channel 9
Автор: Мордехай Кедар Фото:9 Канал

Саморазрушение

Пока движение ХАМАС будет руководствоваться в своих действиях столь хорошо известными нам ближневосточными эмоциями, Газа продолжит оставаться адом для своих жителей и постоянным источником раздражения для всех своих соседей.

Последний израильтянин покинул сектор Газы в августе 2005 года, в ходе инициированной премьер-министром Шароном программы “Одностороннего размежевания”. Два года спустя ХАМАС полностью подчинил себе сектор. С тех пор, эта террористическая организация вложила миллиарды в разработку и производство ракет, выкапывание туннелей, проведение атак и отправку бесчинствующих масс к забору, отделяющему сектор от Еврейского государства. Теперь ХАМАС подстрекает и вынуждает жителей Газы запускать огненных воздушных змеев и взрывающиеся воздушные шары, в попытках нас сжечь.

Всякий здравомыслящий человек, наблюдающий эту реальность, неизбежно спросит себя, почему, если ХАМАС на самом деле хочет обустроить жизнь в Газе, он столь упорно вкладывает деньги в разрушение, а не в строительство? Как получилось, что за все годы правления ХАМАСа в Газе, там не было построено ни одной школы, ни одной больницы, ни единой электростанции или опреснительной установки, способных хоть немного облегчить жизнь в секторе?

С другой стороны, сами жители Газы, те самые, которые страдают от безумной диктатуры ХАМАСа, не протестуют и не выходят на улицы, чтобы избавиться от этого кошмара. Почему мы не слышим обращённого к ХАМАСу мощного общественного требования к объединению палестинских арабов, особенно в свете того факта, что именно ХАМАС фактически развалил автономию, когда силой захватил власть в секторе Газы? Неужели сами палестинские арабы не осознают, какой ущерб был им нанесён расколом между ФАТХом и ХАМАСом?

Четыре года назад, во время операции “Нерушимая скала” выпущенные ХАМАСом из Газы ракеты повредили высоковольтную линию, ведущую из Израиля в сектор. Какой резон был уничтожать линию электропередачи, обеспечивавшую электричеством их самих или разрушать промышленную зону “Эрез” на границе с сектором, где они сами же и трудились, зарабатывая себе на жизнь?

Несколько недель назад, в разгар массовых беспорядков на границе с Газой, произошёл аналогичный инцидент, когда подзуженная ХАМАСом толпа сожгла терминал на КПП Керем Шалом, через который они же сами и получали газ и другие необходимые вещи из Израиля.

На днях наш регион посетили Джаред Кушнер и Джейсон Гринблатт — посланцы президента США Дональда Трампа. Они провели встречи в Израиле, Египте, Иордании и Саудовской Аравии. Абу-Мазен же и другие палестинские арабы предпочли их бойкотировать.

Чтобы понять это странное с нашей точки зрения поведение, кажущееся нам абсолютно нелогичным, следует сперва разобраться в побуждающих мотивах, которыми в своих решения и действиях руководствуются как ХАМАС, так и ФАТХ.


Когда разум подавлен эмоциями

В последние годы мы стали свидетелями целого ряда подобных напрочь лишённых логики процессов, бурлящих по всему Ближнему Востоку. Так, например, жители Сирии с одной стороны и правящая клика диктатора Асада с другой, видят кошмарное разрушение собственной страны и вмешательство России, уничтожающей своими бомбардировками целые города и деревни, но продолжают вести безжалостную гражданскую войну, которая уже практически полностью разорила всю инфраструктуру их государства.

В Ираке, как, впрочем, и в других соседних странах, сунниты и шииты насмерть сражаются друг с другом в течение уже сотен лет. И, похоже, даже миллионов жизней, уже принесённых в жертву этой вражде, оказалось недостаточно для того, чтобы усмирить конфликт. Это печальное перечисление можно продолжить, упомянув Ливию, где враждующие племена никак не найдут компромисса, который позволил бы им перестав проливать кровь друг друга, начать жить бок о бок в мире, или Йемен, в котором бесконечная гражданская война полностью разрушила страну.

Все эти рассуждения, ведут нас к одному главному вопросу: что же за способ мышления такой сложился на Ближнем Востоке, неизменно влекущий весь регион к непрекращающемуся самоуничтожению? И ответ на этот вопрос крайне прост: существует фундаментальное, глубокое и определяющее различие между образом мышления принятом в Израиле, а также во всём остальном Западном мире и культурой, распространённой среди арабских и мусульманских стран.

Различие это связано, прежде всего, с выбором порядка приоритетов между логикой и эмоциями. В Израиле, как и во многих западных обществах, основой для принятия решений является логика, когда выбор того или иного варианта определяется, исходя из сравнения затрат и выгод. В результате, западное общество, в том числе израильское, вкладывает средства в образование, развитие, строительство, сельское хозяйство, технологии, медицину, промышленность, а также, повышение уровня и качества жизни.

В свою очередь, каждый отдельный представитель западного общества, как правило, стремится получить образование и приобрести профессию, найти удовлетворение от работы, построить свою личную и семейную жизнь на благо себе самому, своей семье и, наконец, обществу в целом. Успех в конкуренции выражается в личных достижениях: уровне дохода, стоимости дома и качестве жизни. Таким образом, человек, который вкладывает больше усилий и средств в своё продвижение побеждает в конкуренции и получает удовлетворение от своих успехов. Тот же, кто вкладывает меньше, в результате и удовлетворяется более низким уровнем жизни.

В Газе же, как и во многих других арабских или исламских обществах, тем, что определяет поведение, являются эмоции, а не логика. Поэтому, общество, равно как и политические организации, предпочитают вкладывать свои средства, силы и время в разрушение и нанесение вреда другому, даже если при этом, они наносят ущерб самим себе.

Человек в таком обществе тоже концентрируется не на себе, а на другом. Он предпочитает пренебречь собой, своей жизнью, своим здоровьем, качеством своей жизни, своим имуществом и своей работой, направляя своё время, средства и силы на попытки навредить другому и нанести ему ущерб. Поэтому, победа в соответствии со шкалой ближневосточных ценностей измеряется количеством ущерба, который одна сторона успевает нанести другому — чем больше этот ущерб, тем большее удовлетворение и даже удовольствие испытывает ближневосточный человек, даже если цена, которую он был вынужден при этом заплатить, была очень высокой.


Неудачи и коррупция

Конечно, вышеприведённые здесь мной замечания в немалой мере являются обобщением, поскольку и в арабском, и тем более, мусульманском мире вообще, есть немало людей, которые научились у Запада, выросли на его культуре, переняв его систему ценностей и порядок приоритетов.

То, как подобные люди видят, происходящее в арабском мире вообще и в Газе в частности, вполне аналогично тому, как это видится из Израиля. Вот только, возможности повлиять на ситуацию, у них практически нет, поскольку те, кто позволяют себе критиковать эмоциональный и лишённый логики подход, принятый, например, в движении ХАМАС, немедленно объявляются предателями, подрывающими основы арабской и в целом исламской нации.

Разница в логическом и эмоциональном подходе находит своё выражение и в экономических аспектах. Западная логика побуждает к назначению на административные должности людей, обладающих необходимыми способностями, здесь же, на Ближнем Востоке принято назначать людей в соответствии с их семейной близостью к лидерам, даже если они совсем не обладают необходимыми качествами. В итоге, опора на эмоции при назначении на административные должности приводит к возникновению порочной и коррумпированной прослойки чиновников, как правило, неспособной успешно решать экономические, как, впрочем, и все остальные вопросы.

Другим примером отличия эмоционального Ближнего Востока от рационального Запада является институт сватовства. Во многих ближневосточных обществах принято заключать браки внутри клана или племени, поэтому брак между кузинами является обычным делом, несмотря на высокую вероятность получить в этом случае потомство с генетическими дефектами.

Тенденция к тому, чтобы согласиться выдать дочь за чужака, крайне ограничена, поскольку эмоциональное отношение к незнакомцу, как правило, сводится к определению “не из наших”, а то и вовсе – “враг”. На Западе же родители не препятствуют своим детям находить пару “на стороне”, вне клана или племени, что приводит к меньшему количеству генетических дефектов, связанных с внутрисемейными браками. И хотя на Ближнем Востоке хорошо осведомлены о негативных последствиях подобных браков, эмоции всё равно превалируют над логикой, а потому чаще всего в этом вопросе продолжают соблюдать традиционный подход.


Персональная цена

Таким является объяснение с культурной точки зрения колоссальной разницы, сохраняющейся между эмоциональным арабо-исламским Ближним Востоком, с одной стороны, и логическим Западным миром, в том числе Израилем, с другой.

Эти различия влияют и на безопасность, и на экономическое положение, и на семейные отношения, и на здоровье ближневосточных обществ, заодно объясняя и тот факт, что, несмотря на все природные ресурсы и данные, регион по-прежнему серьёзно отстаёт от Запада, действующего рационально, а потому функционирующего, куда эффективнее.

Что же касается наших проблем: до тех пор, пока движение ХАМАС будет руководствоваться в своих действиях эмоциями, оно продолжит оставаться катастрофой и для себя, и для созданного им в Газе государства, являясь при этом для нас непрерывным источником опасностей и угроз. Лишь действуя в соответствии со здравым смыслом, руководство сектора сумеет улучшить жизнь своих жителей и превратится в приемлемого соседа.

Со своей стороны, Израиль может ускорить процесс внедрения рационального мышления в секторе. Для этого достаточно лишь убедить руководство ХАМАСа в том, что персональная цена, которую им придётся заплатить за эмоциональное поведение, может оказаться довольно высокой, включая, в том числе, и непосредственную связь между их головами и плечами. Надо полагать, что тогда логическое сопоставление затрат и выгод немедленно возобладает над их эмоциональным поведением.

(Перевод Александра Непомнящего)

Источник на иврите: "МИДА"

Источник: "Еврейский мир"

Автор: Мордехай Кедар

израильский учёный, востоковед