channel 9
Автор: Сергей Восковский Фото:Проект Викимедиа

Трамп сказал по-своему

Люди, выросшие в СССР, даже и уехавшие в свое время оттуда навсегда, до сих пор имеют о Южной и Центральной Америке, если, конечно, не живут там, представление, почерпнутое из рассказов О. Генри, “Восставшей Мексики” Джона Рида и телепередачи “Клуб кинопутешествий”.

Экзотическая природа, мешанина этносов и культур и, конечно, вечная герилья. Здесь испытываются радикальные доктрины. Здесь во имя революции идут на преступления и так в это втягиваются, что забывают обо всем. Только здесь можно встретить людей с именами Ленин, Ильич, Энгельс и Крупская.

Сегодня нас интересуют три центральноамериканских государства: Сальвадор, Гондурас и Гватемала. Именно отсюда движется на север колонна людей. Их цель – США.

Я не знаю, есть ли где-то официальная расшифровка выступления Трампа, в котором он, как утверждают его политические противники, нехорошо отзывается о мексиканских нелегалах. Нельзя исключить того, что это вольная интерпретация слов президента. Но вполне можно представить, что он говорил не о лицах, так сказать, мексиканской национальности, а о тех инфильтрантах, которые проникают в Штаты через Мексику. Тогда в его словах можно было бы найти изрядную долю истины. И вот почему.

Все три перечисленных нами выше государства имеют славную революционную историю. А любая революция приносит победителям славу, инвесторам – выигрыш, проигравшим же остается лишь удалиться. Если успеют. За ними следуют и обычные люди, которых события затянули в свой омут. Большинство из них ищут счастья не в новой герилье, а в возможности сравнительно безопасно жить и работать. Многие находят это в Штатах.

Сорок лет назад в Сальвадоре началась очередная гражданская война. Она не была похожа на прежние патриархальные революции: страна потеряла около ста тысяч убитыми и около миллиона эмигрировавшими.

Многие ехали по проторенному маршруту – в Лос-Анджелес, США, где к тому времени уже существовала община сальвадорцев. Но старожилы не смогли защитить вновь приехавших от этнических криминальных группировок, и тем пришлось заботиться о себе самим.

Что могли люди, имевшие опыт партизанской войны? Очень скоро в городе заговорили о новой банде, жестокой и бескомпромиссной. Некоторых ее участников американские власти арестовали и депортировали, и она продолжила свою деятельность уже на родине. Вскоре MS-13, как ее стали называть, начала оперировать и на территориях Гондураса и Гватемалы.

Никто не может поручиться, что в составе колонны, ныне подступающей с юга к границе Мексики, отсутствуют члены этой группировки. Так же как среди сотен тысяч инфильтрантов в Европе оказываются участники событий на Ближнем Востоке. В свете чего отнюдь не стоит критиковать высказывания президента Трампа и напрочь отвергать его оценку состава лиц, проникающих в США через Мексику, как это делал ооновский чиновник по правам человека Руперт Колвилл. Он заявил: “Если это правда, это шокирующие и позорные высказывания президента Соединенных Штатов, мне жаль, но это можно назвать только расизмом”. И еще он сказал, что высказывания Трампа противоречат “универсальным ценностям, за которые мир боролся” с конца Второй мировой войны.

Между тем именно после Второй мировой власти латиноамериканских государств вынуждены были в борьбе против организованной преступности применять так называемые эскадроны смерти, группы, официально не связанные с госаппаратом, выполняющие такие операции, которые нельзя осуществлять силами правоохранительных органов и судебной системы. Господин Колвилл был вправе характеризовать действия эскадронов как противоречащие универсальным ценностям, но он не мог назвать их расистскими.

На легальном же фронте происходило вот что. Гондурас одним из первых принял пакет законов против оргпреступности, в число которых входил акт, запрещающий любые связи с бандитами. Можно было сесть в тюрьму за один только гангстерский вид. Подобный закон принял и Сальвадор. По нему подозреваемому грозило 12 лет за наличие гангстерской татуировки. В 2004 году и Мексика начала предпринимать усилия по искоренению MS-13, в рамках которых прошли массовые аресты ее членов.

Мог ли Руперт Колвилл назвать подобные действия властей противоречащими универсальным ценностям? А расистскими? Трудно сказать. Можно лишь отметить, что администрация Обамы предлагала более гуманный подход к членам MS-13 и других банд. Почему? По той же причине, по которой пенитенциарная система большевиков считала уголовников “социально близкими” и использовала их для подавления политических заключенных. Замените российских уголовников начала прошлого века на членов современных этнических банд, и вы получите ответ на вопрос об идеологических корнях европейских левых либералов и их единоверцев из Демпартии США.

Ну и наконец, еще одно соображение.

Если, ратуя за прием миллионов “беженцев” европейскими государствами, левые либералы объективно ведут дело к изменению национального, религиозного и культурного состава Европы, то и о деятелях современной Демократической партии США можно сказать то же самое, но применительно к Штатам.

Размывание общества на многочисленные элементы любезного их сердцам многообразия, доведение понятия прав человека до полного абсурда, дезориентация молодежи возможностью объявить себя принадлежащим к одному из множества выморочных гендеров и так далее – все это грозит сделать Америку аморфной и неспособной на действия, превышающие по затрачиваемым усилиям пользование смартфоном. Если прибавить к этому демонстративно негативное отношение к власти и пропаганду принципов самоорганизации, то можно предположить, что здесь мы видим точку соприкосновения леволиберальной идеологии с устройством этнических группировок и некоторых признаков симпатии администрации Обамы к последним. Дело в том, что управление подобными группировками децентрализовано. У них нет центра, как этого хочет для себя и левая тусовка. Но это же чрезвычайно затрудняет властям центральноамериканских государств разгром банд. С леваками же это может сыграть жестокую шутку – отвести им глаза. И отводить их до тех пор, пока леваки на себе не почувствуют тяжелую руку социально близких.

Конечно, Трамп мог бы выразиться о гостях с юга по-другому. Более развернуто. Он мог бы, например, сказать, что ему все равно, какого цвета бандитские группы: белые, цветные или в полоску. Что он будет бороться со всеми. И не допустит, чтобы, кроме местных, властям пришлось иметь дело с пришлыми. Будь они хоть трижды из бедных стран с преступностью, угрожающей самому их, государств, существованию. Потому что борьба с преступностью и защита от нее законопослушных граждан – едва ли не первое дело, которым должно заниматься ответственное перед народом государство.

Но он сказал по-своему. И это его право.


Источник: "КСТАТИ"

Автор: Сергей Восковский

автор русской еженедельной газеты в США "Кстати"