channel 9
9 Канал. Фото: Роман Янушевский

Виктор Вексельберг: лично с Бени Ганцем не знаком

Группа отставных израильских силовиков в 2014 году основала стартап-компанию "Пятое измерение". Она разработала алгоритм, позволяющий эффективно обрабатывать огромные массивы данных. Этой технологией заинтересовались как государственные структуры, так и частные.

Для деятельности и развития этой компании были привлечены десятки миллионов долларов инвестиций - как различных инвестиционных фондов, так и частных. Крупнейший из них - базирующийся в США инвестиционный фонд CNTP, за которым стоит крупный российский предприниматель Виктор Вексельберг.

В сентябре 2015 года гендиректором "Пятого измерения" стал экс-начальник Генштаба Армии обороны Израиля Бени Ганц. Но три года спустя, в декабре 2018 года, компания объявила о своем банкротстве и увольнении сотни своих сотрудников, работавших в центральном офисе в Тель-Авиве.

Этот факт активно использовал в предвыборной кампании глава правительства Биньямин Нетаниягу, заявляя, что мол человек, не справившийся на предпринимательском поприще, не сможет управлять и государством. При этом Нетаниягу умалчивал тот факт, что создание стартап-компании сопряжено с крупным финансовым риском и лишь малая часть подобных инициатив добивается успеха.

В "Пятом измерении" в своей неудаче винят Виктора Вексельберга, заявляя, что он неожиданно прекратил инвестиции, это и привело в итоге к банкротству. Сам Вексельберг отмечает, что хотя речь идет и о качественном продукте, компания обанкротилась из-за ошибочной рыночной стратегии - она не вкладывала достаточно средств для выхода на внешние рынки.

В апреле 2018 года власти США ввели персональные санкции против главного инвестора "Пятого измерения" Виктора Вексельберга, а также против его фонда "Реново", в соответствии с законом США "О противодействии противникам Америки посредством санкций". Он считается одним из приближенных к Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву людей.

Согласно Forbes, его состояние за год уменьшилось на 2,9 миллиарда долларов.

В июне 2019 года в интервью изданию The Financial Times Виктор Вексельберг признался, что не ожидал включения в санкционный список и для него это стало "кризисом всей жизни".

В интервью 9 каналу Бени Ганц отрицал, что лично знаком с основным инвестором возглавляемой им компании.



У нашего канала появилась возможность задать данный вопрос лично Виктору Вексельбергу. Он также настаивает на том, что лично никогда не встречался с Бени Ганцем.



Виктор Вексельберг дал эксклюзивное интервью 9 каналу в рамках "деревни стартапов" - седьмой международной технологической конференции StartUp Village 2019, которая проходила в конце мая в Сколково.

На ней были представлены около двухсот различных стартап-компаний, здесь побывали более десяти тысяч гостей из 85 стран мира: политики, предприниматели, инвесторы, а также представители свыше 2600 компаний, создающих инновационные продукты в различных сферах – от информационных технологий до биомедицины.

Кстати, в качестве государства-партнера конференции в 2019 году выступила Италия. С ней было подписано два соглашения о сотрудничестве в сфере инноваций. В следующем году государством-партнером Сколково в проведении "деревни стартапов" может стать Израиль - уже ведутся переговоры об этом...


Роман Янушевский: StartUP village это ваше детище, можно сказать. Как вы оцениваете нынешнюю конференцию, уже седьмую по счету, особенно в ретроспективе, по сравнению с предыдущими конференциями?

Виктор Вексельберг: Для нас StartUp village — очень важное ежегодное мероприятие по многим причинам. Во-первых, то, что вы видите сегодня и в эти два дня, является квинтэссенцией, результатом большой работы, которую проводит команда фонда в течение нескольких месяцев. Обычно, начиная с марта, мы по всей стране осуществляем мероприятия, связанные с отбором и селекцией стартапов для того, чтобы на финальной стадии можно было организовать и представить лучших здесь, организовать их комплексный отбор и получить победителей в 11 номинациях. Сегодня мы отберем лучшие проекты. Но самое главное в том, что в этом году было около 30 городов, и для нас это принципиально. Сколково - это не только отдельная территория, на которой находится чуть больше 400 компаний, а всего у нас в проекте 2000 резидентов. Нам важно, чтобы это был живой организм. Нам важно, чтобы у всех людей, которые ощущают в себе потенциал для реализации каких-то инновационных проектов, была возможность получить доступ к системе Сколково. И поэтому чем шире сеть участников этого процесса, тем больше гарантия того, что за бортом не останется тех, кто не охвачен этой процедурой с одной стороны, и с другой стороны, это гарантия качества - чем больше участников, тем больше возможностей отобрать лучшие проекты. Поэтому, отвечая на ваш вопрос о том, чем отличается 7-ая конференция от всех предыдущих, я бы подчеркнул качество. Проекты, представленные сегодня на конкурсной основе, отличаются от того, с чего мы начинали 5 лет назад. С другой стороны, помимо групп команд, которые участвуют в конкурсной программе, мы видим ярмарку проектов и разработки, уже готовые к продвижению их на рынок. Эти проекты представляют как наши резиденты, так и не наши, что еще интереснее, потому что мы не замыкаем пространство только на резидентах Сколково или командах, которые хотели бы стать такими резидентами, но открываем двери для всех участников. Поэтому сегодня ярмарка выглядит очень содержательно и интересно, где потенциальные покупатели, к которым мы, в первую очередь, относим венчурные фонды, ищущие для себя возможность для инвестиций, крупные компании, которые широко представлены здесь, как наши партнеры, так и крупные иностранные корпорации. Также важным элементом этой ярмарки является представительство наших чиновников, которые посетили нас в течение двух дней для того, чтобы прикоснуться и почувствовать пульс той инновационной инициативы, которая сегодня и является потенциалом для будущей трансформации всей экономики. Нам удается обеспечить хороший срез и представить возможность командам, которые еще и общаются между собой. Эта среда для общения и коллаборации, установления новых связей. Такая атмосфера, свободная от всяческих формальностей и процедур, и является отличительной средой нашей StartUp village.



Виктор Вексельберг и член совета директоров фонда "Сколково" Пекка Вильякайнен на открытии StartUp Village


Роман Янушевский: Проект Сколково нередко сопоставляют и сравнивают с Кремниевой долиной. Кремниевая долина существует уже десятки лет, Сколково, по сравнению с ней, все еще "в пеленках", но тем не менее, как вы думаете, когда уже проект Сколково достигнет такого уровня, что можно будет бросить вызов Кремниевой долине?

Виктор Вексельберг: Во-первых, такая параллель просматривается и напрашивается, но это две принципиально разные истории. Силиконовая долина - рыночно сформировавшаяся, большая индустриальная территория с преференцией в инновационном плане и в инновационную сторону. Мы же – проект, который реализуется в ограниченном пространстве - всего лишь 400 гектаров. Наш мандат и наш акцент связан с созданием экосистемы по поддержке и продвижении компаний, находящихся на стадии научно-исследовательской или конструкторской разработки. У нас нет индустриальных проектов или компаний, наша цель и преференция - создание среды поддержки начальных стадий. У нас в названии есть слово "коммерциализация". Мы уделяем много внимания тому времени, когда проект достигает определенного уровня и ему нужны разные формы поддержки, чтобы он смог реализовывать свою продукцию уже на глобальных рынках, и предлагаем свои решения для индустриального продвижения соответствующих компаний. Но здесь мы видим лишь те элементы, которые связаны с исследовательской и образовательной деятельностью. Я хочу подчеркнуть, что мы имеем 4 основных элемента в нашей экосистеме. Первый - Сколтех, неполноформатный университет, в котором нет бакалавриата, есть только магистратура. Там есть определенный уровень людей, которые обладают базовыми знаниями. Это в основном люди, которые занимаются самостоятельными исследованиями, и наша преференция для Сколтеха в том, чтобы он был генератором исследований. Второй элемент - это Технопарк, который сегодня полноценно функционирует и является одним из крупнейших технопарков не только в стране, но и в Восточной Европе. Он содержит элементы с поддержкой деятельности стартапов. Это не только предоставление традиционных услуг технопарка, но и наличие разнообразного сервиса, который так необходим для стартапа. Но также и более важные сервисы, связанные с защитой и коммерциализацией интеллектуальной собственности. У нас работает центр по интеллектуальной собственности, который оказывает услуги по созданию стартапов. Люди обычно не могут правильно оценить value, значение тех разработок, которыми они располагают. Мы оказываем услуги с регистрацией и защитой патентских прав. Особенно важна защита прав не только в России, но и за рубежом, на глобальных рынках. За время деятельности наших центров за рубежом было зарегистрировано около 500 патентов. Это много. Только в прошлом году было около 150 патентов на международных рынках, общее количество значительно больше. Второй элемент - акцент на акселерацию. У нас созданы акселераторы, которые уже нацелены на поиск партнера на рынке, поиск инвесторов, создание условий для поддержки и появления "единорогов", т.е. самостоятельных компаний. В прошлом году около 100 компаний воспользовались поддержкой нашей акселерации. Мы тесно взаимодействуем с крупными корпорациями, по заданию которых мы формируем поток предложений технологических решений для них. У нас есть соглашения с ведущими российскими и международными корпорациями. Приоритет по коммерциализации и по поддержке для нас является ключевым. Я упомянул университет, технопарк и еще два элемента. Третий элемент - деньги. Это инвесторы и венчурные фонды. У нас есть соглашения с 50 венчурными фондами-партнерами. У нас есть собственный фонд, который совместно с российской венчурной корпорацией реализует эту программу, и у нас есть активная собственная программа поддержки стартапа. Так что без денег, мы все понимаем, никуда не двинешься. Четвертый элемент - наши индустриальные партнеры. На площадке уже появились и действуют исследовательские центры крупных корпораций. Они являются мостиком между стартап-сообществом и рынком. Их присутствие здесь - очень важный элемент продвижения начальных решений в реальные рыночные условия. Взаимодействия с реальным потребителем и компаниями - это очень важный элемент.



И пятый немаловажный элемент - вся инфраструктура для жизни и отдыха сотрудников и разработчиков, которые имеют возможность жить на нашей территории. Мы построили и продолжаем строить жилой сектор, где можно жить, арендовать квартиры и таунхаусы. И при этом мы предоставляем набор тех услуг, которые должны обеспечить комфортные условия жизни. Это образовательные учреждения. У нас есть гимназия, одна из лучших в Москве. У нас большая конкуренция, родители хотят, чтобы дети учились у нас в гимназии. У нас есть набор предложений, связанных с проведением досуга - это спортивные площадки. Мы строим открытые и закрытые площадки, футбольные площадки. Совместно с Московским медицинским кластером мы создаем условия для медицинского обслуживания и поддержки. То есть все условия для хорошей жизни. Это очень важно, ведь жизнь человека по сути состоит из работы и семьи. Если у нас все получится, то у нас будет центр притяжения и люди захотят жить здесь. Мы надеемся, что в будущем это будет полноценный город инноваторов.

Роман Янушевский: Не секрет, что в последние 5 лет сложились напряженные отношения между Россией и Западом. Против Вас лично были введены санкции. Как это повлияет и повлияет ли на деятельность Сколково?

Виктор Вексельберг: Ничего хорошего в санкциях нет. Они влекут за собой определенные сложности и трудности, но ярко выраженных проблем, которые появились бы из-за возникновения сложностей в международных отношениях, нет. Я не хочу ни преуменьшать, ни преувеличивать. Безусловно, негативные последствия присутствуют , но они не носят катастрофического характера: у нас немного изменился тренд нашей коммуникации. Наши европейские партнеры активны в области образовательных и исследовательских программ. Мы не почувствовали особых перемен. Очень важно, что, несмотря ни на что, проект остается технологическим хабом, окном для обмена студентами, знаниями, окном для коллабораций и совместных проектов. Я остаюсь оптимистом: рано или поздно это все уйдет. Общечеловеческая тенденция жить в мире и дружбе должна восторжествовать, и Россия должна стать частью мирового сообщества и рынка. Мы всё делаем для того, чтобы быть открытыми, прозрачными и понятными. Любая изоляция вредна.

Роман Янушевский: Я знаю, что у вас есть определенные деловые интересы в Израиле, были уже какие-то проекты, и я не знаю, продолжаются они или нет. В целом, как вы оцениваете израильскую экономику, насколько она привлекательна и какие у Вас планы на этот счет?

Виктор Вексельберг: Я не открою никакой тайны, мое отношение к Израилю превосходно. Страна занимает первое место в мире по поддержке и продвижению инновационных решений на одного гражданина. Нам есть много чему поучиться и много что перенять. Я, как бизнесмен, имею ряд инвестиций в Израиле и хотел бы их расширить. Сегодняшние сложности не способствуют этому, но, надеюсь, что в будущем такие возможности будут и я активно буду участвовать в тех проектах, которые будут взаимно интересны. Что касается фонда, то нам хотелось бы развивать сотрудничество более активно с университетом Тель-Авива. У нас уже сложились определенные контакты. Это один из ведущих университетов с огромным и успешным опытом по поиску путей по трансформации научных и исследовательских разработок в готовые технологические решения, которые интересны рынку. Я думаю, это удастся сделать более эффективно и более современно. В рамках StartUp village принимают участие представители университета Тель-Авива и венчурного сообщества. У нас разнообразные каналы для коммуникации и, не в последнюю очередь, моя фамилия - Вексельберг. Во мне течет еврейская кровь, у меня есть и друзья и родственники, и я бы хотел способствовать и поддерживать взаимоотношения и лично более активно инвестировать в израильскую экономику. Хотя любая инвестиция - тоже риск, но этот опыт и сложившиеся отношения с израильскими партнерами вселяют определенную уверенность.

Роман Янушевский: Для человека вашего уровня важно иметь отношения с ведущими политиками и государственными лидерами. У вас есть личный контакт с премьер-министром Нетаньягу и другими израильскими политиками.

Виктор Вексельберг: Сказать, что у меня есть личные контакты с господином Нетаньяху или другими израильскими политиками, я не могу. Я не политик, но да, я знаком с господином Нетаньяху. Мы познакомились, когда он посещал Еврейский музей и Центр толерантности в Москве. Там я имею честь быть председателем попечительского совета, и для меня это важная часть моей личной истории. У меня было две встречи с господином Нетаньяху в музее. Других контактов и встреч у меня с ним не было. И связей с другими политиками в Израиле у меня тоже нет.

Роман Янушевский: Вы в свое время были главным инвестором компании "Пятое измерение", которую возглавил Бени Ганц. Вы с ним знакомы?

Виктор Вексельберг: Нет.



Роман Янушевский: В целом, вы хотели бы увеличить свое присутствие в израильской экономике?

Виктор Вексельберг: Я бы хотел. Есть интересные проекты, но из-за существующих сложностей осуществлять это эффективно практически нет возможности. Те ограничения, которые возникают с точки зрения инвестиций, и работа с финансовым и банковским сообществом обременены трудностями. Я остаюсь оптимистом и надеюсь, что рано или поздно эта проблема разрешится, и тогда я полноценно вернусь к инвестициям в Израиль.

Роман Янушевский: И какие сферы израильской экономики вам интересны более всего?

Виктор Вексельберг: Индустриальная преференция, существующая сегодня, - это сферы хай-тек, искусственного интеллекта, передовых технологий, современные передовые материалы. Это круг вопросов, которые сегодня наиболее приоритетны для инвестиций. Израиль обладает многими интересными разработками, и, надеюсь, у меня будет возможность сотрудничать с израильскими компаниями.

ВИДЕО

comments powered by HyperComments