x
channel 9
Автор: Мордехай Кедар Фото:Проект Викимедиа

Стражи Залива

В течение последних недель сразу несколько высокопоставленных израильтян посетили страны Арабского залива (арабы ужасно злятся, когда кто-то называет “их” залив – “Персидским”, сделаем же им теперь это маленькое одолжение): глава правительства, пара министров — Мири Регев и Исраэль Кац, а ещё — глава Моссада и целая спортивная делегация.

Израильский флаг был поднят на соревнованиях по дзюдо в Абу-Даби, а израильский гимн сыгран там даже дважды. На глаза министра культуры Регев, подпевающей слова гимна о “страждущей душе еврея” и о желании “быть свободным народом в своей земле” от волнения навернулись слёзы.

Вдобавок, высокая гостья посетила одну из самых больших мечетей мира знаменитую мечеть шейха Зайда. И надо же, небо не рухнуло на землю. Выяснилось, что арабы вполне могут пережить как исполнение израильского гимна, так и израильского министра да ещё, к тому же женщину на территории своей мечети. И всё это случилось за один только месяц.

Немедленно возникающий очевидный вопрос состоит в том, оказались ли мы свидетелями чего-то принципиально нового, фундаментального изменения, стратегического сдвига, или же наблюдали как достоянием гласности стали уже давно идущие, но скрытые до сих пор от посторонних глаз закулисные процессы. Заметим также, что на фоне израильских посещений стран Залива, ни одного публичного визита из этих государства в Израиль пока не произошло. Учитывая это, попробуем оценить октябрьские события со всей возможной осторожностью.


Взаимные визиты

Что касается Султаната Оман, следует помнить, что в прошлом израильские премьер-министры уже посещали его. Ицхак Рабин был там в 1994 году. На следующий год министр иностранных дел Омана посетил Израиль. А ещё год спустя визит в Оман совершил премьер-министр Шимон Перес. Однако с началом арабского террора, развязанного Арафатом в 2000 году, отношения были разорваны, после чего контакты продолжались в основном втайне, вдали от чужих глаз.

В 2008 году министр иностранных дел Ципи Ливни встретилась со своим коллегой из Омана. С тех пор никаких публичных встреч между высокопоставленными должностными лицами больше не было. Правда в 2016 году важная делегация из Омана приняла участие в похоронах Шимона Переса, а ещё незадолго до того, министр иностранных дел этого государства посетил мечеть Аль-Акса в Иерусалиме.

Вместе с тем, надо понимать, что, несмотря на занимаемое им важное геостратегическое положение на берегу Ормузского пролива, через который добываемая в Заливе нефть, экспортируется как арабскими странами, так и Ираном, султанат Оман не играет важной роли в политике арабских стран. Поэтому отношения между Оманом и Израилем не привлекают особого внимания ни в регионе, ни в мире в целом. Мне даже кажется, что большинство израильтян и вовсе не знают, где находится эта страна.

В свою очередь, ОАЭ также не чужды израильтянам. В 2008, 2010 и 2013 годах израильские спортсмены участвовали в проводимых там международных соревнованиях. А в 2010 году министр национальной инфраструктуры Узи Ландау принял участие в международной конференции по возобновляемым источникам энергии в Абу-Даби.

В 2015 году в столице эмиратов Абу-Даби открылось официальная израильская миссия по вопросам энергетики. Правда, с точки зрения эмиратов, дипломатическим израильским представительством она не является, считаясь отделением базирующегося там Международного энергетического агентства.

В 2016 году в рамках международной конференции по энергетике Абу-Даби посетил министр энергетики Израиля Юваль Штайниц, а в 2017 году в Греции лётчики израильских ВВС приняли участие в военных манёврах вместе с пилотами из ОАЭ, Италии и Греции.


За кулисами

В Катаре с 1996 года тоже располагалось официальное израильское экономическое представительство. Побывавший там тогда премьер-министр Шимон Перес даже обсуждал с властями этой страны возможность наладить поставки газа Израилю. Однако в 2009 году после операции “Литой свинец” в Газе оно было закрыто. В 2011 и 2013 годах израильские спортсмены участвовали в проходящих в Катаре международных спортивных мероприятиях, но без израильского флага.

А вот Саудовская Аравия никогда открыто и публично не принимала израильтян, хотя за кулисами существует немало связей между королевством и Израилем. Так, например, с ведома и благословения израильских премьер-министров, известный израильский уролог на протяжении многих лет занимался лечением королевской семьи.

Лёд в отношениях между Израилем и Саудовской Аравией начал таять в 2015 году, вслед за тем, как западные державы, подписав ядерное соглашение с Ираном, вызвали в Саудовской Аравии страшную тревогу, куда большую, чем у израильтян. Хотя лидеры королевства и не афишировали её слишком, вполне в соответствии с бедуинской традицией, ожидающей от мужчины сдержанности в проявлении эмоций и чувств.

В 2016 году на международной конференции в Германии министр обороны Моше Яалон был замечен пожимающим руку влиятельному саудовскому принцу Турки аль-Фейсалу, в прошлом главе саудовского разведывательного агентства. В том же году Анвар Ашаки, отставной генерал саудовской армии, побывал в Израиле во главе деловой и научной делегации, за что подвергся яростной критике со стороны Палестинской национальной администрации в Рамалле.


Интересы и страхи

Таким образом, можно сказать, что отношения между Израилем и государствами Залива дважды переживали расцвет: в 1990-е годы и нынче. У Израиля нет общих границ, а значит и территориальных споров с этими странами, однако они избегали форсирования контактов с Еврейским государством, исходя из соображений лояльности к интересам палестинских арабов. Развитие отношений в 1990-х годах, таким образом, являлось следствием соглашений в Осло, и казавшимся тогда реальным прогрессом в решении проблемы палестинских арабов.

Когда же переговоры между Израилем и ООП застопорились, а к концу 2000 года и вовсе переросли в так называемую “вторую интифаду”, приведшую к гибели множества людей с обеих сторон, отношение к любым контактам с Израилем стало в арабской среде отрицательным. В результате связи между Израилем и странами Залива оказались разорванными.

Ситуация стала меняться в 2007 году, когда контроль над сектором Газы захватил ХАМАС – филиал международного движения “Братьев-мусульман” ненависть к которому со стороны лидеров Саудовской Аравии и ОАЭ из-за разногласий по поводу роли ислама в обществе и государстве, трудно даже описать.

Ещё теснее стали позиции Израиля и этих стран в 2015 году, когда было подписано ядерное соглашение с Ираном. Другими словами, расцвет отношений, начавшийся в прошлом году, стал результатом бешеного страха саудовской королевской семьи и лидеров ОАЭ перед иранской угрозой и осознанием их неспособности противостоять иранскому давлению, а уж тем более потенциальной военной агрессии со стороны этого государства.

Иначе говоря, в то время как отношения стран Залива с Еврейским государством в 1990-х годах были основаны на интересах, отступивших в сторону под давлением инициированной в 2000 году Арафатом “интифады”, нынешние контакты стали результатом экзистенциальных страхов за собственное будущее, с которыми “палестинской проблеме” конкурировать очень сложно.

Помимо этого, государства Залива, как, впрочем, и многие другие страны, не видят конца расколу между ХАМАСом и ООП, а значит, осознают, что и конфликту Израиля с палестинскими арабами, тормозящему всякий прогресс в их отношениях с Израилем, конца тоже нет. Поэтому, решив обойти “палестинскую проблему”, они предпочитают теперь развивать свои контакты с Израилем, независимо от успешности переговоров, как между Израилем и палестинскими арабами, так и между ХАМАСом и ООП.


Большая игра

На взгляд из Залива, “проблема” палестинских арабов кажется куда как менее важной, нежели проблема иранская, а потому лидеры арабских стран этого региона пришли к осознанию того, что ради собственного выживания следует просто игнорировать “палестинскую проблему” и продвигать контакты с Израилем.

Только Израиль способен предоставить им оборонные системы вроде “Железного купола”, поделиться информацией о намерениях и планах их заклятого врага, а возможно, даже принять участие в поддерживаемой американцами коалиции, способной противостоять иранскому альянсу, объединившему нынче: Ирак, Сирию, Ливан, “Хизбаллу”, Турцию, ХАМАС и Россию.

Когда начинается большая геостратегическая игра между “китами”, крошечная проблема, вроде амбиций и стремлений палестинских арабов, попросту сметается в сторону с сукна политического стола. Палестинским арабам вновь придётся сполна заплатить за собственное упрямство и нежелание идти на компромиссы с Израилем в отношении мирного соглашения.

К этому стоит добавить и то, что в странах Залива отнюдь не забыли об активной поддержке палестинскими арабами Саддама Хусейна, когда в августе 1990 года его войска вторглись в Кувейт и захватили эту страну. На Ближнем Востоке люди ничего не забывают и никогда не прощают. Недаром арабская пословица говорит о бедуине, отомстившем по закону кровной мести за отца через сорок лет и сказавшем: “Что-то поторопился я”.

Одним словом, нынешнее развитие отношений между Израилем и странами Залива стало результатом эскалации иранской угрозы и маргинализации “палестинских интересов”. В нынешнем раскладе Израиль перестал быть проблемой в глазах “Стражей Залива”, становясь напротив, ключевой составляющей желанного решения.


(Перевод Александра Непомнящего)


Оригинал на иврите: MIDA

Источник: "Еврейский мир"

Автор: Мордехай Кедар

израильский учёный, востоковед