channel 9
Автор: Борис Гулько Фото:Проект Викимедиа

Тора и наука на пути к гармонии

В Западном мире изучение наук стало распространяться в эпохи Ренессанса и Просвещения. Но и тогда величайшие учёные обычно бывали крупными теологами. Создатель нескольких фундаментальных наук Рене Декарт, крупнейшая фигура первой половины 17 века, предложил два доказательства существования Бога. Исаак Ньютон, столп следующей эпохи – второй половины 17 – первой четверти 18-го веков, оставил больше теологических исследований, чем в областях физики и математики. Его трактат “Историческое прослеживание двух заметных искажений Священного Писания”, напечатанный по наказу автора через 37 лет после его смерти, показывал, что идея Троицы, единственной доктрины, кардинально отличающей христианство от иудаизма, основана на неверных переводах двух древних текстов. Не случайно некоторые современные исследователи считают Ньютона “иудейским монотеистом школы Маймонида”.

Наука приобрела высокомерие предлагать отличное от Торы видение мира на рубеже 18 и 19 веков. Выдающийся учёный той поры Пьер Симон Лаплас на вопрос Наполеона о Создателе ответил: “Я не нуждаюсь в этой гипотезе”. Лаплас считал, что, собрав полную информацию обо всех частицах мира, можно построить математическую модель функционирования этого мира. Анри Пуанкаре в начале 20 века опроверг это мнение, обнаружив принципиально непредсказуемые процессы. А Курт Гёдель в 1931 году доказал своими теоремами о неполноте, что любая математическая аксиоматизируемая теория с достаточно богатым языком является либо неполной, либо противоречивой.

Однако начиная с 19 века, особенно после того, как Дарвин опубликовал теорию об эволюционном “происхождении видов”, а Маркс своим материалистическим учением объяснил всё – прошлое, настоящее и будущее, просвещённый люд стал в большом количестве покидать религию. Замечу, что идея эволюционного механизма “создания видов”, включая человека, не противоречит Торе. Так считал выдающийся мудрец первой трети 20 века рав Кук.

К сегодняшнему дню иудаизм предложил три ответа на вызов науки. Ответ первый – максималистский. В тех вопросах, в которых версия науки расходится с библейской, имеет место научная ошибка. Так, понимал подобные противоречия, например, последний Любавичский Ребе. Он учил, что Земля была создана с запрятанными в ней костями динозавров, прямо не упомянутых в Торе. Я допытывался у раввина, обучавшего меня, относительно незначительного по Торе возраста мира: не противоречит ли этому, что мы видим свет звёзд, миллионы лет назад погасших, за миллионы лет достигший нас? – “Создатель мог сотворить вселенную уже с этим светом” – последовало вполне логичное разъяснение.

Ответ второй – минималистский. Иудаизм и наука – разные епархии. Они занимаются разными материями, и нечего им лезть в дела друг друга. Этот подход снял бы все вопросы до их возникновения, но я вижу против него два возражения.

Первое: текст Торы снабдил нас, по моему разумению, всего одним определённо научным фактом: только четыре вида животных имеют один из двух признаков кошерности. За более чем 33 столетия после дарования Торы люди открыли тысячи неведомых до того видов животных, новые материки с неведомой фауной. Но пятое животное к четырём помянутым Торой не добавилось.

Зачем нам дана была информация о количестве исключений, ставящая достоверность Торы в опасность сомнения? Никакой пользы от знания того, что исключений ровно четыре, мы не получили. Кроме осознания, что информацию, содержащуюся в тексте Торы, следует понимать буквально, а не аллегорически, как предлагали многие мыслители в истории, начиная с Филона Александрийского.

Второе возражение: в последние десятилетия, после многих чудес, связанных с Израилем, в иудаизм вернулись некоторые современные учёные, не чувствующие обязательств не искать соотношения между библейским рассказом и данными науки. Особенно опасными для второго подхода оказались физики – наиболее любопытные из учёных, часто просвещённые и в палеонтологии, и в археологии, и в генетике, и в биологии, и в истории. Они занялись разборкой стены противоречий между Торой и науками.

Идеям профессора из Чикаго Натана Авиезера, много лет возглавлявшего физический факультет Бар-Иланского университета, и PhD от Массачусетского технологического института в областях ядерной физики, а также планетарной физики Джеральда Шрёдера, тоже уже много лет живущего в Израиле, я три года назад посвятил эссе “Двойная бухгалтерия души”. Плодотворными для понимания трудных мест в иудаизме стали идеи и аналогии, пришедшие из квантовой механики.

Занятен “почти теологический” спор двух гениев физики 20 века Альберта Эйнштейна и Нильса Бора о “копенгагенской интерпретации”, трактующей математическую модель квантовой механики как существенно вероятностную. Возражая против неё, Эйнштейн написал одному из творцов этой интерпретации Максу Борну: “Бог не играет в кости”. За своего почти однофамильца ответил Нильс Бор: – “Эйнштейн, не указывай Богу, что ему делать”.

Предмет этого спора возвращает нас к разным пониманиям одного из объектов видимого расхождения Торы и науки – хронологии создания мира и человека. Авиезер, доказывая, что современные исследования приводят к таким же представлениям о возникновении вселенной и о развитии жизни на Земле, как и описания Торой шести дней творения, предложил считать этими “днями” эпохи, длившиеся сотни миллионов, или даже миллиарды лет. Довод за то, что библейская “ночь” – это не ночь, а “день” – не день, видно из того, пишет он, что Солнце и Луна, по которым мы определяем смену суток, были созданы только на третий день творения. Шрёдер идёт дальше, указывая, что на каком-то сверхтяжёлом объекте во вселенной, в связи с огромной силой гравитации там, по Теории относительности время может течь столь медленно, что промежуток от Большого Взрыва по сегодня уместится в 6 дней. Евреи читают на каждой шаббатней службе псалом 90 Моисея: “…в глазах Твоих тысячелетие подобно дню…”. Это ли не вербальная формулировка Теории относительности?

А в квантовой механике оценка времени затуманена ещё больше. Фотоны ведут себя, в зависимости от того – есть ли наблюдатель или нет его – по-разному. “Поведение атомных объектов невозможно резко отграничить от их взаимодействия с измерительными приборами…” писал Бор. На основе этого профессор физики Герман Брановер на своей лекции утверждал, что до создания наблюдателя – Адама, о времени ничего определённого утверждать вообще нельзя. А PhD в физике Михаил Абраизов предложил в беседе ещё более радикальную концепцию: в мире бесконечно малых частиц – а именно ими занимается квантовая механика, постепенно перестают действовать законы нашего физического мира, и начинают проявляться свойства следующего мира – духовного. Поэтому феномены и идеи из квантовой механики столь часто возвращают нас к законам Торы. Очень интересны на эту тему эссе PhD в теоретической физике Александра Полторака, помещённые на сайте http://www.quantumtorah.com.

Сейчас стало принято считать, что еврейское летоисчисление начинается не от сотворения мира. а от создания Адама. Но и с этой хронологией – немало проблем. Авиезер обсуждает, что неандертальский человек, по утверждению палеонтологов, физически не отличимый от нас, существовал на Земле четверть миллиона лет. За всё это время он практически не развивался. Но около 10 000 лет назад нечто резко изменилось. Человек овладел орудиями труда и многим другим, случилась “аграрная революция”,

Мистическое объяснение этому мы находим в трактовке Торы мудрецом 13 века Рамбаном. Он предположил, что фразы книги Бытия “Сказал Бог: “Сделаем человека в образе Нашем…” (1:26) и следующая за ней “Сотворил Бог человека в образе Его” (1:27) могут относиться к разнесённым по времени событиям. Первая – к “получеловеку-полузверю”, используя выражение Киплинга, написанное им по другому поводу. Таким мог быть неандерталец. По каббале у такого существа могла наличествовать только животная душа – нефеш.

А вторая – к созданию Адама: Бог “вдунул в его ноздри животворящую душу (нешама – Божественная душа), и ожил человек” (2:7).

Потомками Адама были, вероятно, не только его отпрыски от Евы. После убийства Авеля Каином первая чета людей на 130 лет разошлась и, Иерусалимский Талмуд объясняет, – Адам имел сношения с другими существами. Эти связи производили на свет “не людей в буквальном смысле этого слова – те не владели духом Бога… всего лишь животных в человеческом обличье и форме… Им был дан дар интеллекта и здравого смысла” (Келим 8:5). То есть “дар интеллекта и здравого смысла” совсем не обязательно предполагает присутствие у “гуманоида” Божественной души – нешамы.

Впрочем, евреям зазнаваться в том, что мы, по Торе, происходим по прямой не от зверей, а от Адама и Евы, особо не стоит. Тора сообщает, что всё человечество прошло сквозь “бутылочное горлышко” Ноева ковчега, и все люди произошли от трёх Ноевых сыновей. Хотя эта версия оставляет сомнения. Так, мидраш рассказывает, что Потоп пережил каким-то образом пророк из неевреев Билам. Может быть, ещё кто-то? Трудно представить, что зверства, которыми полна история человечества, совершали существа с Божественной душой.

Принято считать, что религия и наука противоречат друг другу по дизайну. Вера основана на чудесах, а рациональность науки – на изучении подвластных наблюдению фактов. Но в последние десятилетия отношения между Торой и наукой развернулись в сторону гармонии. С одной стороны, наука может предложить естественнонаучные объяснения описанным Торой чудесам. Например, море могло разверзнуться перед евреями, бежавшими из Египта, из-за как нельзя вовремя подоспевшего цунами, вызванного землетрясением где-нибудь на Крите. А, с другой стороны, наука приходит к тому, что казавшиеся недавно невероятными события первых шести дней творения, как они описаны в Торе, могут вполне соответствовать научным представлениям.

Многие учёные приходят даже к тому, что наш мир имеет Творца.


Источник: "КОНТИНЕНТ"

Автор: Борис Гулько

Нью-Джерси, США




Комментарии для сайта Cackle