channel 9
Автор: Лев Авенайс Гарри Резниковский

Прогулки по минным полям

Зимнюю сессию кнессета, на которую возлагали столько надежд, ожидая, что она станет последней в этом созыве, мы благополучно пережили. Все драматические законопроекты, заставлявшие трепетать сердца израильских журналистов в предвкушении краха коалиции, плавно перетекли в сессию летнюю. И то верно: представьте, приняли бы все эти животрепещущие законы в зимнюю сессию, что тогда делать в летнюю? Получится “сезон огурцов”, как называют у нас (непонятно, почему) мертвый политический сезон. Из всего бурного и страстного законотворческого процесса прошлой сессии мне лично запомнились лишь два принятых закона: о запрете публикаций рекомендаций полиции и о “субботних” магазинах.

Про закон о работе магазинов в шабат оба борца за него — Дуди Амсалем и Арье Дери (который, впрочем, отрицает, что был заинтересован в этом законе) – простодушно говорили потом: “О чем сыр-бор и разгоревшиеся страсти? Что было, то и будет, и не будет ничего нового под солнцем”. И действительно, была вспышка ортодоксального энтузиазма в Ашдоде, которая, однако, угасла вследствие протестов светских. И все осталось, как было… Зато суеты вокруг закона было предостаточно – отметились все, кто хотел. А хотели все.

Насчет рекомендаций полиции тоже, вроде бы, всё осталось практически, как было… Да и вряд ли этот закон как-то скажется на жизни законопослушных обывателей Израиля. Так что и вокруг этого закона суета была, как бы помягче сказать, несколько преувеличенной.

Но главные “идеологические” законы переместились на летнюю сессию, несмотря на титанические усилия и эффектные демарши с целью их принятия еще до ухода на пасхальные каникулы.

Таких псевдосудьбоносных законов сейчас навскидку три (хотя, может, наплодят еще), и каждый из них представляет для коалиции минное поле. Но специфика этих минных полей в том, что они взрываются только тогда, когда их хотят взорвать.

Первый день работы летней сессии ознаменовался принятием в первом чтении закона о национальном характере государства. В последний день прошлой сессии он был рекомендован специальной комиссией к голосованию в первом чтении, хотя к согласию члены комиссии так и не прошли. Есть все основания полагать, что и не придут, несмотря на то, что в первом чтении он был принят 64 голосами против 50. Но среди проголосовавших ”за” в первом чтении слишком много тех, кто не готов голосовать за эти формулировки во втором и третьем чтениях…

Семь лет этот закон бродит в разных вариантах по комиссиям кнессета. Несколько раз он принимался в первом чтении, однажды одновременно в первом чтении приняли сразу три варианта этого закона, надеясь слепить из трех вариантов четвертый, который устроит всех, но тут случилось новые выборы, и все пришлось начинать сначала.

Как выяснилось в первый день новой сессии, комиссия все-таки удалила самый главный пункт, из-за которого, собственно, и затеял всю эту бодягу семь лет назад Ави Дихтер: пункт, гласящий что в спорных случаях в суде еврейским ценностям должно быть отдано предпочтение перед демократическими. Этот мутный пункт показывал нам на горизонте царство Галахи…

Спорным пунктом является разрешение в законе создавать чисто еврейские населенные пункты. Это даже при отсутствии конституции выглядит с точки зрения наших основных законов неконституционным. На это указывают и юридические советники правительства и кнессета. Авторы законопроекта прекрасно знают, что этот пункт не пройдет проверку БАГАЦем. Что ж, будет повод в очередной раз обвинить во всем Высший суд справедливости. Хотя, честно говоря, сам я вижу в противодействии этому пункту некоторое лицемерие. Конституционно ли отказывать в приеме в кибуц? В демократических США домовой комитет кондоминимума на практике может отказать в праве покупки жилья в этом доме чернокожему, правда, при этом ему не скажут, что отказали по этой причине. Да, в Советском Союзе еврею не отказывали в приеме на работу по причине национальности, но повод для отказа всегда находился (как в анекдоте – “дедушка был пиратом”). В конце концов, светский человек в ультраортодоксальном поселении будет чувствовать себя неуютно. Меня лично такой пункт не смущает, если скажем, будет определен размер поселения, скажем, до 300 жителей. А то вдруг возьмут и провозгласят Раанану городом закрытым для иноверцев. Но кто я, чтобы спорить с мнением юридического советника правительства? Ему виднее.

Совсем уже формальным выглядит пункт об изменении статуса арабского языка с “государственного” на “особый”. Собственно, уже сейчас арабский язык является государственным лишь формально. Например, на этом государственном языке не печатаются протоколы кнессета, хотя статус языка к этому обязывает. Здесь вопрос, скорее, коллективной психологии. Вопросы языка очень болезненны – нам ли, жителям бывшего СССР этого не знать! Языковые конфликты на Украине и в странах Балтии всегда гипертрофированны. Откровенно говоря, я не понимаю, зачем вообще надо менять существующий статус. Лучше от этого никому не будет. Похоже, единственная цель этого пункта – вставить фитиль арабам.

Впрочем, все эти споры чисто схоластические. Все это напоминает мне старый чешский анекдот: “У нас с Пепичеком есть некоторые разногласия по поводу нашей свадьбы. Я хочу выходить замуж в белом платье, а Пепичек вообще не хочет жениться”. Похоже, что сразу несколько партий коалиции не хотят “жениться” на этом законопроекте. Это и “Кулану”, и НДИ, и ультраортодоксы. У каждой из этих партий свои претензии к закону. Зато все смогут пропиариться и получить заслуженные упоминания в прессе. А мы… Жили мы 70 лет без этого закона и вполне проживем и дальше. На моем личном благосостоянии это точно никак не скажется.

Другое яблоко раздора – закон о призыве (или непризыве) “харедим”. Тут уж под сукно закон не положишь. Хошь – не хошь, надо что-то решать. БАГАЦ установил “дедлайн” — крайний срок принятия такого закона, поскольку вообще без закона жить никак нельзя. Срок истекает в сентябре. Лицман же от имени ультраортодоксов еще больше поджал сроки: если до конца июля закон не примут, взрываем “минное поле”. Другое дело, что решить можно так, как решалось это уже двадцать лет. Что бы ни решил кнессет, ясно одно: ортодоксы служить не пойдут. Вот Лицман потребовал принять этот закон во всех трех чтениях на последней минуте прошлой сессии, но ограничились лишь принятием в предварительном чтении законопроекта, о котором открытым текстом сказали, что его и рассматривать дальше не будут. Такие вот парламентские игры.

Сейчас все ждут варианта закона, зреющего в чреве министерства обороны. Интересно, как исхитрится министерство обороны придумать формулировку, как бы так призвать “харедим”, чтобы на самом деле не призывать, и при этом не противоречить основным законам о всеобщем равенстве. То есть, опять-таки не подставляться под БАГАЦ.

Ну и, наконец, третий “минный” закон – закон о том, как преодолеть вето вышеупомянутого БАГАЦа. Я недавно писал об этом законе в “РеЛеванте”. Если по закону о призыве ультиматум ставит ультраортодокс Лицман (оно и понятно), то здесь на принцип пошел Беннет. Чего ему не терпится, не очень понятно…

Попытки придумать закон, “укорачивающий” БАГАЦ, ведутся уже давно. Насколько я помню, ни один из вариантов законопроекта не доживал даже до голосование в первом чтении. Потому что даже среди правых (а именно им не терпится обуздать ненавистный БАГАЦ и жить по принципу “если нельзя, но очень хочется, то можно”) есть люди, понимающие, что за законодателями тоже надо присматривать, чтобы они не нагородили бог знает что. Во всяком случае, Нетаниягу уже “слез” с “британского” варианта, позволяющего кнессету просто игнорировать БАГАЦ. Наверное, понял, что он не для наших реалий. Теперь ведутся споры о количестве голосов депутатов для преодоления вето БАГАЦа.

Возможно, именно на этом пути и удастся найти разумный компромисс. Правда, Беннет и Шакед закусили удила, и требуют до 6 мая поставить на голосование законопроект, позволяющий “побороть” БАГАЦ 61 голосами. При таком раскладе и вето БАГАЦа становится бессмысленным. Ведь оно мгновенно преодолевается технологией коалиционной дисциплины. Нетаниягу ведет сейчас консультации с судьями и юристами. Действительно ли он хочет договориться, или просто демонстрирует якобы “добрую волю” — в голову Нетаниягу мне не влезть. Говорят, что председатель Верховного суда Эстер Хают не возражает против преодоления вето 71 голосами депутатов. Сама она об этом не заявляла. Но если это и в самом деле так, то повторю, что написал выше: кто я такой, чтобы спорить с юристами? Опять же говорят, что Нетаниягу предлагает сойтись на середине –65 голосах. Это уже откровенное лукавство. В нынешнем раскладе, что 61 голос, что 65 – одно и то же. Ведь в коалиции 66 депутатов. Однако, без договоренности внутри коалиции и с судьями, шансов на принятие этого закона немного. Кахлон выговорил в коалиционных соглашением “право вето на преодоление права вето”. Готов ли он взорвать это “минное поле”, опять неясно. Наши политики, как обезьяны, легко “залезают на деревья” и, ничуть не краснея, с них слезают.

Главное, что в кнессете не скучно. А вот сказываются ли эти законопроекты, о которых часами спорят высокомудрые мужи и дамы, на нашей повседневной жизни? Не похоже. Но, как знать?


Источник: "РЕЛЕВАНТ"

Автор: Лев Авенайс

Сотрудничает с израильскими русскоизычными изданиями и рядом зарубежных газет




Комментарии для сайта Cackle