channel 9
Фото:Проект Викимедиа

Российский журналист: "В МО РФ и МИД РФ очень недовольны дружбой Путина с евреями"

России в какой-то момент, возможно, придется делать выбор между Израилем и Ираном в свете усиливающегося конфликта между Иерусалимом и Тегераном. Так считает известный российский журналист, специализирующийся на военной тематике, Павел Фельгенгауэр.

По мнению Фельгенгауэра, рост напряжения между Ираном и Израилем и усиливающиеся в последнее время ракетно-бомбовые удары Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) по иранским объектам и базам в Сирии (в статье в "Новой газете" не ставится, судя по всему, под сомнение "авторство" ударов) поставили Москву в крайне неприятное положение. Дело в том, отмечает аналитик, что российская политика на Ближнем Востоке в последнее время достигла немалых успехов за счет одновременного сбалансированного партнерства как с Ираном, так и с Израилем.

"Москва сумела занять уникальное положение в регионе, поддерживая близкие связи с ярыми противниками: Саудовской Аравией и Катаром, с Турцией и Египтом, с курдами и их многочисленными противниками, с иранцами и арабами и т.д. Но стать при этом истинным региональным арбитром и всерьез потеснить США не получилось — слишком уж велик разрыв в военно-технических, финансовых и логистических возможностях у РФ с США", — пишет автор, отмечая, что сейчас Москве придется буквально балансировать по тонкому канату над пропастью в свете ситуации, когда два российских "партнера" готовы всерьез вцепиться друг в друга.

Фельгенгауэр напоминает, что Иран поставил перед собой в Сирии стратегические цели, далеко выходящие за рамки спасения Асада и разгрома сунитских повстанцев.

Общая численность иранских сил в Сирии уже превышает 80 тысяч человек, среди них командиры и специалисты из Корпуса стражей исламской революции (КСИР), бойцы ливанской "Хизбаллы", волонтеры-наемники из Афганистана (хазарейцы) и Ирака. Фельгенгауэр полагает, что Тегеран намерен в стратегической перспективе изменить этнорелигиозный состав населения, расселяя для этого в Сирии шиитов.

Автор отмечает, что Иерусалим не рассматривает российское присутствие в Сирии как угрозу национальным интересам Израиля. Напоминая о визите зимой прошлого года в Москву председателя комиссии Кнессета по иностранным делам и безопасности Ави Дихтера, Фельгенгауэр приводит слова бывшего спецназовца и контрразведчика, директора Службы внутренней безопасности (ШАБАК), министра внутренней безопасности и министра по защите тыла: "Россия нам не враг, мы не видим никаких проблем с ее военным присутствием в Сирии. Раз уж Россия "сверхдержава и наш союзник" приняла стратегическое решение о присутствии на Средиземном море, добро пожаловать".

Напоминая об ударах по иранским военным базам в Сирии в апреле, аналитик отмечает, что громко протестовавшая после удара США и союзников 14 апреля Москва практически никак не отреагировала на операции ЦАХАЛа.

При этом Павел Фельгенгауэр считает, что эта идиллия не бесконечна.

"Президент Владимир Путин и премьер-министр Биньямин Нетаньяху, российский и израильский генштабы и начальники военных разведок поддерживают регулярные контакты, но сколько будет продолжаться эта идиллия — непонятно", — говорится в статье.

Фельгенгауэр кратко описывает историю пребывания в Сирии советских войск.

"Советские боевые части ПВО были впервые развернуты в Сирии, когда американцы высадились в Ливане в 1982-м. ЦАХАЛ тогда избегал прямых боевых столкновений с нашими военными, но с САА, в составе которой было множество (как сейчас) наших советников и специалистов, воевали не стесняясь. Сотни советских офицеров были убиты или ранены в боях с ЦАХАЛ в Сирии и Ливане, в том числе умерли три генерала. Сегодня ЦАХАЛ самостоятельно, без США или других союзников, наносить удары вглубь территории Ирана по объектам ракетно-ядерной промышленности в обозримой перспективе вряд ли станет, но по передовым объектам КСИР (и САА) в Сирии удары продолжатся.

Российские советники и специалисты могут снова попасть под огонь, и тогда непонятно, что делать? Как в прошлый раз засекретить потери лет на 20 или публично все объявить и втянуться в прямой военный конфликт с Израилем?" — задает вопросы автор.

По его мнению, Иерусалим нормально отнесется к тому, что Асад сохранит власть в Сирии при условии, если Москва сможет контролировать сирийского диктатора и сведет на "нет" иранскую угрозу Израилю.

"Но ни Асад, ни тем более КСИР Кремлю неподконтрольны, и политика близкого партнерства с евреями, которую обычно связывают с Путиным, непопулярна в российских военных и дипломатических кругах. В российском Генштабе понимают, что без проиранских бойцов и иранских нефтедолларов режим Асада быстро и неминуемо рухнет, и никакие ВКС не помогут, а базы в Тартусе и Хмеймиме, которые стоили так дорого, будут потеряны. ЦАХАЛ традиционно рассматривается в качестве проамериканской силы, а нынешние партнерские отношения с евреями как временная прихоть начальства. Мол, если Пентагон подчеркнуто остерегается прямых столкновений с нашими в Сирии, то и ЦАХАЛ остережется, если проявить твердость", — пишет Фельгенгауэр.

Отмечая, что в боевой готовности и с точки зрения военно-технической оснащенноссти ЦАХАЛ намного превосходит сирийскую армию, подразделения Ирана в Сирии и подразделения военно-космических сил России, дислоцированные в арабской республике, автор выказывает надежду, что в будущих возможных российско-ирано-сирийско-еврейских стычках стороны не рассматривают вероятность применения ядерного оружия.





Комментарии для сайта Cackle