channel 9
Автор: Лина Городецкая Фото: Лина Городецкая

Как исполнилось в Цфате "предсказание" Мухаммеда Дамура

Цфат... Кажется, этот город взлетел в поднебесье вместе со своими жителями, крышами домов, маленькими кафе, высокими деревьями и еврейской музыкой. Тихий городок этот наиболее известен тем, что есть в нем квартал художников, творческих жителей Цфата, и тем, что в конце лета в нем проходит один из самых еврейских фестивалей года – Фестиваль клейзмеров. И тогда все оживает. Ровно на три дня, почти как в сказке о Золушке, когда в полночь третьего дня гаснут огни.

А в другое время года живет высокогорный Цфат, неформальная столица Верхней Галилеи, негромкой и размеренной жизнью, работает, молится, лечит, провожает своих детей в армию и в йешивы. Будни, они по-своему хороши. У этого города неповторимые черты. Его обволакивают последние лучи солнца, но его краски не меркнут, а лишь изменяют оттенки. А звуки этого города в темноте не исчезают, а только становятся отчетливей…




И тянет туда, вновь увидеть колоритные фигуры жителей Цфата, найти безлюдный уголок и просто постоять в тишине, освещенной тусклым фонарем Старины. Цфат умело хранит уникальную ауру средоточия художников, центра Кабалы и хасидизма.

Обаяние и колорит этого города, его маленькие переулки, узкие лестницы с крутым подъемом, ведущие в дальние уголки истории – все это сохраняет свою неповторимость многие годы существования города. Как и симпатичные мальчишки с пейсами, старцы с окладистыми бородами и юные женщины, полные ожидания чуда рождения первенца.



И все же, не всегда было так тихо, размеренно и спокойно в Цфате. И я даже не говорю о горячих днях Войны за независимость. У войны жестокое лицо, мы знаем. Но знал этот город и другое страшное слово – погром! И тяжелейший погром произошел в Цфате в 1834 году. 185 лет назад…

Не было никакой борьбы за независимость, евреи жили на своей родине веками, тихо жили и скромно, создавали семьи, рожали детей, занимались ремеслами и торговлей. Не мешали никому. Но почему-то всегда они оказывались поперек дороги. И не только в Иерусалиме или Хевроне, но и в далеком городе Цфате.

История - дама привередливая, и иногда мы отправляемся с нею в самые дальние уголки. Июнь 1834 года. Сделаю лишь маленькое отступление и добавлю, что в конце 18-го и начале 19-го века город этот пополнился новыми жителями, в первую очередь евреями из России и Литвы. И маленькая местная община немного расширилась.

Однако в 1812 году эпидемия чумы уничтожила почти 80 процентов еврейского населения. И все же евреи никогда не покидали Цфат. И, как рассказывает мне руководитель архива цфатского музея "Бейт Меири" Двора Кармон, вполне ладили со своими арабскими соседями. Но всегда находились силы, которые умело настраивали против евреев. Нам ведь давно известно из истории всех времен и народов что поводом для еврейского погрома отнюдь не обязательно должны были быть сами евреи.

Так было в средневековье в Западной Европе и ровно сто лет назад в Гражданскую войну в стране нашего исхода. Удивительным образом мой народ всегда оказывался помехой, даже когда жил тихо и смиренно. Как в Цфате 1834 года…



Говорят, паны дерутся, у мужиков чубы трещат. Эта поговорка актуальна в разные времена. В 1832 году Эрец-Исраэль оказалась под властью Ибрагим-паши, приемного сына, соправителя и преемника паши Египта Мухаммеда Али. Его дворец находился в Дамаске.



Египтяне правили страной около восьми лет и за это время успели провести некоторые реформы, которые вызвали недовольство и в результате – восстания во многих городах Эрец-Исраэль. Так, правитель Египта Мухаммед Али начал вводить обязательную военную службу в своей армии среди арабского населения.

Эта реформа оказалась многим не по душе, местные арабы предпочитали хранить верность османским правителям и их традициям. Окей, скажете вы, а причем здесь евреи? Как известно, они всегда оказываются виноватыми, даже когда ни при чем.

В мае 1834 года в Шхеме началось восстание, а оттуда вооруженным группам было недалеко до Иерусалима - совершить набег на святой город, устроить там мятеж, а за компанию и начать грабить еврейскую общину. Ибрагим-паша пытался отвоевать Иерусалим у мятежников, но был вынужден отступить, а слухи о его поражении посеяли беспорядки по всей стране и долетели до Цфата.

В этом северном городе губернатор явно не симпатизировал своей еврейской общине, которая была достаточно зажиточной. Мусульманские священнослужители тоже внесли свою лепту в подстрекательство. Так некий уважаемый религиозный деятель Цфата по имени Мухаммед Дамур "предсказал" погром, который должен был состояться 15 июня 1834. Дескать, во время этого погрома "правоверные" лишат евреев их золота, денег и драгоценностей. Об этом писал в своих записках английский путешественник Александр Уильям Кинглик.

Так будущие события получили легиматизацию… В воскресенье, 15 июня, мусульманское население собралось, чтобы увидеть исполнение "пророчества". Мухаммед Дамур также появился, чтобы помочь обеспечить его исполнение.

А дальше пошло-поехало… Арабы с мечами и копьями собрались из окрестных деревень и в сопровождении большого количества местных жителей совершили набег на дома еврейской общины при полном попустительстве губернатора.

Позже историки изучили сохранившиеся египетские документы, в которых было написано, что повстанцы ворвались в еврейский квартал, “грабя и нарушая общепринятые нормы морали и чести". Не трудно представить, что это значит.

Погромщики изгоняли евреев из своих домов, жестоко избивая всех, и детей, и женщин. За что? Такой вопрос не стоял. Да и ответа не было бы… Были страх, боль, и невозможность постоять за себя…

"Самой большой мерзостью были издевательства над еврейскими женщинами, которых раздевали догола, чтобы проверить, не скрывают ли они под одеждой деньги или золото, это было подло и бесстыдно, а их мужья и отцы ничего не могли сделать, чтобы защитить их. Все евреи были настолько напуганы, что безропотно сносили издевательства, у них на глазах отбирали имущество и честь", - это писал Александр Уильям Кинглик.

Поскольку весь еврейский район находился в осаде, евреи не могли сообщить властям, находившимся в прибрежных городах о том, что происходило с ними. Их дома были разграблены и разрушены, а синагоги осквернены. Из тфилина мятежники делали завязки для своих мешков и лошадей, молитвенные накидки "талит" и свитки Торы использовали для обуви.

В "Бейт-мидраше" фарисеев, где люди пытались найти укрытие, старики и женщины были подвергнуты жестоким издевательствам с целью обыска, а в одной из синагог еврейские женщины были изнасилованы на свитках Торы, этот эпизод в истории сохранился благодаря записям раввина Исраэля из Шклова.

Он и еще несколько раввинов были схвачены погромщиками с целью получения выкупа. Нужно сказать, что были попытки обороны, но поддержку властей они не получили. В одном из домов группа евреев попыталась забаррикадироваться. Мужчины были застрелены погромщиками, а женщины изнасилованы.

Многие члены еврейской общины Цфата нашли убежище за пределами города, некоторые из них спрятались в пещерах и в районе могил праведников, они заплатили жителям деревни Эйн-Зейтун и, замаскировавшись под арабов, смогли выбраться туда. Были спрятаны там и раненые евреи. Несколько сот человек так спаслось от погрома. В самом Цфате некоторые из евреев нашли спасение в квартале христиан, не принимавших участие в погроме.

Раввин Гершон Маргалит, глава местных хасидов отдал все сбережения "кади" - мусульманскому судье - в обмен на укрытие своих хасидов и спас несколько сотен человек. Но вскоре "кади" выгнал прятавшихся людей. Были и такие случаи, когда деньги у евреев брали, а через несколько дней цинично выгоняли из дома, обрекая несчастных на гонения и издевательства.

Больше месяца длился еврейский погром в Цфате. Оставшиеся в живых люди страдали от голода, жажды и тяжелых травм. Среди беженцев, находились грудные младенцы, многие остались без матерей, и их нечем было кормить. "У евреев не было ничего кроме ран…" - так писал очевидец, раввин Менахем Мендель из Каминец в те дни…

17 июля 1834 года, через 33 дня после начала беспорядков, властям удалось прислать помощь. Вооруженные силы в составе 500 человек прибыли в Цфат по приказу Ибрагима-паши после того, как посланник раввина Исраэля из Шклова смог обойти заслоны бандитов, перекрывших дороги, и сообщить о погроме египетским властям.

Погромщики планировали сражаться и с ними, с этой целью они захватили в заложники евреев, которых заставляли носить им оружие, но когда военный отряд Ибрагима-паши был удвоен, они бежали, как последние трусы. Так ведь всегда, люди без совести и чести боятся только силы.

Нужно отдать справедливость властям того времени. Когда Цфат был отвоеван у мятежников, командующий армией призвал евреев вернуться в свои дома и приказал вернуть им украденное имущество. Он также потребовал от мусульман собрать деньги, которые передал еврейской общине. Тех, кто отказывался в содействии, наказывали. А тринадцать пойманных активных участников погрома были отправлены в Акко, где их судили и приговорили к смертной казни.

Губернатор города, способствовавший погрому, также был казнен, а его тело было выброшено со стен Акко. На его место Ибрагим–паша назначил другого губернатора.

Чтобы картина была полней, стоит добавить, что арабы Тверии тоже собирались устроить аналогичный погром, но его удалось предотвратить большим подкупом. А вот в Хевроне ситуация была иная, там еврейский погром начался, случаи убийства, изнасилования и мародерства были на каждом шагу, а когда армия Ибрагима-паши захватила город, его солдаты, вопреки приказам, присоединились к погромщикам. Вспомнилась почему-то известная фраза из более новых времен: "Белые придут, грабят, красные придут, грабят…"

Но вернемся в Цфат. Этот погром стал поворотным моментом в истории еврейской общины города. Многие евреи покинули Цфат. Кроме того, спустя несколько лет, в 1837 году, в городе произошло сильное землетрясение. Галилейское землетрясение стало особенно катастрофичным для еврейской общины, потому что еврейский квартал находился на склоне холма. Погибло две тысячи человек, в один день еврейская община уменьшилась наполовину.

А в 1838 году город подвергся набегу друзов. На протяжении месяца они властвовали в Цфате, и за это время разграбили имущество еврейской общины. Евреев, которые пытались из города бежать, преследовали, избивали и убивали.

Пройдет еще сто десять лет взлетов и падений еврейской общины старинного галилейского Цфата, сто десять лет страха и унижений, пока наступит 1948 год. Война за Независимость Израиля. 11 мая 1948 года город Каббалы и еврейских мудрецов стал навсегда еврейским. Но это уже другая история.



Автор благодарит за информационную поддержку руководителя архива музея истории Цфата "Бейт-Меири" Двору Кармон.

authorАвтор: Лина Городецкая

израильская журналистка
comments powered by HyperComments