x
channel 9
Автор: Лев Мадорский Фото:Проект Викимедиа

Не “птичий помёт”, а зияющая рана, или Где проходит граница покаяния?

“Нацисты были только лишь птичьим помётом в 1000-летней немецкой истории”
(Председатель АдГ Гауланд)

К написанию очерка подтолкнуло выступление перед парламентской фракцией “АдГ” Хенрика Бродера, опубликованное недавно в “Мастерской”. Хенрик обратил внимание членов фракции на карикатурность и даже кощунственность сравнения режима нацистов с птичьим помётом…

У каждого еврея есть не только способ, но и повод впасть в депрессию. Для этого достаточно долго думать о причинах Холокоста, его жертвах и людях, которые его совершили. Тот, кто пробовал (не советую, конечно) знает, как это страшно и мучительно больно. Не только потому, что в 12 чёрных лет (выражение Конрада Аденауэра) были зверски убиты ваши родные и близкие. При погружении в мрачные глубины Катастрофы, в какой-то момент со всей очевидностью всплывает трагическая мысль, после которой жить не хочется: тысячелетняя цивилизация на Земле, включающая науку, искусство, моральные ценности и т. п., не более чем тонкий налёт декоративной краски, пытающейся замазать гнилую, звериную, человеческую сущность. Может быть так же не захотел жить и погрузился в чёрный, засасывающий омут Моцарт, сочиняя знаменитый “Реквием”.

Особенно актуально сказанное для евреев живущих в Германии. Тут постоянно перед глазами старики, которые почти наверняка в детстве, были членами гитлерюгенда, помнят “хрустальную ночь”, когда громили еврейские дома и магазины, или как они с родителями приветствовали проезжавщий мимо кортеж фюрера. А может быть даже у них на глазах забирали в лагеря смерти соседей евреев, а родители говорили: “Наконец-то! Легче стало дышать”. Во всяком случае, в 90-е годы именно о такой реакции бывших хороших соседей мне говорил пожилой немец Клаус, у которого жену еврейку и маленьких детей уничтожили в Освенциме.

“После прихода Гитлера, — взволнованно рассказывал он, отводя глаза и нервно потирая руки, — в результате газетной пропаганды всё изменилось, буквально, в течение двух-трёх лет. Как это могло случиться? Не понимаю. Может быть, потому что немцы законопослушный народ и верят печатному слову? В газетах писали, что евреи захватили власть в мире и от них все беды. В школе изучали “Протоколы сионских мудрецов”. Раз пишут в газетах и учат в школе, значит так оно и есть. Наверно во всю эту галиматью было легче поверить ещё и потому, что после того как евреев забирали, их квартиры и дома, вместе со всем содержимым переходили в собственность немцев. Как правило, тех же соседей”.

Обо всём этот евреи, жители сегодняшней Германии, не могут не вспоминать, когда видят на тротуаре “камни преткновения”, на которых указаны фамилии узников смерти, или проходя мимо домов, на которых указано, что построены они с 1933 по 1945 гг.


Где проходит граница покаяния?

Да, официально немцы покаялись. Думаю, что больше, чем другие народы Европы повинные в еврейском геноциде. До сих пор время от времени возобновляются судебные процессы против охранников концлагерей и для этих дел не существует срока давности. За отрицание Холокоста можно схлопотать на пару лет за решётку. Вообще, в Германии нарваться на публичное оскорбление типа “жидовская морда” маловероятно, если, конечно, вынести за скобки проявление юдофобии значительной части приехавших мигрантов. После их “нашествия” не каждый решится пройтись в кипе или проехаться на машине с израильским флагом по мусульманскому району, которых особенно много в крупных городах. Но когда говорю о границе покаяния, имею в виду не публичное проявление антисемитизма. Речь о том, что скрыто в душе человека и проявляется либо у пьяного (“что у трезвого на уме…”), либо в личных, скрытых от посторонних глаз, так называемых, “кухонных” разговорах.

Что касается “кухонных” разговоров, ничего не могу сказать, но пьяного антисемита запомнил хорошо. В ресторане элитного отеля “Маритим” в Магдебурге, где работал несколько лет в дуэте с болгарским скрипачом, мы сыграли “Хава Нагила”. За столом недалеко от рояля отмечала день рождения компания, как позже выяснилось, из Мюнхена. В паузе после “Хавы”, сидевший лицом к нам в торце стола именинник громко и зло спросил:

— Почему вы играете еврейскую музыку? Вы что, евреи?

Ничего не подозревавший болгарин ответил вежливо и излишне подробно:

— Я болгарин из Варны. А пианист — еврей из Москвы.

Тогда именинник встал и стал выкрикивать, размахивая руками, брызгая слюной и с ненавистью глядя на меня:

— Еврей? Зачем тогда он работает?! Евреи богатые. Им не надо работать. Они держат в руках весь мир. От них всё плохое!

Подошёл официант и попросил юдофоба либо замолчать, либо покинуть зал. Компания ушла…

Остаётся добавить, что позже ко мне подошли несколько немцев, гостей ресторана, и сказали, что готовы выступить свидетелями, если я подам в суд, а один, интеллигентный, пожилой немец пожал руку и сказал:

— Извините. Среди каждого народа встречаются выродки.

Что-то вроде российского: “В семье не без урода”, Несмотря на неприятный инцидент, я уходил домой в тот день в хорошем настроении. “Сегодняшние немцы не антисемиты, — думал я. — Мы живём в другой Германии”.

Так ли это на самом деле? Когда думаю о феномене Холокоста, то всё больше начинаю сомневаться. Ведь, как говорил Клаус, до прихода нацистов к власти тоже, как и сегодня, была “другая Германия” и немцы, казалось, не были антисемитами. Может ли бомба два раза упасть в одну и ту же воронку? Не знаю. Вряд ли кто-то в историческом ключе сможет ответить на этот вопрос. Вполне могу понять слова немецкого философа и музыкального критика Теодора Адорно, который в конце 60-х, через более чем 20 лет после окончания войны, удивлялся как можно писать стихи после Освенцима и называл Холокост культурной катастрофой Европы. Кстати, в Германии долгое время родители утаивали от детей правду о Катастрофе. Сейчас многие забыли о том, что радикальный перелом произошёл только в 1978 году, когда по телевидению ФРГ прошёл американский сериал “Холокост”

Посмотрите хотя бы отрывки. Целиком весь сериал еврею, особенно живущему в Германии, смотреть трудно. Не каждый выдержит. Сериал произвёл огромное впечатление на немецкую аудиторию. Особенно на молодых, которые не знали всей правды. Удивительно, но именно после этого сериала в школе ввели обязательную программу, включаюшую в себя не только знакомство с преступлениями нацистов, но и тему еврейской трагедии.

Это, конечно, хорошо, что есть такая программа. Но отвечает ли она на почти сакральный вопрос: как народ страны, которая подарила миру Баха, Бетховена, Гегеля, Канта, Гёте и Шиллера, мог пойти по пути нацизма? Сомневаюсь. Одно можно сказать определённо: христианская, довольно-таки легкомысленная цепочка “согрешил-покаялся” здесь не действует, и то, что произошло в 12 нацистских лет не “птичий помёт”, как выразился Гауланд, а страшная, зияющая рана. Рана, которую если и удастся до конца залечить, то через много поколений. А, может быть, и никогда. Хорошо сказал Эрнст Неизвестный: “Чувство покаяния и чувство вины — это то чувство, которое отличает человека от животного, а нравственного человека от безнравственного”.


Источник: "МАСТЕРСКАЯ"

Автор: Лев Мадорский

Музыкант и писатель. Пишет на темы русскоязычной иммиграции
comments powered by HyperComments