channel 9
Автор: Ран Барац Фото:Facebook

Историческое бесстыдство: противоречия и искажения в письме историков "Яд ва-Шема"

В "Яд ва-Шеме" прекрасно знают, что совместная декларация Израиля и Польши вполне разумна с исторической точки зрения. Тем не менее, там предпочитают исказить ее смысл, чтобы скрыть правду. ("Яд ва-Шем" - национальный мемориал и исследовательский центр Катастрофы и Героизма.)

В последние дни я оказался втянут в бурную и крайне странную дискуссию: является ли совместно согласованный правительствами Израиля и Польши документ, задача которого состоит в том, чтобы смягчить новый польский закон об отношении к Катастрофе, исторически верным.

Скажу сразу - я прекрасно отдаю себе отчет, насколько болезненной является эта тема. Всем известно, что множество поляков принимало участие (и более того – играло ведущую роль) в зверствах и преступлениях против евреев. Эти люди прокляты навсегда, и недопустимо, чтобы их преступления были скрыты или забыты. Об этом в Израиле знает каждый.

Куда меньше известно то, что наряду с этими польскими преступниками было много поляков, продолжавших сражаться с нацистами. Польша же, хоть и была полностью оккупирована немцами, не сдалась как государство и продолжала сохранять два важных альтернативных института: правительство в изгнании и подчинявшееся ей мощное подполье - "Армию Крайову". Совместная декларация положительно отзывается о правительстве в изгнании и о сопротивлении. И именно это вызвало столь яростное неприятие историков "Яд ва-Шема".

Атака на правительственную декларацию началась со статьи профессора Иегуды Бауэра в газете "Гаарец", в которой документ был назван "предательством", и была продолжена в письме трех ведущих историков "Яд ва-Шема", заявивших, что мол, "формулировка декларации по сути поддерживает уже опровергнутый в исследованиях нарратив", согласно которому:

"Правительство Польши в изгнании и его подпольные структуры последовательно стремились, как в оккупированной Польше, так и за ее пределами, предотвратить уничтожение польского еврейства. В рамках этой деятельности ими была создана "структура системной поддержки и помощи еврейскому народу". Кроме того, они активно действовали против поляков, сдававших евреев".

Уже на этом этапе дискуссия становится достаточно странной, можно сказать, вообще неподобающей. Поскольку авторы письма взяли и добавили от себя слова якобы из совместной правительственной декларации, которых там просто не было. В переводе этой декларации не написано слово "последовательно", не было фразы "системной поддержки и помощи", и не сказано "активно".

Всех этих акцентов, как бы усиливающих определенные утверждения, в переводе совместной декларации нет и в помине. Иными словами, авторы письма сначала обвиняют правительственную декларацию в том, что оно признает некий нарратив, которого на самом деле там вовсе нет. А затем утверждают, что этот нарратив, которого, напомню, там нет, уже опровергнут в исследованиях.

Однако дальше письмо историков становится еще более странным. Настрой его, надо заметить, крайне критичен, можно даже сказать, враждебен. Но наряду с агрессивным словоизлиянием приводятся и несколько исторических фактов. И вот они, эти исторические факты, приведенные в письме, подтверждают - надо же, какой сюрприз - как раз то, что сказано в совместной декларации правительств Израиля и Польши.

Не может быть? Тем не менее, это так легко доказать, что я уже несколько дней не перестаю утверждать следующее: те, кто как бы были полностью убеждены письмом историков из "Яд ва-Шема", судя по всему, это самое письмо вообще не читали. Иначе говоря, они не только совершенно не знакомы с историей Польши, но просто являются откровенными интеллектуальными лентяями.

Так вот что я сделал для вас, мои дорогие читатели. Я составил очень простую таблицу. В ней с левой стороны цитируются исторические факты из совместной правительственной декларации, а с правой приводится упомянутый в письме "Яд ва-Шем" исторический факт, очищенный от всего враждебного пустословия.

Короче говоря, вы сами, своими глазами, наглядно убеждаетесь в том, что факты, приводимые в письме, критикующем совместную декларацию, повторяют упоминаемые в нем исторические утверждения. Историки "Яд ва-Шема", вероятно, вполне успешно опровергают нарратив, который они сами же и приписали совместной декларации ("последовательно", "системно", "активно"), но вот те утверждения, которые там действительно приводятся, они как раз таки удостоверяют.

Поэтому, на мой взгляд, профессор Дина Порат, главный историк "Яд ва-Шема", сопровождавшая весь ход согласования правительственной декларации, была абсолютно права, утверждая, что документ не искажает истину, как заявили некоторые ее коллеги. Вы сами видите, что этот документ вполне разумен с исторической точки зрения и соответствует тем самым фактам, которые привели в своем полемическом письме историки "Яд ва-Шема".


Двойной стандарт

Итак, исследователи "Яд ва-Шема" признают исторические факты, доказывающие то, что и польское правительство в изгнании и подполье действовали в соответствии с тем, как это описано в совместной декларации. Тем не менее, историки критикуют оба упомянутых польских института и категорически отказываются признать эту их деятельность. Как они это аргументируют?

Тут странности письма становятся и вовсе необъяснимыми. По сути дела, исследователи утверждают, что польское правительство в изгнании и подполье могли делать больше, что их мотивы не были чисты, и что среди них тоже были антисемиты, которые даже убивали евреев. Они также вновь и вновь напоминают нам, что антисемитизм в Польше был очень широко распространен.

В целом весь этот посыл сочетает в себе неисторические по сути суждения и двойные стандарты. Ведь точно также можно было бы поставить под сомнение чьи бы то ни было мотивы, в том числе и праведников народов мира, и даже утверждать, что и те могли бы сделать больше. Но это абсолютно не историческое суждение. Историк может рассуждать о том, делали ли другие в это время в сходных условиях больше или меньше. Именно такого рода реалистическими оценками может оперировать профессионал, а не абстрактными идеализациями, от которых ему следует держаться подальше. Когда же мы сравниваем правительство в изгнании и подполье с другими структурами того времени, не остается никаких сомнений, что они делали больше других.

Обвинения в антисемитизме также выглядят странно и сомнительно. Ведь, официальная политика и правительства в изгнании, и подполья, как по духу, так и на деле были в пользу евреев. И даже верное по сути замечание, о том, что в подполье были и антисемиты, которые убивали евреев, вопреки указаниям и настрою подполья, не меняет этого факта. Более того, ясно, что широко распространенный в Польше антисемитизм, наоборот, лишь подчеркивает важность признания деятельности правительства в изгнании и подполья, которые вопреки этим настроениям поддерживали евреев. И представители "Яд ва-Шема" сами подтверждают это.


Неряшливая работа

Вообще говоря, авторы критического письма весьма откровенно облегчили себе жизнь. Ведь кто, как не историки "Яд ва-Шема", являются теми, кто мог бы рассказать нам намного больше обо всей этой теме, если бы, конечно, они захотели придерживаться истины.

Например, как написал в своем блоге д-р Дани Орбах, "Яд ва-Шем" позабыл указать на раз за разом повторявшийся призыв польского правительства в изгнании к признанию равных прав для евреев. Авторы письма также не стали утруждать нас и напоминанием о той помощи, которую подполье оказало восстанию в Варшавском гетто, запамятовав, как видно, и о той операции, когда подпольщики прорвались в концентрационный лагерь и спасли евреев.

Не стали исследователи "Яд ва-Шема" отмечать и деятельность таких бойцов подполья, как Витольд Пилецкий, который пробрался в Освенцим и на протяжении нескольких лет рисковал своей жизнью, выясняя, что происходит в лагере уничтожения (публикация Арика Гринштейна об этой невероятной истории на сайте "Мида"). А были кроме него и другие. Нет никаких сомнений в том, что если бы исследователи только захотели, они бы, как никто другой, могли рассказать о подобных примерах.

Короче говоря, желая выступить против совместной правительственной декларации, историки "Яд ва-Шема" пошли на все: начиная с пренебрежения к историческим фактам, а также подмены реальных суждений идеализациями, и заканчивая применением двойных стандартов в оценки деятельности польского правительства в изгнании и подполья.

Все это вместе делает упомянутое письмо непоследовательным, нечестным и недостойным.


[b]Справедливая критика[/b]

Историки "Яд ва-Шема" могли бы сказать так: совместная декларация в порядке, пока речь идет о правительстве в изгнании и "Армии Крайове", но ее формулировка уж слишком снисходительна к полякам, сотрудничавшим с нацистами. Может быть, мы и историки, а потому вопросы формулировок политических деклараций не наше дело, но это раздражает.

Вот что было сказано в декларации о поляках, совершивших преступления против евреев и против человечества:

Мы признаем и осуждаем все случаи жестокости в отношении евреев, совершенные поляками во время Второй мировой войны. ... В то время некоторые люди, вне зависимости от происхождения, религии или своих убеждений, раскрыли свою отвратительную сущность.

Я считаю, что хотя здесь и есть польское признание в этих преступлениях (что уже само по себе является достижением), и хотя перечисленное выше верно, справедливо утверждать, что этого всего недостаточно. Кроме того, в декларации этим преступлениям сразу же противопоставляется деятельность правительства в изгнании и подполья, что и вовсе преуменьшает акцент самого признания вины. Вот такая критика, на мой взгляд, была бы не только уместна, но и конструктивна.

Но это совсем не то, что сделали авторы письма. Вместо того чтобы сосредоточиться на том, чего не хватает в декларации, они предпочли исказить то, что в ней было сказано - очень проблематичный поступок, особенно для историков, а затем завуалировать факты, доказывающие то, что это заявление исторически верно, пустословием, скрывающим истинную суть.


Антиполянизм

Поступок исследователей "Яд ва-Шема" выглядит особенно сомнительным на фоне совершенно иного отношения, проявляемого многими из них к Германии. Как напомнил журналист Амнон Лорд, когда Даниэль Гольдхаген опубликовал книгу, в которой утверждал, что немцы в большинстве своем были не жертвами нацизма, а его ярыми сторонниками, тот самый профессор "Бауэр и его коллеги приложили все возможные интеллектуальные усилия, оправдывая Германию". Бауэр, пишет Лорд, требовал разобраться в том, почему "не была упомянута немецкая оппозиция!? Социал-демократы, коммунисты и 67 процентов населения, не голосовавших за нацистов на последних выборах?"

Одним словом, складывается ясное ощущение, что в то время как Бауэр и его коллеги требуют рассматривать историю Германии во всей ее сложности, тщательно различая "хороших" и "плохих", в отношении польской истории они видеть разные стороны проблемы категорически отказываются.

И они гнут свою линию, несмотря на то, что всем понятно, кто в действительности организовал Катастрофу европейского еврейства, и даже вопреки тому, что в своем собственном письме им приходится признать исключительность польских структур (вроде "Жгуты"), спасавших евреев.

Повторюсь снова: тот факт, что правительство в изгнании и подполье действовали так, ни в коей мере не умаляет вины, каких бы то ни было преступников и злодеев.

И вот в этом, как раз вся суть - когда я говорю, что у польской истории есть и другая сторона, я должен все время объяснять, что я не обеляю польских преступников, судьба которых вечно гореть в аду. Когда же правительство представляет декларацию, в которой признается другая сторона польской истории (а она существует), исследователи "Яд ва-Шема", напрочь пренебрегая интеллектуальной честностью, набрасываются на это заявление.

При этом Бауэр и его коллеги совершенно спокойно рассуждают о сложности германской истории, о немецком сопротивлении нацистам, о "хороших немцах" – коммунистах.… И тут же, не переводя дыхания, они стремятся преуменьшить и вообще свести к нулю деятельность польского правительства в изгнании и "Армии Крайовы".

Поэтому, признаюсь, в последние дни мне все труднее не удивляться, наблюдая это совершенно явное различие в отношении к Германии и к Польше. И меня, если честно, начинают терзать смутные сомнения, а нет ли у исследователей Катастрофы в "Яд ва-Шем" характерных признаков "антиполянизма"? Или, попросту говоря, не снедает ли их банальный расизм?

Историки из "Яд ва-Шема", безусловно, знакомы с этим недугом. Недаром в своем письме они отмечают, что "важно говорить о предрассудках и стереотипах, существующих в отношении Польши". Но, судя по их реакции, самих себя обязанными преодолевать подобные недостатки они совершенно не считают.

(перевод Александра Непомнящего)

Источник


Автор: Ран Барац





Комментарии для сайта Cackle