x
channel 9
Автор: Ирина Афремова Фото:Facebook

Мы не похожи на эфиопскую общину

Мы не похожи на эфиопскую общину, для этого даже не надо смотреться в зеркало.
Почему мы не можем все как один прийти и проголосовать за своего? За того, кто тоже может по-русски, кто приехал оттуда, откуда и мы репатриировались. Мы не в состоянии это сделать, и вовсе не потому, что завидуем чужому успеху. Мы, наверное, хотим доказать всем и каждому, а может и себе самим, что мы уже оборвали все корни, уже совсем не оттуда, мы свои в доску. Мы вычистили все галутное в своем сознании, правда язык остался, и мы продолжаем друг друга учить грамоте, но это ерунда, мы не рабы,( ой, не то), мы не новые и не репатрианты, мы израильтяне, граждане, мы ликудники, мы соседи, пешеходы, критики, даже физики и лирики, но только не "русские".

А потому среди 12 фамилий, мы не оставим никакого шанса на одну единственную птичку для Михаила Лобовикова и его репатриантского места. Мы положим шпаргалку с именами половина из которых нам незнакома, мы отметим тех, кто нам нравится и тех, кого нам посоветовали, и даже тех, кто нам не нравится, но только не отметим своего.

Мы, конечно, не отметим и Нагосу, на кой нам его отмечать, его дружно отметят эфиопские ребята, которых мы потом обсудим, это ж надо, получили бумажку и выполнили то, что им сказали, мы ж не послушное стадо, мы же свое мнение имеем, мы не строем, мы вразнобой.

И все же не только наша вина в том, что Михаил не прошел. Несколько недель кряду перед праймеризом в Ликуде наш телефон разрывался от звонков и сообщений с пол восьмого утра и до десяти вечера. С нами хотели говорить Кац и Акунис, Регев и Хотавели, нам писали Хазан и Элькин, Эдельштейн и Гамлиэли. Нам надоедал Саар и Баркан. Они призывали, вопрошали, утверждали, они себя рекламировали. Министры и депутаты называли свои имена и свои номера в праймериз, они хотели, чтобы мы запомнили их номера и имена.

А Михаил Лобовиков открыл страницу в Фейсбуке, у него там более 4000 друзей, и он скромно так интеллигентно рассказал на этой странице о себе, написал, что он в праймеризе будет под номером 140. Вот и все.

Его фамилия не прозвучала по телевидению, его не заметили СМИ, и, если бы не общие друзья, я бы тоже не знала, что в Ликуде появился вот такой достойный кандидат, и что может присоединиться к Эдельштейну и Элькину еще один представитель нашей общины.

Знаю точно, что для многих ликудников его имя было совершенно неизвестно, кто он, как выглядит и почему баллотируется. С кем он дружит не в ФБ, а в Ликуде, да-да, это тоже важно, никто не отменял группы и группировки внутри такой большой и весьма разноликой партии. Он наверное не вошел во все эти шпаргалки и доли, которые могут нам совсем не нравится, но которые существуют. Ну не приходят на боксерский ринг с шахматной доской или теннисной ракеткой. Михаил остался, а точнее оставил себя в тени. И многие его не заметили, и без всякого злого умысла прошли мимо.

Что ж, праймериз, как и выборы дело громкое, тяжелое и дорогое, тут все на разрыв, на нервах, на плакатах, на звонках, из двери в дверь и на полную силу.

Иначе никак, иначе можно сидя дома (как я) обсуждать происходящее и сетовать на результаты. Или как один симпатичный парень, который увидев нас выходящими из избирательного участка сказал: " Как жаль, что я вас раньше не видел, я бы вас попросил проголосовать за моего знакомого за Михаила Лобовикова. Он очень хороший человек, я же его лично знаю!" Вот только листовки этот парень раздавал с портретом Битона.


Источник: Facebook

Автор: Ирина Афремова

директор музея в Кирьят-Ата
comments powered by HyperComments