channel 9
9 Канал. Фото: Роман Янушевский

Тамир Шмерлинг: "Израильских джазменов в Нью-Йорке очень ценят"

В Зихрон-Яакове состоялся международный фестиваль культуры Majesta под руководством Шломо Шабана. Организаторам мероприятия удалось привлечь для участия в нем художников, танцоров, и музыкантов.

Среди прочих, перед собравшимися выступил джаз-квартет Эли Диджибри.



Владимир Рав-Цион: В студии со мной участник этого джазбенда, джазмен, контрабасист Тамир Шмерлинг. Тамир, привет!

Тамир Шмерлинг: Здравствуйте.

Владимир Рав-Цион: Скажи, пожалуйста, насколько джаз популярен в мире сегодня?

Тамир Шмерлинг: Я думаю, что джаз - это удел немногих, но тем не менее это очень любимый жанр.

Владимир Рав-Цион: А в Израиле любят джаз?

Тамир Шмерлинг: Да. Это довольно странно, но так случилось, что в Израиле много любителей джаза.

Владимир Рав-Цион: Есть объяснение почему это происходит?

Тамир Шмерлинг: Я думаю, это из-за того, что многие джазовые педагоги вернулись после обучения в Нью-Йорке обратно в Израиль и вырастили новое поколение замечательных джазовых музыкантов.

Владимир Рав-Цион: Означает ли это - как ты считаешь, твое субъективное мнение - что в дальнейшем уже не придется выезжать за границу для того, чтобы получать образование. Или для того, чтобы уже учиться джазу, а потом возвращаться.

Тамир Шмерлинг: Возможно, времена меняются. Тем не менее, я считаю, что каждый джазовый музыкант должен приехать в Нью-Йорк и окунуться в эту уникальную атмосферу, пережить это ощущение.



Владимир Рав-Цион: Как твоя нью-йоркская история началась?

Тамир Шмерлинг: Я сначала приехал в Бостон, проучился там два года и потом переехал в Нью-Йорк. Там живу уже восемь лет.

Владимир Рав-Цион: Вот об этом я и хотел поговорить. Ваш джаз-бенд находится за рубежом, периодически прилетает в Израиль, вас здесь хорошо встречают, и тем не менее. Скучаешь ли по Израилю? Считаешь ли, что так правильно? Что так и должно происходить?

Тамир Шмерлинг: Пожалуй, да. Так случилось, и мне пришлось сделать такой выбор.

Владимир Рав-Цион: Там, что такое джаз в Соединенных Штатах Америки? В Нью-Йорке конкретно? Это целая культура? Это целый пласт... Почему это развивается именно там такими темпами?

Тамир Шмерлинг: Нью-Йорк - это город джаза. Исторически так сложилось, что это джазовый центр вот уже 70-80 лет. Почему так случилось, я не знаю. Наверное, из-за великой миграции черного населения с юга на север США.

Владимир Рав-Цион: Когда-то джаз определяли исключительно как "черную" музыку. Сегодня ситуация меняется. Насколько она изменилась?

Тамир Шмерлинг: Я думаю, что джаз давно завоевал свое место в мире, и сейчас он сопоставим с классической музыкой. Сегодня это элитарная музыка. А когда-то это был удел бедных.



Владимир Рав-Цион: Почему лично для себя ты выбрал джаз?

Тамир Шмерлинг: Пожалуй, это произошло под влиянием моего папы. Который с младых ногтей прививал мне эту любовь. Ставил мне слушать музыку, покупал диски.

Владимир Рав-Цион: Есть любимые исполнители?

Тамир Шмерлинг: Да, разумеется.

Владимир Рав-Цион: Кто, например?

Тамир Шмерлинг: Herbie Hancock, Chick Corea, Art Tatum, John Coltrane...

Владимир Рав-Цион: Все связаны с контрабасом? Прошу прощения, я не настолько хорошо знаком с их творчеством...

Тамир Шмерлинг: Это три пианиста, один саксофонист, но контрабасистов тоже очень много.

Владимир Рав-Цион: Мне Dave Brubeck больше нравится.

Тамир Шмерлинг: Он замечательный.



Владимир Рав-Цион: Какова перспектива развития джаза в Израиле и за рубежом? Развивается ли он? Или он остановился на каком-то этапе и ничего особо нового не происходит? Или есть музыканты, которые поддерживают его на достаточно высоком уровне, но сказать, что есть какие-то особые перспективы развития, наверное, нельзя?

Тамир Шмерлинг: Я думаю, что в будущем, вероятно, придется увидеть нечто подобное. Но на сегодняшний день очень много молодых джазовых музыкантов, многообещающих музыкантов. Джаз - это музыка, которая очень связана со своим прошлым. Джазовые музыканты обязательно должны проходить курс глубокого изучения корней джаза, его прошлого и истории. В итоге, существует некая двойственность. Очень интересно, как оно дальше будет складываться.

Владимир Рав-Цион: Много ли израильтян в джазе?

Тамир Шмерлинг: Очень много, очень много. Я думаю, что каждый вечер на каждой крупной джазовой сцене в Нью-Йорке будет выступать, как минимум, один израильский музыкант.



Владимир Рав-Цион: Серьезно?

Тамир Шмерлинг: Конечно...

Владимир Рав-Цион: Как принимают израильтян? Есть отношение какое-то особое? Скажем, вот приехали израильтяне, сейчас покажут класс...

Тамир Шмерлинг: Обычно это израильтяне, которые играют с местными, американскими музыкантами. Израильтян очень ценят на нью-йоркской сцене.

Владимир Рав-Цион: Израильские джазовые музыканты заметны и в других странах?

Тамир Шмерлинг: Везде. В Германии, во Франции, в других странах израильтяне очень активную роль играют в джазовом мире.



Владимир Рав-Цион: Кто сегодня целевая аудитория джаза? Для кого вы играете чаще всего?

Тамир Шмерлинг: Это зависит от времени и места. Если ты приезжаешь в Европу в клуб, там среди публики будет очень много молодых людей. Есть джазовые фестивали, которые проводятся на яхтах и теплоходах в открытом море, там публика уже старше. Так что очень разные люди любят и слушают джаз сегодня. По большому счету, это подходит для всех. Дальше - дело вкуса.

Владимир Рав-Цион: Конкретно в Зихрон-Яакове кого видели в зале?

Тамир Шмерлинг: Смешанная аудитория совершенно...

Владимир Рав-Цион: Тут интересный момент, можно проследить некоторые тенденции. Ведь это культурное мероприятие, где есть танцевальные выступления, и музыкальные, пение, и так далее. К чему люди больше тянулись? Вызывает ли сегодня, скажем, джаз ажиотаж среди тех, кто приходит на подобного рода мероприятия?

Тамир Шмерлинг: Нас принимали очень хорошо. Нас вызывали на "бис" дважды! Это довольно редко случается на джазовых выступлениях. К сожалению, я не смог увидеть другие выступления на фестивале. Потому что мы приехали только на один концерт, в свободное врения настраивали инструменты и звук, репетировали. Конкретно нас приняли очень душевно.



Владимир Рав-Цион: Поделись планами на будущее, пожалуйста.

Тамир Шмерлинг: Я надеюсь записать свой диск до конца этого года. Надеюсь выступить со своим ансамблем уже в Израиле в следующем году. И надеюсь, что все получится.

Владимир Рав-Цион: Удачи! Тамир Шмерлинг, большое тебе спасибо.

Тамир Шмерлинг: Спасибо.


Трио Эли Диджибри


Справка. Тамир Шмерлинг родился 31 год назад в Уфе. Когда ему было три года, вся его семья репатриировалась в Ашкелон. В пять лет Тамир начал заниматься музыкой, и 10 лет играл на скрипке. Перед мобилизацией получил звание "отличного музыканта", попал в армейский оркестр. Еще во время службы в армии поступил в музыкальный колледж "Римон", которую закончил в 2008 году. Там учился на бас-гитариста и параллельно, частно, занимался контрабасом с израильским музыкантом Эли Магеном. У "Римона" есть постоянный договор с одним из ведущих джазовых учебных заведений в мире, Berklee College of Music в Бостоне. Лучшим студентам "Римон" дает стипендию для обучения в Беркли, Тамир Шмерлинг попал в их число и в 2009 году оказался в Бостоне.

После двух лет учебы в "Беркли" переехал в Нью-Йорк, где живет и выступает с тех пор на ведущих площадках города, а также много гастролирует по США и Европе. Тамир играет джаз на контрабасе и бас-гитаре.

Последние два года выступает в квартете с Эли Диджибри, пианистом Томом Ореном и барабанщиком Эвиатаром Сливником. После большого тура по Европе прилетел на один концерт в Израиль, в зале «ELMA», в Зихрон-Якове. Помимо трио Эли Диджибри, Тамир Шмерлинг выступает в трио с пианистом Майклом Кингом и барабанщиком Диего Рамиресом.

ВИДЕО

comments powered by HyperComments