channel 9
Автор: Мирон Амусья

“Где эта улица, где этот дом”

(Личные ассоциации в связи с переводом американского посольства в Иерусалим)

Места, где человек живёт, где он работает, оставляют неизгладимый отпечаток на том, что и как он делает.
(Лу Синь, китайский писатель)

Так получилось, что я уже довольно длительное время, почти десять лет, не был в США. То ездил практически ежегодно, провёл там кряду несколько лет, то вдруг перестал. Причины тут в первую очередь деловые — уходит поколение моих когдатошних друзей, собеседников и соавторов, да и несказанно развились средства связи, которые позволяют с теми, кто остались, спокойно работать, буквально не выходя из своего кабинета. Более сложными стали для меня длительные перелёты. Менее интересны, после стольких посещений, туристические впечатления, тяга к которым могла бы и заманить на какую-нибудь из проходящих регулярно конференций в интересных мне областях физики.

Но, как про-американиста со стажем, с конца 1941-начала 1942, бывает, что нет-нет, да и потянет, как говорили очень давно, “прошвырнуться по Броду”, к чему, кстати говоря, за многие годы привык. И вот, случилось так, что, поскольку не иду я, прямо ко мне, в прямом, а не в иносказательном смысле, пришла эдакая гора — кусочек США в виде его посольства. Поэтому всю церемонию открытия нового посольства — в Иерусалиме, вместо давно существующего старого — в Тель-Авиве принимаю близко к сердцу. Мы с женой всю её провели у телевизора.

С нашей точки зрения — это выдающееся, исторического масштаба, событие. Не случаен надрыв недругов Израиля, вполне ожидаемый нанятый протест жителей Газы. Я пишу “нанятый” без указания точного адреса нанимателя, просто исходя из того, что “за так” люди не маршируют в сторону высокого забора, не пытаются его сломать, несмотря на серьёзное предупреждение о том, что в слишком прытких будут стрелять. Вычислить же заинтересованных “работодателей”, при желании, нетрудно.

Если враги встретили перенос посольства буйно, то свои скептики начали говорить, что Иерусалим и так был столицей в душе еврея издавна. А далее следует, в зависимости от политической ориентации говорящего, набор возможностей: “уже более 3000 лет”, “с декабря 1949 — января 1950”, или “с 1980” — встречается любое, каждое по-своему правильное. Словом, по мнению этих людей, перенос посольства — пустая формальность. Но ведь важно не только то, что думаем мы — очень существенно, вопреки расхожему, нередко понимаемому превратно, утверждению Д. Бен Гуриона, и то, что говорят другие. И, в этом смысле, 14 мая — большой и важный праздник Израиля. Печально, что даже многие правые сайты не догадались поздравить с этим важнейшим событием своих читателей и авторов. “Реалисты” предсказывают, что за перенос придётся платить так называемыми “болезненными уступками”. Не уверен. Кроме того, пойдёт ли Израиль на уступки, зависит от его населения и правительства, а перевод посольства — действие президента США, опирающееся на решение Конгресса, принятое огромным большинством голосов уже 23 года назад — действие, плохо поддающееся реверсу.

Кстати, есть люди, которые до сих пор считают совсем не важным и принятие плана раздела Палестины 29 ноября 1947. Вопреки очевидности, они полагают, что евреи должны были требовать себе государство на всей территории Палестины, добиваться его силой, а не шарканьем в дипломатических коридорах. Казалось бы, семидесяти лет достаточно, чтобы понять — государство евреев удалось создать именно правильной комбинацией военной силы, готовности отдать свои жизни во имя высокой цели, и огромных дипломатических усилий, которые на тот момент встретили поддержку большого числа различных стран. Как тогда, так и сейчас каждый голос в нашу поддержку ценен. А отрицательный пример старухи, в итоге опять оказавшейся у своего разбитого корыта, не теряет пока своей актуальности.

Прочитал в нескольких статьях на первый взгляд разумных людей соображения о том, что стыдно такому древнему народу, как еврейский, лебезить перед всякими, мол, Гватемалами и Парагваями. Но ведь Израиль ни перед кем не лебезит, а вот задирать нос по-расистски не соответствует традициям еврейского народа. Благодарить же другие государства за делаемый ими в нашем направлении шаг — и разумно, и уместно.

Когда президент Трамп объявил о своём решении перевести посольство в Иерусалим, но отметил, что это займёт несколько лет, пока построят новое здание, моя жена сказала: “Если хочет переводить, то у них есть куда”. Действительно, как-то гуляя сравнительно недалеко от того места, где сейчас живём, мы случайно натолкнулись на компаунд, на входе в который висела надпись “Консульство США”

Кстати, тогда в Иерусалиме было целых три консульства США, в одном из которых, расположенном вблизи от Дамасских (Шхемских) ворот, оформлялись визы (и, возможно, оформляются сейчас — давно не получал) на въезд в США. В консульстве этом работали только арабы, за исключением морских пехотинцев на входе. Во всяком случае, побывав там три раза, мы с женой никого другого там не видели, как будто в Иерусалиме живут только арабы. Чем занимались два других консульства, мне было и осталось неизвестным.

Так вот одно из этих “неизвестных” консульств занимало весьма внушительную площадь, и было расположено в совсем не маленьком здании. Оно-то и показалось моей жене подходящим для посольства. Когда срок открытия перенесли с ближайших нескольких лет на “вскоре, 14 мая, в день семидесятилетия Израиля”, стало известно, что именно это здание превращается в посольство США. Примечательно, что буквально в 100 метрах от этого здания расположен хостель, в основном заселённый русскоговорящими пенсионерами. Они находятся в здании бывшей пятизвёздочной гостиницы “Дипломат”, стоящей на холме, и буквально доминирующей над всем окрест. Если сегодняшних обитателей “Дипломата” оставили бы там, где они есть сейчас, влияние русскоязычных на политику США в Израиле возросло бы несказанно. Видно, опасаясь такого поворота событий, американцы этот дом, говорят, уже купили. Недалеко купили (или надолго сняли?) местную гостиницу. Вблизи от выбранного места, и, тем самым, от нас, начались энергичные строительные работы по возведению зданий для персонала посольства. И хотя журналисты-аналитики все наперебой говорили, что сегодняшнее расположение — место временное, как людям, уже пожившим совсем немало лет, не понимать, что нет ничего более постоянного, чем временное.

Торжественная церемония 14 мая завершилась приглашением посла Фридмана, обращённым, как видно было нам, телезрителям, не только к присутствующим, но и к зрителям: “Приходите, гостями будете!”. А раз тебя приглашают, то и самому придётся ответить взаимностью, т. е. пригласить к себе. Ведь разделяют нас сейчас всего чуть более получаса пешком или 7-10 минут на автомашине. Так что милости просим, посол Фридман! Дорога проста, для приятной прогулки есть даже выбор среди возможных путей.

Право, не знаю, чем руководствуются государства при выборе места для своего посольства. Но, в данном случае, символических элементов налицо много. Начну с того, что в 1927 вблизи будущего посольства США поселился Ш. Агнон, лауреат Нобелевской премии по литературе за 1966 г. Дом его был разграблен во время арабского мятежа 1929, и вновь отстроенный, прослужил Агнону до конца жизни в 1970. Сионист, человек правых взглядов, он писал на иврите и идише, был дважды лауреатом премии Израиля (в 1950 и 1958). Около его дома в 1959 был повешен совершенно уникальный дорожный знак “Соблюдайте тишину! Писатель работает”.

В своём выступлении 14 мая Б. Нетаньяху упомянул, что сам жил в Тальпиоте. Как раз там, где сейчас посольство, гулял он, трёхлетний, со своим старшим братом, а мама им напоминала, что нельзя переходить некую линию, поскольку за ней стреляют снайперы. Она имел в виду линию прекращения огня в 1949. Ходил он с отцом и к жившему рядом проф. И. Клаузнеру.

Чуть поодаль, в 1933, там был построен Армон Ханацив (Дворец наместника), куда в итоге поселился глава английской администрации подмандатной Палестины. Вскоре после образования Израиля это здание и огромный участок земли заняло представительство ООН, надёжно защищённое от посторонних высоким забором, но, по моему мнению, особенно нрав соседних арабских деревень не успокаивающее. Говорят, внутри Дворца очень всё ухожено, большущий сад, фонтан, зал для приёмов.

Сегодняшнее месторасположение посольства США позволяет его и ООНовским работникам ходить легко друг к другу в гости, что видно из Рис. 4 — пешком чуть больше 20 минут, ехать — 5. Отмечу, что посольство находится вблизи так называемой “зелёной черты”, но внутри неё, мы же — вне этой черты. Значит, это от нас в том числе “международная общественность” требует освободить “незаконно оккупированные арабские земли”. А вот ООН, ничего хорошего, кроме резолюции 1947 года для Израиля не сделавшее, обосновалось на том, что считает израильской землёй. Недавно узнал, что налог за эту землю и строения на ней, обязательный для всех в Израиле, они почему-то не платят. Знал, что от такого налога освобождены церкви, но ведь ООН не церковь, не правда ли? Если пребывание ООН здесь ничего евреям-соседям не дало, то иного жду от появления вблизи посольства США. Во-первых, полиция с большим вниманием будет пресекать враждебные акты, если они продолжатся. А во-вторых, район станет престижнее, и вверх пойдут цены на жильё. Это, понятное дело, кому полезно, а кому — не очень.

Отмечу одну примечательную особенность описываемой части района Тальпиот. Это также, возможно, не ускользнуло от внимания квартирмейстеров и властей США. Мы почти девять лет назад поселились здесь на улице Олей ха-Гардом. Я воспринял название как имя какой-то аллеи, и неприятно удивился, когда узнал, что это означает “Идущие на эшафот”. Я ни на какой эшафот идти не собирался, и мне стало неприятно, будто столкнулся с пророчеством гадалки. Оказалось, однако, что в действительности я столкнулся с собственным невежеством. Многие улицы этой части Тальпиота носят имена тех молодых подпольщиков, что были казнены через повешение британской администрацией, т. е. шли на эшафот. Именно им вместе и посвящено название нашей улицы. Вот те имена большинства “идущих на эшафот”, которые я нашёл на карте района. Это Элияху Хаким, 20[i] и Элияху Бейт-Цури, 23, из организации “ЛЕХИ” (Они застрелили британского министра по делам Ближнего Востока), Авшалом Хавив, 21, Яаков Вайс, 23, Мордехай Эльхаки, 22, Элиезер Кашани, 24, Иехиель Дрезнер, 25, Дов Грунер, 35, Шломо Бен Йозеф. 25, Меир Файнштейн, 19, Моше Баразани, 20, из организации Иргун.

Приговорённые к повешению, Файнштейн и Баразани в последнем слове заявили суду: “Офицеры армии захватчиков! Вы столкнулись со сталью, закалённой в огне любви к родине и свободе, ненависти к порабощению и захватчикам. Это горящая сталь. Вы не сломаете её. Вы сожжете свои руки. Разве вы не заметили, кто стоит против вас в этой кампании, беспрецедентной в истории человечества? Вы напугаете нас смертью? Нас, которые много лет слышали грохот поездов, вёзших наших братьев, родителей, лучших из нашей нации, на убой, что тоже не имело прецедента в истории человечества? Нас, которые спрашивали себя каждый день: чем мы лучше их? Мы могли быть среди них и с ними во времена страха и в минуты смерти. И на эти повторяющиеся вопросы есть один ответ: мы остались живыми не для того, чтобы жить и ждать, в условиях рабства и угнетения, новой Треблинки. Мы остались жить, чтобы обеспечить жизнь, свободу и достоинство нам, нашей нации, нашим детям и их детям в будущих поколениях. Мы остались жить, чтобы теперь не имело значения происшедшее там, и что могло произойти здесь под вашим правлением, правлением измены и господства крови. Поэтому нас не запугать. Бесчисленные невинные жертвы нас научили тому, что есть жизнь, которая хуже смерти, а смерть, более величественная чем жизнь”.

Файнштейн и Баразани не дали себя повесить, а в камере подорвались на гранате.

Эльхаки, Кашани и Дрезнер выступили против общественной петиции за их помилование, написав: “Разве вы не понимаете, что ваши просьбы о помиловании есть оскорбление вашей чести и чести всего народа? Они есть проявления рабства по отношению к властям, что напоминает диаспору. Мы — военнопленные, и требуем, чтобы к нам относились как к военнопленным”.

Едва ли посольство Великобритании когда-нибудь переедет в наш район.

Упорные бои с арабами, пытавшимися захватить Иерусалим, шли здесь в 1948. Именно отсюда наступала на старый город в 1967 Иерусалимская бригада. Бой был, как свидетельствуют памятные плиты, да и некоторые живые очевидцы, упорный, но кончился победой еврейских солдат, вошедших в Еврейский район Старого города по кратчайшему пути — через Мусорные ворота. Такой путь не случаен и глубоко символичен: здесь проходила дорога праотцов, и именно отсюда Авраам впервые увидел гору Мориа, позднее названную Храмовой, где ему предстояло принести в жертву своего сына.

В нашей (и американского посольства) части Тальпиота проходит удивительнейшее сооружение — древний водовод протяжённостью в 21 км. Он идёт от Бассейнов Соломона по туннелю, вырубленному в скале на глубинах, больших 10 м. с постоянным, практически идеально выдерживаемым уклоном в 0.1%. Такое и сегодня было бы сложной технической задачей. Водовод снабжал питьевой водой Старый город более 2000 лет, и действовал до недавнего времени. Кстати, по водоводу в нашем районе можно (и стоит) пройти. По пути попадаются колодцы, использовавшиеся для выбрасывания скальной породы при вырубке туннеля.

Определённо, выиграли американцы от переноса своего посольства не просто в Иерусалим, а в столь примечательное место. Они, конечно, потеряли виды близкого моря. Но вблизи посольства и буквально в паре сотен метров от места строительства новых зданий для него, идёт иерусалимский променад, откуда открывается потрясающий вид на Старый город и его легендарные окрестности (на Рис. 6[ii] вверх от линии, отмеченной синими точками). Выиграли от переноса посольства США, которое станет началом переноса ряда других, и мы вместе с ними.


___

[i] Цифра после имени — возраст в момент казни.

[ii] Рис. 6 позаимствован у Е. Берковича в Фейсбуке.

Источник: "Мастерская"

authorАвтор: Мирон Амусья

Инженер-механик и физик-теоретик, доктор физико-математических наук, профессор физики. С 1998 профессор Еврейского университета в Иерусалиме. Главный научный сотрудник ФТИ им А. Ф. Иоффе, действительный член РАЕН. Автор более шестисот публицистических статей и интервью в обычных и электронных СМИ.




Комментарии для сайта Cackle