channel 9
Фото: 9 Канал

Авигдор Либерман ушел в отставку с поста министра обороны

Лидер НДИ Авигдор Либерман заявил об уходе в течение ближайших 48 часов в отставку с поста министра обороны Израиля. Он пояснил это решение несогласием с политикой кабинета министров по вопросу отношений с ХАМАСом и принятием решения о перемирии.

Заявление было сделано во время специального заседания фракции.

Пресс-служба премьер-министра Биньямина Нетаниягу отреагировала на это следующим образом: "Нет веских причин идти на выборы в столь непростое с точки зрения безопасности время. Правительство может продолжить работу до завершения каденции. В любом случае должность министра обороны незамедлительно перейдет под ответственность главы правительства Нетаниягу".

Без НДИ коалиция остается в минимальном большинстве в 61 голос, практически лишающем премьера свободы маневра. Нетаниягу будет очень нелегко лавировать в условиях давления со стороны ультраортодоксов, Беннета и Кахлона по разным вопросам. При минимальном составе правящей коалиции любая партия имеет возможность шантажировать премьера развалом коалиции, и даже больше - любой коалиционный депутат Кнессета может провалить важнейшие для правительства законы, просто не проголосовав за них.

Поэтому уход Либермана из правительства с большой вероятностью означает досрочные выборы.

Основной причиной ухода Либерман назвал "чемоданы катарских денег", переданных администрации ХАМАСа в Газе, и "500 ракет из Газы за двое суток" без надлежащей ответной реакции.

"Не секрет, что в последнее время между мной и Нетаниягу были серьезные споры, я не считал, что следует завозить горючее на катарские деньги, и только после того, как мне приказал это сделать премьер, я это сделал. Я считал, что поселок бедуинов, которые селятся между Маале-Адумим и Мертвым морем, надо снести. Я не буду говорить о других противоречиях. Я не искал специальных причин, чтобы оставаться на этом посту, я работал и выполнял все функции, которые должен выполнять министр обороны. Но есть вещи, с которыми я не могу согласиться – пятнадцать миллионов долларов, которые были переданы в чемоданах наличными ХАМАСу. Если кто-то думает, что можно проконтролировать трату этих денег, он сильно ошибается. Если кто-то читает соцсети, то он знает, что первыми из этих денег получили пособия семьи террористов, погибших при попытках диверсий у разделительного забора", - объяснил Либерман первую причину ухода.

Затем он перешел к событиям минувших суток, которые, судя по всему, стали "триггером", вынудившим его написать письмо об отставке.

"И второй момент – вчерашнее решение о прекращении огня, пятьсот ракет за двое суток. Удары, которые мы нанесли по инфраструктуре террора в Газе, были недостаточными. Я знаю все причины и все подробности, все у меня перед глазами. И вы знаете, всегда есть север и юг, восток и запад, есть те и другие страны и те и другие аргументы. Но мы должны были закончить историю с Газой. Это еще аукнется нам на других фронтах. Оставшись министром обороны, я не мог бы смотреть в глаза жителям юга. Думаю, вопрос с гуманитарной ситуацией в Газе следовало урегулировать иначе. Надо было потребовать возвращения удерживаемых в Газе израильтян и останков солдат. ХАМАС должен был пообещать, что ни один человек не подойдет больше к разделительному забору. Сразу после того как были доставлены деньги в Газу, у забора оказалось тринадцать тысяч человек, которые устраивали беспорядки. На следующий день палестинский араб зашел в Натив ха-Асара и поджег там теплицы".

Либерман напомнил, что никогда "не прилипал к креслам". Он также отметил, что голосовал против извинений перед Турцией, и теперь "ясно, что это было правильно".

"Я наверняка подвергнусь критике со всех сторон, включая политических комментаторов, политиков и прессы. Уверен, мы сможем пережить критику со стороны политиков, прессы и разных интернет-сайтов", - отметил уходящий министр обороны.

Либерман отметил, что, скорее всего, уже до следующего воскресенья парламентские фракции согласуют между собой вопрос о досрочных выборах, и это необходимо, чтобы рассеять неопределенность и установить границы в сфере безопасности и главных аспектов израильской жизни.