства музея посреди чистого поля до заплесневелых конфеток цвета сами знаете чего.

Но вернемся к Сутину, который был очень разносторонним и плодовитым художником. Его наследие составляет около шести тысяч работ. Особенно ему нравилось рисовать портреты, а автопортреты занимают целый отдельный каталог. Пейзажи не любил, хотя их у него тоже немало, больше увлекался натюрмортами, которые пропитаны его особым, не буржуазно-бытовым, а глубоким философским смыслом.

Именно эти натюрморты и представлены на выставке в музее кибуца Эйн-Харод. Так же, как и у фламандских живописцев, здесь много кулинарно-обыденных тем: ощипанные гуси, освежеванные кроличьи тушки, свежевыловленные сельди. На выставке, по замыслу организаторов, можно проследить, как менялось восприятие мещанского достатка и сытости на протяжении лет.



"Натюрморт с куриной тушкой", Жан-Баптист Шарден



"Ощипанный гусь", Хаим Сутин


"Куриные тушки", Хаим Атар, "Музей искусств" Эйн-Харода



"Курица" Арам Гершуни, из коллекции адв. Шуки Лашера



"Зарезанный гусь", Михаэль Гросс, из коллекции Дженни и Ханина Брандес


Выставка получилось грандиозной. Здесь масштабно все: начиная от самой, казалось бы, безумной мысли привезти полотна Сутина в израильскую деревню и до исключительно профессиональной и продуманной до мелочей организации, которая была чрезвычайно сложной и технически, и юридически и логистически.

Поразительно, как и жители деревни Смиловичи, и жители крохотного кибуца Эйн-Харод сумели пронести через десятилетия одну очевидную, но давно забытую мысль: можно прожить без искусства, но душа, не знающая красоты, умирает. Наверное, когда вокруг живописная Изреельская долина или густые белорусские леса, мир воспринимается иначе, чем в шумном и жестоком городском человейнике.

А напоследок еще немного Сутина. Это красные гладиолусы, которые украшают сцену музейного зала.



А это гладиолусы Сутина.



Их (и еще множество картин_ можно увидеть в Музее искусств кибуца Эйн-Харод на выставке "Обнаженная душа".


Иллюстрации предоставлены музеем "Мишкан ле-Оманут" Эйн-Харод

authorАвтор: Майя Гельфанд

Профессиональная домохозяйка, автор книги "Как накормить чемпиона"
comments powered by HyperComments