x
channel 9
Автор: Михаль Корнблюм снимок экрана

Израильская молодежь занята делом, немецкая – демонстрирует и требует

Мимо меня проносятся улицы Иерусалима. Я сижу в машине “скорой” помощи и размышляю о том, где мы окажемся, преодолев это плотное движение. Этим летом я работаю волонтером в израильской организации Magen David Adom (MDA) (нечто подобное Красному Кресту в Германии), которая отвечает за спасение людей в чрезвычайных ситуациях, а также за банки крови.

Наш израильский водитель легко направляет тяжелую машину через перегруженные перекрестки. Я слышу завывание сирены, мы едем быстрее. Вместе со мной в салоне высокий загорелый молодой человек. У меня не было времени с ним познакомиться, так как наша смена только началась. Сотрясаясь в машине, я думаю о том, сколько ему лет. По моей оценке, примерно 23 года. Резкий поворот узкой улочки Иерусалима отрывает меня от мыслей, и я рефлекторно хватаюсь за оранжевый ремень над моей головой. Еще немного – и мы достигли пункта назначения... Завершив выезд, мы с молодым человеком вступаем в разговор. Его зовут Давид, ему 17 лет, и он ходит в школу.

Остаток дня я восхищаюсь тем, насколько Давид взрослый, насколько суверенно он общается с каждым пациентом и как уверенно подходит к решению любой задачи. Он обладает невероятно положительной харизмой, изучает арабский язык для лучшего общения с пациентами-арабами, а на мой вопрос о том, почему он работает в MDA, отвечает: “Мне это нравится”.

Организация MDA была основана семью частными лицами для оказания неотложной медицинской помощи населению в 1930 г., за 18 лет до обретения Израилем независимости, во времена британского мандата. И сегодня в Израиле, в отличие от Германии, большую часть сотрудников спасательной службы составляют добровольцы: на десять добровольцев приходится один штатный сотрудник. Волонтеры часто начинают службу в возрасте 15 лет, продолжают ее до совершеннолетия и призыва на действительную военную службу, после чего нередко вновь возвращаются в MDA. Добровольцы представляют все этнические группы и все слои общества: евреи и христиане, мусульмане и друзы, православные и светские, школьники и студенты, домохозяйки, юристы, учителя и менеджеры работают здесь рука об руку.


С юности знакомы с террором и смертью

За время своей работы в Израиле я познакомилась со многими преданными своему делу волонтерами, но особенно глубокое впечатление произвели на меня молодые люди в возрасте от 15 до 18 лет. В столь юные годы они добровольно становятся полноправными членами команды в машине “скорой помощи”, чтобы в свободное время внести свой вклад в общее благо. И давайте признаем: работа на “скорой помощи”, связанная с болью, кровью, немощью, – далеко не то, к чему стремится большинство молодых людей на Западе. Нельзя забывать и о том, что работа на “скорой помощи” нередко заставляет сталкиваться с серьезными авариями, террористическими нападениями и гибелью людей. Это касается и молодых волонтеров, потому что никто не знает, что его ждет, когда на планшете возникает новый вызов. Не кажется ли вам, что это слишком большая ответственность для столь молодых людей? Можете ли вы представить себе 15-летних немцев в таких ситуациях? И как израильская молодежь становится такой ответственной в столь раннем возрасте?

Во время одной из смен я познакомилась с Дороном – мужчиной йеменского происхождения, возрастом примерно 50 лет, который был в нашей команде водителем. Впервые он попал в MDA во время сборов резервистов, которые ежегодно проходят все израильские мужчины в возрасте до 42 лет, а теперь, если позволяет время, помогает здесь добровольно. Хотя мой иврит и его английский были примерно на одном уровне, мы разговорились. Как многие водители MDA и немалая часть гражданского населения Израиля, Дорон носит огнестрельное оружие. Но в руках у него и большинства израильтян оно вовсе не выглядит как угроза – скорее, напротив, дает ощущение безопасности. Оружие используется крайне редко, но быть израильтянином – значит быть готовым к любой неожиданности. Дорон рассказал мне, что у него 15 детей и он по профессии – водитель школьного автобуса. С гордостью добавил, что “его” автобус пуленепробиваемый. Разумеется, я знаю, что в Израиле к вопросам безопасности подходят крайне серьезно, но только сейчас я понимаю, как рано израильским детям приходится осознавать, что они являются потенциальными жертвами террористических нападений. В то же время они сталкиваются с серьезным и профессиональным, а не истеричным и паническим подходом к борьбе с угрозой. Возможно, это еще одна причина, почему они так рано взрослеют.

С одной стороны, эти молодые люди – такие же живые и непринужденные, как и многие их сверстники: мы устраивали с ними бои на водяных пистолетах, мастерили жуткие рожи из перчаток и много смеялись. С другой – в случае необходимости они способны действовать настолько ответственно, что многим взрослым в Германии следовало бы у них поучиться.


Больничная палата вместо пляжа

Завершив очередную ночную смену, я, уставшая, сажусь в трамвай недалеко от нашей станции. Сейчас 7.15 утра, и я вижу группу молодых добровольцев, идущих сменить нас. В Израиле сейчас каникулы, и школьникам разрешено работать по утрам. Углубившись в свои мысли, я из окна трамвая наблюдаю за просыпающимся Иерусалимом. Я вижу рыночных торговцев, спешно готовящихся к большому наплыву покупателей после выходных. Солдат, возвращающихся на свои базы после Шаббата, проведенного с семьей. Санитара MDA, садящегося в машину “скорой помощи”...

Я восхищаюсь готовностью молодых израильтян в праздники вставать рано утром и ехать на несколько часов “поволонтерить” в больнице, вместо того чтобы провести этот день с друзьями на пляже в Тель-Авиве (занятие, которое я всем рекомендую!). Активность и ответственность…

Я помню, что недавно в одной статье читала об этих благородных ценностях в ином контексте. Речь шла о движении климатических активистов “Fridays for Future” (“Пятницы ради будущего”), которые по пятницам пропускают занятия в школе и устраивают демонстрации в центре германских городов. Я невольно сравниваю этих молодых людей. Не является ли мое восхищение израильскими добровольцами чрезмерным? Ведь они могут спасти всего лишь несколько жизней, в то время как активисты движения против изменения климата хотят спасти весь мир.

Я слышу в громкоговорителе название своей остановки и выхожу из трамвая. По пути к своей квартире я пересекаю рынок, и в нос мне ударяют тысячи запахов – специи, свежий хлеб, кофе... Меня окружают фрукты и овощи самых ярких цветов, продавцы энергично предлагают свои товары. Я прохожу мимо овощного ларька со спелыми блестящими зелеными авокадо. Пока у меня разгорается аппетит на эти великолепные фрукты, я вспоминаю одно событие, имевшее место перед моим отъездом из Германии.


Преданность и сострадание

Знакомая, сын которой является преданным своему делу активистом движения “Fridays for Future”, с гордостью рассказала об очередной охоте на ведьм – о разоблачении “экологического грешника” авокадо и изгнании его из ее дома, а также похвасталась, как ответственно ее отпрыск уже в младые годы борется за достойную жизнь планеты Земля и будущее человечества. Почему отпрыск не учится ради своего будущего утром и не борется за планету во второй половине дня, осталось для меня тайной, но при этом возникло сочувствие к авокадо, а также вопрос: разве получение хорошего образования не является проявлением ответственности? Разве не является проявлением ответственности попытка самостоятельно разобраться в проблеме, а не подхватывать всеобщую шумиху и предаваться групповой истерике лишь потому, что такая нынче мода? Не следует ли тому, кто призывает к ответственным действиям, первым делом выяснить пределы своей компетентности и своих возможностей, чтобы не обещать невозможного?

Я снова вспоминаю молодых израильтян из MDA. Они проявляют активность, преданность и сострадание по отношению к ближнему, не производя при этом ненужного шума. Они не стремятся реализовывать крупные проекты, привлекающие внимание СМИ и обещающие “спасение мира”, а заботятся о помощи конкретному человеку здесь и сейчас. Они делают то, чему их обучили и в чем они мастера. Для меня внезапное заболевание или травма – гораздо более серьезная, неотложная и реальная угроза по сравнению с изменением климата.

Но чем объясняется столь значительное различие между немецкой и израильской молодежью? Не думаю, что у меня есть однозначный ответ на этот вопрос. Но, с одной стороны, я полагаю, что определенную роль в этом деле играет еврейский принцип “мицвы” – доброго дела, к совершению которого стремятся даже светские люди. С другой стороны, конечно же, ментальность израильтян: свое молодое государство они воспринимают как общее дело, и каждый хочет принять активное участие в том, чтобы сделать его еще лучше. В то время как немецкое молодое поколение довольно пассивно, охвачено пубертатным инфантилизмом и одержимо призрачной идеей спасения мира, которое при этом ограничивается в основном демонстрациями и выдвижением требований, израильтяне воспринимают потребности тех, кто живет рядом с ними, и вовлекаются в местную, а не всепланетную жизнь. Меньше лозунгов, зато больше конкретных действий.

В Израиле 17-летний волонтер Давид с нетерпением ждет захватывающего будущего года, когда он окончит школу и вступит в ряды израильских вооруженных сил. Я спрашиваю его, вернется ли он в MDA после службы. “Конечно, это же моя семья!” – улыбается он.


(Перевод с немецкого)

Оригинал


Источник: "Еврейская панорама"

Автор: Михаль Корнблюм

22-летняя студентка из Мюнстера
comments powered by HyperComments