x
channel 9
Автор: Андрей Остальский Радио "Свобода"

Брекзит без конца. О том, как сложно выйти вон

После того как Украину оккупировали российские войска, из этой страны в Западную Европу хлынул поток беженцев. Часть из них добралась и до Великобритании. Этих несчастных распределяют в разные города, размещая в барачных лагерях. Но им не рады: присутствие беженцев вызывает раздражение местных жителей и шумные протесты, становится фактором растущего напряжения в британском обществе. А это общество и так, после мучительного Брекзита, раздирают противоречия. Такие события близкого будущего нарисовали авторы телесериала "Годы и годы" (Years and Years), премьера которого состоялась 14 мая на канале BBC1. Но, как и полагается антиутопии, она на самом деле – о злобе дня, о тревогах настоящего.

"What happens next?! Что же будет дальше?!" – этот вопрос в ужасе несколько раз повторяет в конце первой серии Роузи, самая позитивная и жизнерадостная из членов обыкновенной семьи Лайонз, чьими глазами мы видим открывающиеся перед Британией и миром мрачноватые перспективы. Роузи сохраняет оптимизм даже несмотря на увечье, обрекающее её на инвалидную коляску. Но оптимизм изменяет и ей, когда США наносят ядерный удар по построенному китайцами в Тихом океане искусственному острову (приказ об атаке, согласно сценарию, отдал Дональд Трамп в один из последних дней своего второго президентского срока в 2024 году). Судя по всему, между Китаем и США начинается война, и поэтому Британия переходит на военное положение. Члены семьи Лайонз точно зачарованные сидят перед телевизором, не в силах оторваться от экрана, будто загипнотизированные диктором, снова и снова бесстрастно повторяющим одни и те же страшные слова.



Этот панический вопрос: "Что будет с нами дальше?!" можно считать не только эпиграфом к сериалу, но и формулой Zeitgeist, духа времени сегодняшнего дня. В стране царят растерянность и недоумение: так случится ли наконец Брекзит, и если да, то когда? Как он может произойти, к чему приведет? На все лады эти вопросы задают все кому не лень: от лощеных политиков и умудренных обозревателей всех мастей до не слишком грамотных работяг. Никто не знает ответов, у многих создается впечатление, что Британия катится в будущее вслепую, с завязанными глазами, не имея представления, что ждет впереди, пропасть или рай земной. Поэтому каждый верит в то, во что хочет, или, вернее, пытается убедить себя и других, что верит.

Не удивительно, что в глазах общественности всё выше ценятся партии и политики, предлагающие самые простые ответы на все сложные вопросы. Это прежде всего новая партия, только что созданная ярым врагом Европейского союза Найджелом Фараджем. Она называется до предела просто и ясно: Brexit Party. Партия одной идеи – уйти из ЕС как можно скорее, без всяких договорённостей и соглашений. Отважно прыгнуть в темноту. Не задумываясь о последствиях резкого разрыва десятилетиями формировавшихся экономических связей с ЕС и потери европейского рынка беспошлинной торговли. Запутавшимся людям, которые не могут разобраться в вариантах жестких и мягких вариантов Брекзита, уставшим от политической возни и неспособности депутатов парламента договориться, то, что предлагает Фарадж, кажется спасением.

В июне 2016 года накануне референдума Фарадж сфотографировался на фоне огромного агитационного плаката с изображением идущей на зрителя бесконечной колонны арабов. С надписью аршинными буквами: Breaking point, "У последней черты". На краю этой фотографии один из беженцев поднимает лозунг сторонников ЕС: "Британия сильнее в Европе". Чтобы было понятнее: "римейнеры", те, кто против разрыва с континентом, – на стороне страшных орд, готовящихся заполонить Британию. Позднее выяснилось, что на плакате воспроизведена фотография, сделанная где-то в Словении; те беженцы в Британию никак не могли попасть, а вся ситуация к проблеме членства или нечленства в ЕС никакого отношения не имела.

Это был заведомый обман, но он произвел огромное впечатление, сильно напугав многих, и, возможно, даже определил исход референдума, в котором перевес брекзитеров оказался совершенно минимальным. Считается, что появление плаката спровоцировало резкий скачок преступлений, совершаемых по мотивам расовой ненависти. И надо признать: авторы этого агитационного материала проявили глубокое понимание темной стороны человеческой натуры, страха перед "иными", сознательных или бессознательных расистских предрассудков и ксенофобии. Плакат сработал.

Фарадж в то время был главой другой партии, Независимости Соединенного Королевства, и не без оснований считал себя главным "архитектором" референдума. Быстро растущая популярность Фараджа испугала тогдашнего премьер-министра Дэвида Кэмерона настолько, что он счёл необходимым пойти навстречу требованиям о проведении такого всенародного голосования. Рассчитывая, без сомнения, лишь выпустить пар и не допустить выхода Великобритании из ЕС. Однако вопреки всем прогнозам и опросам результат референдума перечеркнул планы премьера, и Кэмерон вынужден был уйти в отставку. Фарадж тогда счел, что его партия достигла своей цели и больше у неё не может быть самостоятельной политической роли.

После сокрушительных поражений в парламенте правительства Терезы Мэй, не сумевшего получить поддержки согласованному с ЕС плану Брекзита, Фарадж увидел, что для него открывается новая ниша. Он объявил, что считает долгом защитить Брекзит от "предательства". Его новая партия основана на новых чувствах: евроскептикам кажется, что их обманули, что "элиты" саботируют "волю народа". Напрасно противники такой точки зрения пытаются взывать к логике, говоря о том, что парламент пробуксовывает потому, что Брекзит оказался на практике сложнейшим делом, что попытки минимизировать ущерб от разрыва связей с Европой заслуживают уважения, а не презрения. И вообще: на референдуме 2016 года избиратель проголосовал за уход из ЕС в принципе, а не обязательно за самый жесткий и опасный его вариант. Но это как раз те нюансы, вникать в которые значительная часть населения не может или не желает.

На противоположном политическом фланге находится Либерально-демократическая партия, предельно ясно объявившая, что видит своей главной задачей "развернуть Брекзит", дать стране шанс передумать и остаться в Евросоюзе. Эта партия в последние годы теряла сторонников из-за неудачной коалиции с консерваторами во времена премьерства Кэмерона. Но чёткость её позиции по Брекзиту принесла свои плоды и поддержка либерал-демократов (по крайней мере среди городской интеллигенции, наиболее образованной части населения и молодежи) стремительно растет. Дуэль "партии Брекзита" и либерал-демократов произойдет 23 мая, на выборах в Европейский парламент, которые многие небезосновательно считают своего рода повторным референдумом, призванным показать, не передумала ли Британия выходить из ЕС. Впрочем, если верить последним опросам общественного мнения, то понятно: не передумала. Уважаемый и авторитетный YouGov сообщает: за партию Брекзита собираются голосовать 35 процентов опрошенных (больше, чем за консерваторов и лейбористов вместе взятых). Либерал-демократы на втором месте с 16 процентами, но далеко отстают от лидера.

Амбиции Фараджа явно идут теперь куда дальше, чем просто получение кресла в Европарламенте, в котором он и так заседает с 1999 года. Недаром Фарадж сделал одним из главных лозунгов избирательной кампании максиму: "Мы изменим британскую политику навсегда". Ему кажется, что на волне всеобщего разочарования в двух главных партиях, сменявших друг друга у власти на протяжении многих десятилетий, он может совершить революцию и стать реальным претендентом на роль национального лидера. Или для начала главой сильной фракции в новом составе Палаты общин после выборов 2022 года.

У партии Брекзита нет никакой программы, кроме требований скорейшего и наиболее жёсткого ухода из ЕС. Поэтому популярный ведущий Би-би-си Эндрю Марр и поставил себе задачу выяснить политические взгляды Фараджа, пришедшего к нему в воскресный прямой эфир. Правда ли, что лидер самой популярной партии страны полагает целесообразным отказаться от системы всеобщего бесплатного здравоохранения? По-прежнему ли он считает, что борьба с изменением климата – "самая тупая идея в истории человечества"? Выступает ли он, как и раньше, за ослабление контроля за частным владением огнестрельным оружием. Фарадж не стал отвечать на эти крайне неприятные для него вопросы по существу, обвинив и знаменитого ведущего, и его работодателя в "вопиющей предвзятости".

В свое время, в контексте российской операции в Сирии, нынешний лидер партии Брекзита говорил, что среди мировых политиков его наибольшее восхищение вызывает Владимир Путин. В интервью Марру Фарадж не отрекся от этого взгляда, лишь ещё раз подчеркнув, что ему "не нравится Путин как человек", но импонируют его политические действия (дословно: "то, как он оперирует", видимо, имеется в виду "ловко"). С точки зрения Фараджа, эта оговорка должна снять с него все обвинения в "путинизме", но на самом деле она меняет не многое. Очевидно, что Фарадж – политик крайне правых взглядов, которые он не считает нужным на этом этапе предавать гласности.

В первом эпизоде сериала "Годы и годы" показана разобщенная, обозлённая Британия, население которой изверилось в традиционной политике и политиках, в либерально-демократическом общественном устройстве. А заодно и в традиционных СМИ, даже в научных знаниях. Такая Британия становится падкой на популистскую, льстящую малообразованным массам демагогию, на новых пророков, обещающих взорвать существующий порядок. Параллели с происходящим в реальности очевидны. Бесконечный сериал Брекзита разворачивается на наших глазах и пока совершенно неизвестно, чем эта драма закончится. Ясно, впрочем, что Британию ждут еще долгие потрясения. И "Годы и годы", видимо, верно предсказывает, что в условиях глубоко расколотого общества Брекзит, если он случится, не станет актом очищения и исцеления, скорее наоборот.


Источник: "Радио "Свобода"


Все права защищены (с) РС. Печатается с разрешения Радио Свобода/Радио Свободная Европа, 2101 Коннектикут авеню, Вашингтон 20036, США

Автор: Андрей Остальский

лондонский журналист-востоковед и политический комментатор
comments powered by HyperComments