channel 9
Автор: Алексей С. Железнов Фото:Facebook

Две стороны натуры еврея или о еврейской пассионарности. Взгляд изнутри

Давным-давно жили-были евреи. Были они народом таким как все. Придумали себе богоизбранность – что обычное дело: рядом жили богоизбранные египтяне да и много народов в истории считали себя такими. Верили в своего бога, который изначально был не очень-то единственным – скорее своим, лучшим и главным – все как обычно. Воевали, побеждали, проигрывали, причем чаще, чем побеждали, ибо были небольшим народом рядом с империями.

А потом бац!

Что бац? Бац – и изгнание из своей земли римлянами. Второе в еврейской истории – первое было вавилонское, но зато основательно и далеко.

И рассеялись евреи между народами. Но почему-то не растворились среди них, но сохранились, выжили, несмотря на все трудности и гонения. Я не буду говорить почему - вы знаете. Это была Религия, как фактор единства нации вне своей страны. Но мы не об этом.

Вот в этом рассеянии, как называем мы в галуте (в изгнании) и сформировался особенный еврейский характер. Двойственный характер.

Чтобы выжить среди враждебных народов, евреям приходилось быть тише воды и ниже травы – не вмешиваться в местные свары, не принимать чью-либо сторону. Даже страдать приходилось молча. Не всегда помогало и это, но чего уж тут оставалось?

Лозунг “моя хата с краю” стал просто необходимым элементом выживания. Но наряду с этим евреи, народ Книги, то есть Библии (Танаха) всегда жили жаждой справедливости, мессианскими чаяниями, отраженными там, на ее страницах. Это началось еще до рассеяния, во времена римской оккупации. И до того было, но не так чтоб сильно.

И это копилось. Копилось столетиями. И тут грянули перемены.

Идеи французской революции проникли по всей Европе и укоренились даже там, где ненавидели армии Наполеона.

Началась эпоха либерализации и свободы – понемногу, медленно, но уже неотвратимо. Евреи вышли из своих гетто и окунулись в большой мир. Вот тут и стали явными две стороны еврейского характера. Одна старая, премудрого пескаря, не желавшего выходить из норки.

Другая новая, копившаяся – горячая, жгучая жажда справедливости. Евреи устали ждать Мессию и захотели строить общество справедливости сами.

Как долго скручивающаяся пружина распрямляется - так распрямились и евреи.

Они окунулись в политику, в революции, в просвещение, в культуру – во все места, где можно было менять общество.

В личностном плане они были как все – святые и подонки, гении и злодеи. Но копившаяся веками пассионарность вырвалась наружу. Евреев мало – но они словно повсюду. В Америке дети местечковых портных и сапожников бросились в политику и бизнес. Они освобождали негров и боролись за гражданские права. Строили финансовые империи и преступные кланы. В Европе одни стали марксистами – другие сионистами, и с тем же пылом стали переустраивать старые государства и создавать свое, новое, в Эрец-Исраэль (В землей Израилевой).

Я это пишу не для антисемитов, которые везде видят еврейский заговор, а евреев представляют лишь олигархами. Это для нормальных людей, чтоб знали кто мы такие и почему.

Каждый еврей готов идти за Че Геварой или стать Че Геварой – который тоже, кстати, еврей был.

Но разве не все такие, можно мне возразить. Разве это не характерно всем народам? Несомненно, но именно обстоятельства жизни евреев сделали все это в нас гипертрофированным. У нас редко бывает нечто среднее. Потому или в норке и не высовываться – или со знаменами и на баррикады. По разные стороны баррикад - но от всего сердца.

Еврейское сердце редко тлеет – оно или сковано льдом – или горит.

Я этим не горжусь и не стыжусь. Я это просто принимаю.

Вот такие вот мы – евреи. Не лучше других, не хуже других. Такие, как есть.

Источник: Facebook

Автор: Алексей С. Железнов

поэт, публицист, фотограф




Комментарии для сайта Cackle