channel 9
Автор: Гай Бехор Фото:предоставлено автором

О Фицкарральдо и об утративших релевантность сухопутных мореходах

Можно ли протащить трехпалубное судно водоизмещением в 320 тонн по суше, да еще и в гору? Фильм об этом был снят в 1982 году немецким режиссером Вернером Херцогом по написанному им же самим сценарию. Херцог назвал его "Фицкарральдо" именем главного героя, чью роль исполнил Клаус Кински.

Дело происходит около ста лет назад, в самый разгар каучуковой лихорадки. Ирландский фантазер и авантюрист по прозвищу Фицкарральдо проживает в маленьком перуанском городке, расположенном в бассейне Амазонки. Этот вечный неудачник и неизменный банкрот до безумия влюблен в оперу, а в особенности - в голос прославленного тенора Энрико Карузо. И еще он собирает вокруг себя целую компанию оперных певцов, таких же лузеров, как и он сам.

Все концессии перуанского правительства на добычу каучука уже розданы, остался лишь один дальний участок, до которого даже не добраться по Амазонке, поскольку он расположен возле другой реки - Укаяли. И вот Фицкарральдо решается на отчаянное безумство: взять эту концессию, которую ни один человек до него не брал из-за ее удаленности. И в том месте, где русло Укаяли оказывается ближе всего к Амазонке, перетащить корабль посуху, да еще и в гору. После чего, достигнув дальнего участка, загрузить судно каучуком и сплавить его по Укаяли до самого океана.

"Такого никто и никогда еще не пробовал сделать", - сообщил автор сценария и режиссер Херцог. В реальной истории, взятой за основу, "каучуковый король" Карлос Фицкарральдо тащил по суше "всего лишь" 30-тонный корабль, да и то разобрав его на части. Вполне возможно, что своим фильмом Херцог, подобно своему герою, сам пожелал бросить вызов природе.

Ну а теперь, перенесемся в наши, израильские реалии. У нас ведь тут целое множество репортеров и журналистов тоже решило совершить "чудо", пройдя на корабле СМИ по суше аки по воде. Иначе говоря, полностью игнорируя общество. То самое, которому, они, по идее, должны были бы служить, и которое, однако, им совершенно не доверяет (согласно исследованиям, 72% израильтян не верят израильским "СМИ", и скорее всего, этот показатель даже еще выше).


Кто же оказался на этом бесполезном судне?

1. Ну, во-первых, несколько политических обозревателей. Вот уже много лет никого совершенно не интересует тема "мира" с арабами из Иудеи, Самарии и Газы. Ничего существенного там не происходит и уже не произойдет. В конце концов, "мирный процесс" оказался заурядным лохотроном. Так что же им осталось обозревать? Поначалу они прислуживали тем, кто бойкотирует Израиль, отдались мошенникам из "Евросоюза", Совета Безопасности ООН, короче, всей этой помойке. Но теперь там тоже все заглохло. О дипломатических достижениях Израиля, о его международных успехах, они говорить не станут ни за что – это ведь противоречит их извращенной этике. Поэтому они трещат о том, чего на самом деле нет и в помине, а о том, что происходит – молчок. Так они и обнаружили себя на корабле утративших релевантность.

2. Во-вторых, туда забрались разные репортеры по арабским делам. Многие из них за всю жизнь не удосужились побывать хотя бы даже в одной арабской стране, черпая познания из всевозможных "Аль-Джазир". Некоторые попали в этот бизнес, занимаясь освещением палестинских арабов, а потому пребывают в полной уверенности, что арабы Иудеи, Самарии и Газы – это и есть весь Ближний Восток. Точно как тот слепец, что судил о слоне, ощупывая кончик его хвоста. Понять и описать сирийскую ситуацию они уже давно не пытаются. Об Ираке, Ливии, войне Йемена и Саудовской Аравии, потоках мигрантов и прочих ужасах арабского мира, вероятно, даже не слыхали. Так они и утратили всякую релевантность.



Стоило кораблю Фицкарральдо углубиться в чащу тропического леса, кишащего кровожадными индейскими племенами, с судна сбежала вся команда, кроме капитана, инженера и повара. Тащить корабль в гору взялись местные индейцы, которые и на плантациях каучука работали практически в рабских условиях. Наконец, приложив неимоверные усилия, они сумели с помощью канатов, бревен и корабельного парового котла затащить корабль на вершину холма.

Режиссер Херцог, высокомерный властелин всего этого эпического действа, настоял на том, чтобы в ходе съемок в гору на самом деле тащили реальный корабль (для фильма было изготовлено три совершенно одинаковых судна). Шестеро местных актеров во время этого процесса было ранено. Однако, точно так же, как и герой его фильма Фицкарральдо (у которого по сюжету несколько бурлаков вообще погибло), сам Херцог тоже был непоколебим, ощущая в себе чувство превосходства над происходящим. Называя себя "покорителем бесполезных просторов", он распорядился тащить судно в гору под звуки оперных арий Карузо.

3. В-третьих, к этой поездке присоединилась группа репортеров по делам палестинских арабов - этакий результат многолетней мутации, начинавшейся с "наших репортеров с территорий" и закончившейся вполне себе сложившимися пресс-секретарями различных организаций и движений палестинских арабов, прежде всего рамалльской ОПГ Мухаммада Аббаса. Если эти мутанты перестанут озвучивать арабские структуры – потеряют свою работу, а потому иного выбора, кроме как продолжать прислуживать вражеской пропаганде против нас, у них нет.

4. Некоторые даже полюбили это дело, стараются, чтобы арабский нарратив звучал как можно громче и шире, проталкивают его изо всех сил в иностранные СМИ. Поэтому любой теракт, в соответствии с вражеской повесткой дня, немедленно подается ими как подготовка к "третьей интифаде". Зато о коррупции в администрации автономии? О ее неизбежном крахе? О финансовых растратах? Об антисемитизме? О напичканных ненавистью к евреям учебниках? О жутких карикатурах? О бесконечной вражде? Об успешно рвущихся к власти салафитах? Все это за пределами их дискурса. И потому, подобно, "певцам мира", все они тоже стали совершенно нерелевантными.

5. Пропахать борозду в реальности решили еще несколько экономических журналистов, чьи взгляды простираются от радикального коммунизма до мягкого социализма. Будучи таковыми, они, конечно же, все до единого являются лютыми врагами израильской деловой среды, ненавистниками иностранных и местных инвесторов, недругами сделок по недвижимости. Но зато - обожателями бюрократии, поклонниками многоярусной номенклатуры, всевозможных комиссий и "регуляций". И, конечно, как истинные социалисты, они чрезвычайно богаты лично. Почти десять лет они тормозили наше газовое благословение, подвывая при этом о неизбежном крушении израильской экономики: если не сегодня, то уж точно – завтра. Но в свете фантастического экономического успеха Израиля, который они всеми силами стараются игнорировать, и они оказались на корабле утративших релевантность.

После титанических усилий судно преодолело вершину горы и все-таки добралось до Укаяли. Казалось, миссия завершилась невероятным успехом. После бурной ночи, проведенной в племенных плясках у костра, пьянстве и грезах, маленькая команда и рабочие забываются тяжким сном.

И тут вождь индейских бурлаков перерезает канат, удерживающий корабль возле берега. Он поступает так, чтобы умиротворить духов реки, которые, конечно же, в гневе на Фицкарральдо за совершенное им насилие над природой, на которое тот даже не подумал испросить у них разрешения.



И беззащитное судно несется по волнам без руля и без ветрил, полностью утратив всякую релевантность.

6. Еще на судно десантировалась команда "специалистов по вопросам безопасности". Когда на границах вот уже много лет более или менее сохраняется спокойствие и нет войн, о чем им говорить? Только и остается, как запугивать нас, особенно в канун праздников, разными источающими жуть сценариями, в которых главным героем, как правило, выступает Насралла.

Хотя ему сейчас вовсе не до войны с нами, всякий инцидент в их описании превращается в мировую войну, каждый теракт (которые, к сожалению, случаются) - в конец света. Эксперты по вопросам безопасности превратились в агентов тревоги и беспокойства, растрезвонивающих каждый незначительный пустяк, чтобы придать себе значимости.

"О, где же те златые дни, когда мы сидели в ливанском болоте", - вопрошают они с тоской. Но то время безвозвратно прошло. Теперь о пустяках может сообщить и каждый резервист в социальных сетях, а враги, как назло, по горло заняты друг другом. И вот, наши "специалисты" тоже оказались совсем нерелевантными.

7. Здесь же на корабле обнаружилось некоторое количество "аналитиков". Этакая новая разновидность всезнаек, специалистов по любому вопросу. По слову их восстают миры, и по слову их рушатся. Весь эфир радио и телеканалов забит до отказа их бесконечным бормотанием в специальных выпусках, в которых, конечно же, нет ничего примечательного. И общество, все меньше обращающее на них свое внимание, постепенно осознает, что все они лишены какой-либо релевантности. И вот что характерно: их нерелевантность – это и есть релевантность общества. Некоторые из них добрались даже до Кнессета. Но и там остались совершенно нерелевантными.

8. Даже нескольких репортеров по партийным делам занесла нелегкая на палубу этого судна. Сегодня любой мало-мальский политик умеет (по крайней мере, должен уметь) применять социальные сети, чтобы общаться с избирателями через голову официальных СМИ. А значит, он уже не нуждается в этих журналистах и больше не "сливает" им сенсационные сообщения, за взятку упоминания себя в СМИ. И потому все, что осталось этим бесполезным существам, – это издеваться, строить козни, интриговать, паясничать, мутить воду, мазать грязью и стравливать. Вдруг получится свалить правительство? Но не выходит. Вот и они, к своему ужасу, осознали полную утрату релевантности.



Команда просыпается в ужасе от того, что корабль начинает биться о скалы, торчащие из воды по ходу течения реки, а затем низвергается в каскад грохочущих порогов. Судну удается уцелеть, но от поклажи не остается и следа. Весь каучук смыло. И вновь маршрут уже не повторить. В погоне за аутентичностью режиссер Херцог настоял на том, чтобы съемки происходили непосредственно на самих опасных порогах. И даже в эти моменты человеческого бессилия перед природой звучат граммофонные записи Карузо. Этакая попытка любой ценой достичь релевантности… в абсолютно бесполезной затее.

Все провалилось. Обрушилось в пучину океана информационной революции. Фицкарральдо проиграл. "Покоритель бесполезных просторов" оказался сам покорен ими.

9. Виртуально прибыли на судно и "наши корреспонденты в США", такой вымирающий вид эмигрантов, живущих там уже 20-40 лет, а может, и того больше. Многие из них уже и не помнят, как выглядит Израиль. А увидели бы сегодняшнюю страну – не узнали бы. Некоторые из них варганят дешевую халтуру, обретаясь среди различных течений еврейских прогрессистов и пребывая в уверенности, что израильтяне по-прежнему примут всю их лабуду за чистую монету, поскольку, мол, ничего не знают о происходящем в мире.

Как будто нет социальных сетей, прямых сетевых эфиров, "Фокс ньюз", одним словом – всей информационной революции. Два года подряд они хихикали в своих "репортажах" над президентом США Дональдом Трампом, уверенно заявляя, что тот просто преходящий курьез и ни малейших шансов у него нет. А ведь еще Маккиавелли учил "никогда не доверять изгнанникам". Они все еще верят в то, что у Хиллари есть шансы в Висконсине - и вместе с ней оказываются совершенно нерелевантными.

10. И вот еще нашлись тут несколько "специалистов по международным вопросам" - посланцы Страны Оз и прочих выдуманных стран. После долгих лет отрицания и игнорирования важнейших, принципиальных мировых процессов: подъема правых в Европе, крушения Ближнего Востока, массовой миграции, роста насилия и зла в мире, они с размаху налетели на скалы реальности, вдребезги разбиваясь о них, но продолжая утверждать, что плывут по спокойной реке. Послушать их – мир обязан быть местом, где порхают бабочки и скачут радужные пони, а кто в это не верит, тот, разумеется, - фашист, экстремист и просто расист. И вот, непрерывно разочаровываясь, они тоже попали на этот корабль.

11. Кем они стали – все эти журналисты и репортеры, попавшие вместе на корабль утративших реальность? Разрушителями. Стоит лишь включить радио, телевизор или открыть "газету", как на тебя немедленно обрушивается ядовитый поток жалоб, обвинений, высокомерия, цинизма, оскорблений, гадостей и грязи, истерик, проклятий, удушья, презрения и сарказма. Шум. Все в черном цвете, все потеряно, все погибло. Так все они увязли в собственной желчи, которая должна была отравить все хорошее, что есть в нашей стране, и оказались все до единого больше совершенно нерелевантными. Шум, который они издавали, стал просто зудящим фоном.

Но есть нечто, что они сами по-прежнему считают значимым и важным. О, да, есть одна вещь, всегда сохраняющая для них колоссальную значимость, которую они и в наш бурный век информационной революции просто обожают – это призы и награды. Каждые несколько месяцев они делят их между собой на вязких как крахмальный клейстер церемониях. По принципу "пожевал сам - передай другому": раздают их друг другу – первый второму, второй третьему, и так далее по кругу. Хотя все это - не более, чем еще одно свидетельство их полной отчужденности от реального мира и совершенной утраты актуальности.

К слову, многие из журналистов тех СМИ, что считаются правыми, и сами рады поучаствовать в этих игрищах. Увы, ведь и они, в конце концов, слеплены из того же теста и мечтают о тех же наградах и титулах.



Подавленный из-за своего провала, Фицкарральдо продает судно. Но прежде празднует свою единственную "победу" - ad gloriam ("к вящей славе") - он возвращается на корабле в свой родной город с целой командой любителей оперы и собранных им журналистов ради первой и последней постановки, при участии великого "таланта" - Карузо. Они вместе исполняют последнюю оперу блистательного Винченцо Беллини (1801-1835) "Пуритане", написанную композитором незадолго до своей смерти от болезни в возрасте всего 34 лет.

Если уж не удалось заполучить больших денег, так хотя бы добьемся славы. Ну, или того, что от нее осталось.

Последняя сцена фильма: на фоне картонных декораций, установленных прямо на палубе корабля на глазах у собравшейся на берегу многочисленной публики. Вот только, напрасно, те, кто на корабле считают, что люди пришли приветствовать их. Нет, нет. Они пришли попрощаться...

К нам пришла информационная революция, сделав всех этих бесполезных и утративших актуальность клоунов, никому не нужными, никому не интересными и абсолютно незначимыми. Как каучуковые плантации в XXI веке. А что же с кораблем СМИ, который должен быть на плаву в любой демократии? Брошен на волю волн, и команда его забылась во сне.



Корабль уродов, где твой штурвал и снасть?
Я так боюсь упасть в морскую воду.
Корабль уродов, что ты готовишь мне?
Гибель в морской волне или свободу?


(перевод Александра Непомнящего)


Источник: Gplanet

authorАвтор: Гай Бехор





Комментарии для сайта Cackle