channel 9
Автор: Пинхос Фридберг фото: предоставлено автором

Размышления старого виленского еврея о Холокосте, антисемитизме и Генерале Ветра

"Всякое дифференциальное отступление от истины немедленно ведет к интегральному отступлению"
(слова, ей-богу, не мои, чьи - не помню)


Сразу оговорюсь: в отличие от некоторых, я не юрист и папа мой тоже не был юристом. Свои юридические познания черпаю исключительно из интернета. Но беда моя не в этом. Она в том, что я, к сожалению (а может, к счастью?), не понимаю “дипломатического” языка. Другими словами, являюсь “человеком не очень воспитанным”.

Недавно я задал авторам “Заявления Еврейской общины (литваков) Литвы [ЕОЛ] по поводу дискуссий об увековечении памяти Йонаса Норейки (Генерал Ветра)” четыре вопроса. Повторюсь:

Известно ли им, что Йонас Норейка (Генерал Ветра) в 1997 г. был награжден (посмертно) Большим крестом ордена Креста Витиса (орденом Креста Витиса 1-ой степени)?

Известно ли им, за какие заслуги награждают этим орденом?

Справка:

57 straipsnis — 57-я статья Закона об орденах, медалях… гласит*:

“Vycio Kryziaus ordinu apdovanojami asmenys, pasizymeje didvyrisku narsumu ir istverme gindami Lietuvos Respublikos laisve ir nepriklausomybe”

Перевод:

Орденом Креста Витиса награждаются лица, проявившие геройскую храбрость и выдержку при защите свободы и независимости Литовской Республики.

Понимают ли они, что “условием необходимым и достаточным” для “откручивания четырех болтов” с мемориальной доски Йонасау Норейке является издание Президентом декрета о лишении Норейки Большого креста ордена Креста Витиса?
Считают ли они, что такой декрет может быть подписан в принципе, и, уж тем более, до 23 сентября 2018 г.?

Понимая каверзность вопросов, я пожалел авторов “Заявления” и бросил им “спасательный” круг: “Отвечать мне не надо”. Естественно, они им с радостью воспользовались.

Считаю, что пора перестать плодить бессмысленные пиар-заявления. Ибо ничего, кроме очередного всплеска нетерпимости одной части граждан к другой, они не вызывают. И если авторы “Заявления” действительно хотят добиться снятия мемориальной доски Генералу Ветра, они должны действовать строго по закону. Как? Прочтите сначала:


Лирическое отступление на тему “Есть ли в Литве антисемитизм?”

Мой ответ на поставленный вопрос будет еврейским. Это значит, что я отвечу вопросом на вопрос: а как считаете вы, дорогие читатели?

Чтобы вы могли как-то считать, расскажу две истории, случившиеся со мной во времена, когда в Литве еще не существовало "официального определения антисемитизма”.

23 сентября 2012 г. в 8:56 на литовской странице портала delfi.lt появилось совместное сообщение двух крупных информагентств Elta и BNS: сегодня, в День памяти геноцида литовских евреев, в Вильнюсе и Каунасе будут зачитывать имена бывших узников гетто. Чтение еще не успело начаться, как косяком пошли комментарии. Три из них я тут же скопировал и со словами “Вопросы есть?” послал в печать. Утром, 24 сентября моя реплика была опубликована (на трех языках — литовском, английском и русском). Не поленитесь, откройте.

Никакой реакции! Да, и откуда бы ей взяться, если у сотрудников правоохранительных органов на чтение комментариев delfi не хватает времени, а руководству ОЕЛ (знавшем о реплике!) не пришло в голову (а может, не захотели?) сообщить в прокуратуру об описанных в реплике фактах.

Я понял абсолютную бессмысленность подобных своих реплик и дал себе слово в следующий раз поступить иначе. Сказано — сделано. Случай не заставил себя ждать.

28 сентября 2013 года на сайте главной газеты Литвы “Lietuvos rytas” была опубликована статья Pasaulio litvakai nesudegino tiltu su Lietuva (Литваки мира не сожгли мостов с Литвой). Прочитав комментарии, я пришел в ужас: нацистские лозунги, прямые призывы к уничтожению евреев. Самые одиозные я тут же сфотографировал, поместил на word-страницу и разослал близким друзьям. Послал их и в редакцию газеты “Обзор”, правда, с припиской: “Информация. Не для печати”. Почему “не для печати”? Я же только что сказал: понял абсолютную бессмысленность своих реплик.

Перед вами скан-копия этой word-страницы:

Ограничусь переводом трех из этих “перлов”:

№ 1: ник — всех, текст — “евреев депортировать в Израиль, чем быстрее, тем лучшее…”;

№ 98: ник — Дануте Бальсите, текст — “juden RAUS!”;

№ 104: ник — Дануте Бальсите, текст — “Литва — литовцам, евреям — камин [крематорий]”.

Принял решение обратиться в Генеральную прокуратуру. Но не с заявлением, как вы подумали. А только с информацией. Почему? Да потому, что на суды нужны адвокаты, на адвокатов — деньги, и не малые. А личного “Фонда доброй воли” у меня, как вы понимаете, пока нет.

Вот копия весьма милого письма, отправленного 4-го октября 2013 года:

Перевод:

Тема: Не заявление. Только информация

Кому: Генеральная прокуратура

Добрый день, уважаемые господа
Посылаю Вам не заявление, а только информацию.
Если считаете, что это спам, извините.

С уважением, Пинхос Фридберг

Предполагаю, что мое извинение за спам произвело незабываемое впечатление: спустя год (!) я был приглашен в полицию и опрошен в качестве свидетеля. Перед вами копия повестки на 17 октября 2014 года:

Я письменно подтвердил следователю Аурелии Веригайте, что являюсь автором отправленной информации. В ходе весьма доброжелательной беседы я впервые использовал нестандартную тактику поведения: исключив из своего лексикона термины “еврей” и “антисемитизм”, сказал, что:

“… в комментариях Дануте Бальсите усматриваю призыв гражданина Литвы убивать других граждан Литвы”.

Точка. И попросил внести эти слова в протокол, что и было сделано. Мне показалось, что такая необычная интерпретация фактов несколько удивила следователя, и она хорошо поняла, что я поднимаю вопрос о значительно более серьезных вещах, чем набившие оскомину рассуждения об антисемитизме.

Спустя 4 дня, 21 октября получил из полиции письмо главного следователя Виолеты Вайнаускене о приостановке досудебного расследования:

На двух страницах приложения подробно объяснялось почему. Должен признать, что в случившейся приостановке виноват я сам: не проверил, в какой юрисдикции находится IP автора комментария №1. Оказалось — Великобритании.

Перед вами копии первой:

и последней из полученных судебных повесток:

Состоялось более десяти заседаний суда. Они напоминали (возможно, только мне?) театр абсурда: в назначенное судьей время в зале заседаний появлялись прокурор, адвокат обвиняемой, я и еще две женщины — сотрудницы двух библиотек, с компьютеров которых Д. Бальсите отправляла свои комментарии. Рассаживались и молча (!) смотрели по сторонам, иногда полчаса, иногда больше. Ждали появления Д. Бальсите. Но та не появлялась.

Во время нескольких из наших “посиделок” у адвоката звонил мобильник: его клиент сообщала, что не явится, так как у нее внезапно подскочило давление, и она вызвала “скорую помощь”.

Заканчивались заседания стандартно: из расположенного рядом кабинета выходил судья, объявлял заседание не состоявшимся и назначал дату новой встречи. После этого секретарь суда делала в старой повестке “отметку о прибытии” и выдавала новую. Каждая такая “лечебная процедура” стоила мне порядка трех часов жизни (здание суда находится в противоположном конце города).

В конце концов, полиция Д. Бальсите задержала, и в ожидании суда она провела под арестом 33 дня. На финальное судебное заседание, которое состоялось 19 января 2016 года, ее доставил полицейский “воронок”.

Лицезреть Д. Бальсите мне не довелось: с 13-го по 24-го января я находился в Израиле (билеты были приобретены 8-го сентября 2015 года). О невозможности присутствия я заблаговременно, 7-го января, проинформировал судью Овидиюса Раманаускаса, приложив копии билетов (и просьбу подтвердить получение письма):

О суде над Д. Бальсите сообщили все СМИ Литвы (и не только Литвы). Единственное, чего никто не мог понять, так это откуда растут ноги: ни в одной из публикаций мое имя не упоминалось. Но видит Б-г, претензий я не имел, так как “ездил в суд, как на работу” не ради пиара.

Чтобы дать читателю представление, что творилось в прессе, приведу переводы заголовков публикаций крупнейших СМИ:

2016.02.12

1. Teismų pranešimai spaudai (Суды Литвы, сообщения для печати), время публикации не указано.

Nuteista izeidziancius komentarus apie zydus rasiusi moteris
(Осуждена женщина, писавшая оскорбляющие комментарии о евреях).
[приведены только инициалы осужденной — D.B.L.]

2. 15min.lt, 10:05.

Vilniuje nuteista izeidžiancius komentarus apie zydus rasiusi pensininke
(В Вильнюсе осуждена пенсионерка, писавшая оскорбительные комментарии о евреях)
[приведены имя и фамилия осужденной — Danute Balsyte-Lideikiene]

m.kauno.diena.lt, 10:09.

Uz izeidziancius komentarus apie zydus — daugiau nei mėnesis aresto
(За оскорбительные комментарии о евреях — более месяца ареста)
[приведены только инициалы осужденной — D.B.L.]

4. lrytas.lt, 10:47, обновлено в 11:00.

Zydus izeidinejusiai moteriai — 33 paros aresto

(Женщине, оскорблявшей евреев — 33 суток ареста)

[приведены имя и фамилия осужденной — Danute Balsyte-Lideikiene]

alfa.lt, 11:09.

Uz izeidziancius komentarus apie žydus — daugiau nei mėnesis aresto
(За оскорбительные комментарии о евреях — более месяца ареста)
[приведены только инициалы осужденной — D.B.L.]

2016.02.14

obzor.lt (сайт крупнейшей русскоязычной газеты Литвы)

Когда мнение уже за гранью закона
[приведены только инициалы осужденной — Д. Б. Л.]


Фрагмент статьи:

“Корреспондент газеты “Обзор” попросил одного из своих постоянных авторов, активно изучающего тему Холокоста и межнациональных отношений в Литве, прокомментировать этот случай.

— Насколько я могу судить о ходе данного судебного разбирательства, во-первых, литовским судом были наверняка проведены соответствующие экспертизы, подтвердившие и авторство упомянутых комментариев, и то, что в них, как я предполагаю, содержался именно призыв к физическому насилию, вплоть до уничтожения людей одной группы людьми другой группы. И если подстрекатели будут знать, что их сугубо личное мнение может находиться уже за той гранью, что подпадает под действие литовских законов, глядишь, будет меньше и комментариев, разжигающих межнациональную рознь, — сказал собеседник.

Собеседник также добавил, что в данном случае нужно только приветствовать принципиальные действия Генеральной прокуратуры Литвы”.

Как вы уже успели догадаться, “собеседником”, полностью уверенным, что “литовским судом были наверняка проведены соответствующие экспертизы”, был я. Все просьбы редакции “Обзора” раскрыть свою фамилию были мною отвергнуты. Повторюсь еще раз: я ездил в суд как на работу не ради пиара.

Насколько мне известно, это был первый случай в истории независимой Литвы, когда суд использовал формулировку, в которой отсутствовали как слово “еврей”, так и термин “антисемитизм”. Цитирую:

“pripazinta kalta del vieso raginimo smurtauti bei zmonių grupes, skiriamos tautiniu pagrindu, viesa tyciojimosi ir niekinimo…”

Перевод:

“… признана виновной в публичном подстрекательстве к насильственным действиям, а также к публичному издевательству и презиранию группы людей, отличаемой по национальному признаку…”

И еще. Из приведенных выше комментариев Д. Бальсите видно, что ряд читателей публично ее поддержал (например, с лозунгом “Juden RAUS!” согласны еще 5 человек, против …). При желании, прокуратура могла бы найти этих читателей также легко, как и саму Дануте Бальсите. Но об этом можно только мечтать.

Чем бы закончилось “дело Д. Бальсите”, приди она на первое же заседание суда, прогнозировать не берусь.


Признать Йонаса Норейку (Генерал Ветра) преступником может только суд

Вы вправе спросить: какое отношение вышеприведенное “лирическое отступление” имеет к снятию мемориальной доски Генералу Ветра?

Отвечаю: самое прямое. На примере Д. Бальсите я доказал себе, что, если есть веские аргументы, упорство приводит к цели.

Поскольку преступления против человечности не имеют срока давности, считаю, что руководство ЕОЛ обязано:

Обратиться в суд, дабы тот на основании перечисленных в “Заявлении”документов установил, имеются ли основания считать Й. Норейку виновным в совершении преступлений против человечности.

Этого требует память невинно убиенных евреев, среди которых мои бабушка и дедушка и еще 26 близких родственников (Вильнюсское гетто, место гибели Понар), отец и дедушка моей жены (Каунасское гетто, место гибели Дахау), ее бабушка (Каунасское гетто, место гибели Саласпилс).

Этого требует История.

Если суд признает Й. Норейку виновным в совершении преступлений против человечности, обратиться к Президенту Литвы с просьбой лишить его Большого креста ордена Креста Витиса (ордена Креста Витиса 1-ой степени).
Если же все судебные инстанции (включая международные) сочтут документы неубедительными и откажут в таком признании, то до появления новых серьезных документов закрыть этот вопрос и прекратить будоражить и раскалывать общество.


P.S. Средств на оплату адвокатов в “Фонде доброй воли” достаточно. И получены они как раз за религиозное имущество тех самых невинно убиенных.

P.P.S. Если авторы “Заявления” не горят желанием (или боятся?) обратиться в суд, то, прошу прощения за грубость, пусть ведут себя как в ветхозаветном анекдоте — “сидят … и не чирикают”.

___
*) Здесь и далее специфические буквы литовского алфавита, содержащие диакритические знаки, заменены буквами без таковых (прим. авт.)

Источник: "МАСТЕРСКАЯ"

Автор: Пинхос Фридберг

comments powered by HyperComments