channel 9
Фото:пресс-служба

И в борьбе с горящим змеем побеждает змей?

На границе Израиля полыхают огни. В буквальном смысле слова. Арабы – сначала пробно, а затем и массово – прибегли к новой форме противостояния, получившей название "интифада воздушных змеев".

Действия Армии обороны Израиля в такой ситуации вызывают неоднозначную реакцию в обществе. Кто-то называет эти действия имитацией, стрельбой из пушки по воробьям, кто-то позитивно оценивает реакции военных.

Разошлись в оценке действия Армии обороны Израиля и журналисты Зеев Янкелевич и Игорь Литвак. Каждый из них привел свои доводы в споре о том, верны ли действия ЦАХАЛа в этой пожаро- и взрывоопасной обстановке.


Игорь Литвак

В Армии обороны Израиля не желают активизировать действия против "змеевидных террористов". И я прекрасно понимаю эти настроения.

Все мы люди, все мы человеки. Даже те, у кого куча "фалафелей" на погонах. Плох тот генерал, кто не мечтает стать премьер-министром. Или, на худой конец, депутатом Кнессета.

В Израиле долго помнят. И если не припоминают нечто кому-то сразу, то это не означает, что не припомнят в урочный час. Особенно если этот некто идет в политику.

Так вот: кейс с "атакой на одиноких "змееведов" может в любую секунду сыграть против ушедшего в политику генерала. И генералы это прекрасно понимают. Потому и ждут от политического руководства "окончательную бумажку, броню". И, очень допускаю, надежно прячут кассеты, где будет зафиксировано и нежелание воевать со "змееведами", и настойчивые пожелания изменить нежелание на желание.

Израильские военные прекрасно понимают, что современные войны, особенно если воюют не против регулярной армии, но против регулярных войск непонятных структур, де-факто являющихся государственными, выигрываются не на поле брани. Такие войны выигрываются на виртуальном поле брани. И там же – проигрываются. В виртуальном сообществе, на фронтах пропагандистских. А победить на этом поле регулярной армии государства невозможно, так как картинка (она появится сразу, в массовом количестве, с прекрасной съемкой и звуком, уж можете не сомневаться) самолета (или беспилотника), херачащего конкретного человека, сразу сделает Израиль виноватым в глазах мирового сообщества.

Зрители всегда за слабого. А тут самолет - и одинокий человек. Плюс давняя "любовь" к евреям.

Вторая причина, по которой ЦАХАЛ явно не знает, что делать с террором "воздушных змеев". Несмотря на знаменитое и очень часто поминаемое "ООН-шмоон", в армии понимают, что Израиль зависит от мирового общественного мнения, чтобы там ни говорила Никки Хейли. Поэтому никто не хочет брать на себя ответственность, зная, что существует риск оказаться крайним.

Тут надо понимать, что военные и политики почти всегда конфликтуют друг с другом. Израиль – не исключение. Более того, может быть, именно в Израиле эта неприязнь приобретает особо жесткий характер.

Военные всех стран никогда не верят политикам. Военные стран воющих – не верят вдвойне. Кто, как не генералы, знает, что в случае чего именно политики первыми нырнут в кусты, и оттуда дадут пулеметную очередь по тем самым военным.

Ну и еще одна причина. Самая жизненная. Такая же жизненная, как бензин для автомобиля: сколько бы наворотов-мулек-прибамбасов на машине ни было, без бензина он не поедет. Хоть "ламборгини", хоть "запорожец".

В армии обороны Израиля пока не очень понимают, как военными методами обуздать новый вид террора. Это нормально. Напомню, что и с тоннелями не сразу противоядие нашли. Найдут и тут, нужно время и спокойная атмосфера для поиска и принятия решений.


Зеев Янкелевич

Начну, если позволите, со старого анекдота.

- Как будут делать детей при коммунизме?

- При помощи электричества и пара.

- А это как?

- Заходит пара, выключает электричество, а дальше, как при социализме.

Я это к тому, что в военном деле в основном меняются средства ведения боевых действий, а суть остается неизменной. В событиях в Газе нет ничего принципиально нового, все давным-давно рассмотрено и описано, в том числе особенности таких боевых действий и путь к победе.

В войне нельзя убить всех солдат противника, захватить все города, разрушить всю промышленность. Да и, собственно говоря, цель войны заключается не в этом. Главная задача заключается в том, чтобы в головы противника вбить мысль о невозможности дальнейшего сопротивления.

Эту задачу сформулировал и обосновал генерал Михаил Иванович Драгомиров, возглавлявший 140 лет назад российскую Академию Генштаба.

Апологетом этой идеи выступал и Евгений Эдуардович Месснер, военный теоретик, внесший существенный вклад в военную науку. Месснеру принадлежит авторство концепции о "мятеже войны": этот тот самый вид военного противостояния, к которому относятся конфликты между Израилем и террористами, обосновавшимися в сектора Газа.

"В прежних войнах важным почиталось завоевание территории. Впредь важнейшим будет почитаться завоевание душ во враждующем государстве. Воевать будут не на двухмерной поверхности, как встарь, не в трехмерном пространстве, как было во времена нарождения военной авиации, а в четырехмерном, где психика воюющих народов является четвертым измерением…", писал Месснер.

И израильский военный аналитик, консультант Министерства обороны США Мартин ван Кревельд в "Трансформации войны" также делает акцент на не военную сторону современной войны: "Главным объектом войны является сознание противника".

В войнах нового типа, со слабым, но массовым противником — с партизанами, или террористами, — во всех таких войнах время работает против сильного. Потому если сильный не выигрывает вовремя, ему суждено проиграть. Палестинцы, поскольку они не проигрывают, выигрывают. Мы, поскольку мы не выигрываем, проигрываем. Время работает по–разному для них и для нас. Вот так я оцениваю ситуацию в противостоянии Израиля и ХАМАСа. И положение дел с точки зрения "интифады воздушных змеев", увы, только усиливает аргументы этой оценки.

Совершенно очевидно, что в ЦАХАЛе не желают активизировать действия против "змеевидных террористов".

Причин можно назвать множество, давайте поговорим о следствиях. Главное из них – вывод, которые делают террористы сектора Газа. Он прост: дальнейшая поджигательная деятельность вполне возможна и, следовательно, этим нужно заниматься.

Что делает сегодня ЦАХАЛ?

Вбивает в головы террористов мысль о невозможности дальнейшего сопротивления? Нет, происходит ровно обратное, ЦАХАЛ дарит победу "огнепоклонникам". В такой ассиметричной войне действительно важным фактором является "Фактор CNN", но это совсем не значит, что ассиметричные войны "выигрываются не на поле брани".

Это неверно.

Например, операция "Защитная стена" в 2002 году остановила волну терактов. Были прекращены обстрелы иерусалимского квартала Гило со стороны палестинского города Бейт-Джала, а так же захвачены сотни документов, оружие, взрывчатка. Ясир Арафат до своей смерти не мог покинуть территории Мукаты.

Я согласен с тем, что на фронтах пропагандистских "победить регулярной армии государства невозможно". Но вот какая мелочь, эти фронты – не задача армии. Армия - она для других задач, не нужно путать соленое с длинным.

На том, что "Израиль зависит от мирового общественного мнения", нужно остановиться особо. Например, перед Шестидневной войной де Голль вообще в ультимативной форме потребовал, чтобы Израиль не начинал первым военные действия. Так что, тогда мировое общественное мнение было на стороне Израиля? Однако войну начали и остановили арабскую агрессию. Сейчас обстановка с "мировым мнением" гораздо лучше. Но нам, легковерным, изо дня в день твердят, что ЦАХАЛе "пока не очень понимают, как военными методами обуздать новый вид террора. Это нормально".

Я считаю - ненормально. Вся территория Газы под наблюдением, любой "змеелюб" виден. И достаточно просто, при наличии современных технологических средств, определить, кто он и каковы его намерения.

Если это террорист, направляющийся совершить теракт, то действия Армии обороны известны. Все остальное от лукавого.

Надо четко определиться и с теми, кто посылает "змеелюбов" "на дело". Они, как и Хасан Насралла, должны жить как кроты в подземелье и там размышлять на тему, если ли шанс сломать Израиль.

Кстати, с тоннелями противоядие просто не искали. Обнаружение подземных пустот – тривиальная задача, давно решенная, как теоретически, так и практически. Просто дело в том, что генералы мыслят чаще всего в рамках своей военной специальности, а там про борьбу с тоннелями ничего не прописано.





Комментарии для сайта Cackle