channel 9
Автор: Маша Слоним Фото:Проект Викимедиа

Англичанка гадит, а русские травят

В связи с историей покушения на Скрипалей я должна сделать чистосердечное признание: и в марте, когда стало известно о покушении в Солсбери, и на прошлой неделе, когда были обнародованы фамилии, фото и видео подозреваемых, которые, как сказала премьер-министр Тереза Мэй, “почти наверняка” действовали по приказу, отданному на самом высоком государственном уровне, сердце мое дрогнуло. Я живу среди очень доброжелательных людей, почти все в округе знают, что я приехала из России, я никаким образом не отношусь ни к высшему, ни к какому другому уровню российской власти, даже не имею российского паспорта с 1974 года. Но каждый раз, когда я общаюсь с соседями, с почтальоном, с фермерами на тракторах, которые с улыбкой пропускают мою машину на наших узких дорожках, мне почему-то хочется сказать: “Не бойтесь меня, нет у меня “Новичка” и быть не может!” Глупость. Знаю. Меня, конечно, никто и не подозревает. Как и не подозревают поголовно всех жителей России. Тереза Мэй в своем выступлении в парламенте именно это и подчеркнула. И все же...

Я не нашла эквивалента крылатой фразы “англичанка гадит” в английском языке. Такого выражения, как “русские гадят”, просто нет, но почему-то Россия в последнее время дает много поводов не то чтобы прямо так говорить, а чтобы даже выбрать более сильное выражение: “Российское государство убивает на британской территории”. Вообще, о России сейчас здесь пишут исключительно в связи с убийствами и покушениями. Ну, или в связи с бомбардировками в Сирии. Последний пример — покушение на Скрипалей и информация о подозреваемых с именами (хоть и вымышленными) и с фото и видео (настоящими) стали очередным таким поводом. И в парламенте, и в СМИ всю неделю обсуждают последние разоблачения. Можно это назвать антироссийскими настроениями? Да нет. Все-таки не каждый день на территории страны происходят убийства и покушения на убийство таким экзотическим образом. Да и нельзя сказать, что страна в едином патриотическом порыве осудила либо заклеймила Россию. Британский парламент многопартийный, пресса представляет весь спектр политических пристрастий, а уж интернет и подавно.

Начнем с палаты общин. На парламентских дебатах после выступления премьер-министра слово сразу же дается лидеру оппозиции Ее Величества — лейбористу Джереми Корбину. Корбин подтвердил, что получил секретные материалы от разведки, касающиеся агентов ГРУ, поблагодарил Мэй за это и вполне страстно, вслед за премьером, осудил ужасный акт, совершенный на британской земле. Но при этом он воздержался от того, чтобы указать на российское государство как виновника, и предложил “формально обратиться к России за доказательствами”. Примерно так же лидер оппозиции реагировал на новость об отравлении Скрипалей в марте. Он наотрез отказывался обвинить Кремль, чего ему не простили тогда его политические оппоненты. Сейчас все повторяется как под копирку. Корбин, конечно же, не единственный, кто публично выражает свое несогласие. Кен Ливингстон, бывший мэр Лондона, в интервью RT предложил своеобразный метод определения, русские это агенты или нет. Если в соцсетях их лица никто не узнает, тогда это точно не сотрудники спецслужб России! А российский пропагандистский канал, свободно вещающий в Великобритании, с удовольствием предоставляет возможность подвергнуть сомнению официальную версию британского правительства и разведки всем желающим. И такие находятся. Кто-то, как недавно стало известно, получает неплохие деньги за выступления на RT, причем это не обязательно левые политики, восхищающиеся политикой Кремля. Например, свою программу на канале ведет бывший первый министр правительства Шотландии Алекс Салмонд.

А кто-то просто любит Россию и остается приверженцем Кремля в пику Америке. Многие левые ненавидят США, капитализм и глобализм, пытаясь противопоставить им воображаемую Россию, о которой они ничего не знают. Кому-то просто нравятся теории заговора (конспирологи есть всюду), питающиеся всевозможными версиями отравления Скрипалей, которые охотно распространяют российские фабрики троллей. В бюллетене МИД Великобритании приводится 38 примеров такой дезинформации, которая распространяется не только российскими телеканалами, но и соцсетями в Великобритании. В течение нескольких недель после отравления Скрипалей анализ контента британского “Твиттера” показал, что 69% твитов повторяли тезисы официальной Москвы. “Это, конечно, не значит, что 69 процентов британцев согласны с позицией Кремля, — пишет Питер Померанцев в газете Sanday Times, — но просто демонстрирует, насколько напористо работает российская пропаганда”.

Форин Офис пытается бороться с влиянием фейк ньюс, конспирологов и российской пропаганды, которые сеют сомнения и недоверие к правительству. Министерство даже выпустило ролик, пытаясь опровергнуть утверждения российской пропагандистской машины. Но известно, что убедить людей, которые желают верить в простые и зачастую фейковые объяснения сложных историй, гораздо труднее, чем объяснить им, что на самом деле происходит. На днях я обнаружила интервью и лекции давно забытого агента КГБ, бежавшего на Запад еще в 70-х годах прошлого века. Юрий Безменов, работавший до побега под прикрытием журналиста РИА, предупреждал, что главная задача КГБ за границей — это не шпионаж (всего 15% работы), а подрывная деятельность, растление умов и так называемые активные мероприятия. И это было больше полувека лет назад, когда никаких соцсетей и в помине не было. В остальном же мало что в этом смысле изменилось.


Источник: SNOB

Автор: Маша Слоним