channel 9
Автор: Константин Эггерт Фото:Проект Викимедиа

“Россия всегда с тобой!” Как Кремль пропустил революцию в Армении

Случившееся в Армении — важнейшее событие для так называемого “постсоветского пространства”, которое становится все более “пост”, чем “советским”. Мирная революция в Армении, некогда одной из самых пророссийски настроенных и ностальгирующих по СССР стран этого самого пространства, — важнейший сигнал о приближении неминуемых перемен на территории, которую Дмитрий Медведев лет десять назад назвал “зоной привилегированных интересов России”.

Опорой российского руководства в Армении двадцать лет был так называемый “карабахский клан” — группа ветеранов войны с Азербайджаном за Нагорный Карабах, которая в 1994 году закончилась победой Армении. Эти выходцы из Арцаха, как называют Карабах сами армяне, первым делом свергли первого президента страны Левона Тер-Петросяна. Они считали его слишком склонным идти на компромисс с Баку. Затем они подмяли под себя весь бизнес в стране, наладили для себя и своих семей бизнес в России, загнали в гетто оппозицию и решили править вечно. Сначала два срока президентом был карабахский ветеран Роберт Кочарян, затем экс-министр обороны Серж Саргсян. Потом скамейка запасных у “карабахцев”, похоже, закончилась, но не беда. В 2015 году они провели референдум, изменивший конституционный строй с президентской республики на парламентскую. Президента превратили в декоративную фигуру, всю власть отдали премьеру. Армяне уже тогда подозревали, что речь идет о продлении политической карьеры Саргсяна. Но он пообещал, что не станет выдвигаться в премьеры. Это помогло “продавить” референдум. Саргсян обещания не сдержал. Люди возмутились. Случилась революция. Саргсян ушел после того, как к демонстрантам стали присоединяться военные. Силовое подавление протестов означало бы гражданскую войну. К ней экс-президент и премьер оказался не готов. И слава богу.

Для официальной Москвы события в Армении стали неожиданностью: всего несколько дней назад Владимир Путин поздравил Сержа Саргсяна с “избранием” на пост премьера.

При этом случившееся — именно поражение российской внешней политики. Тем более сокрушительное, что Армения — самый близкий союзник России, член ОДКБ и Евразийского союза, страна, на территории которой находится одна из крупнейших российских военных баз.

Армяне искренне любят Россию и так же искренне надеются на ее защиту в “холодной войне” с Азербайджаном и Турцией. Но это не значит, что армянское общество хочет жить как российское. В Армении выросло поколение, не помнящее СССР и карабахской войны. Для него саргсяновская “стабильность” означает то же самое, что путинская — для “поколения Навального”: застой, лицемерие, отсутствие перспектив и социальных лифтов. Кроме того, все больший интерес у армян вызывает пример соседней Грузии, подписавшей полноценное соглашение об ассоциации с Евросоюзом, получившей безвизовый режим с ЕС, реформировавшей полицию и суды, поборовшей бытовую, мелкую коррупцию — ту самую, которая больше всего действует на нервы обывателям. Армянская оппозиция, символом которой стал политический наследник первого президента Тер-Петросяна Никол Пашинян, постоянно критиковала власти за вступление в Евразийский союз и отказ (под давлением Москвы) пойти на подписание соглашения об ассоциации с ЕС в 2013 году. Это сделало армянских оппозиционеров из партии “Елк” “врагами” в глазах официальной России. Уверен: посольство в Ереване если и поддерживало с ними общение, то очень ограниченное, и смотрело на все глазами своего союзника Саргсяна и его окружения. Уверенность эта небеспочвенна. Ведь в отношении Армении подход Москвы простой: у нас там база — это раз; страна зависит от денежных переводов армян, отправившихся на заработки в Россию, — это два; люди “нашего” Саргсяна контролируют “командные высоты” экономики, парламент и силовиков — это три. Так что волноваться, дескать, нечего. Самоуверенность, имперская спесь советской выделки и деление иностранцев на “своих” и “чужих” вновь сыграли с российской дипломатией злую шутку.

Именно вновь, потому что такова матрица поведения Кремля во всех странах посткоммунистического транзита. В Сербии времен Милошевича, в Украине сначала Кучмы, а потом Януковича, в Грузии — Шеварднадзе, в Молдове и Белоруссии все это время стилистика поведения официальной России не меняется. Она предпочитает тех, кто презирает демократию, коррумпирован и готов держать дистанцию с Западом, особенно с НАТО. В Москве страшно боятся появления успешных, процветающих демократий на пространстве бывшего СССР и на Балканах, которые по каким-то, непонятным мне, причинам все еще считаются пророссийским плацдармом в Европе. Российская внешняя политика сконцентрирована именно на этом — сдерживании, а если не получается сдержать — на подрыве демократического развития постсоветского пространства и части Центральной и Восточной Европы. Цель — создание своего рода антизападной буферной зоны нестабильности плюс обеспечение интересов государственных корпораций и близкого Кремлю бизнеса в этих странах. Госкорпорации, в свою очередь, служат инструментом политического влияния Кремля и коррумпирования местных элит. Подобные же действия Москва предпринимает и на Западе — вспомним покупку экс-канцлера Герхарда Шрёдера. Но все же в развитых демократиях невозможно вести ту же политику, что в отношении Армении или Украины.

Несмотря на немалые ресурсы, Кремль терпит одно поражение за другим. Главная причина этих провалов — полное нежелание признать роль общества в посткоммунистических странах. В Кремле никак не могут поверить, что людям может действительно надоесть коррупция, несменяемость власти и произвол силовиков. Если кто-то выходит на улицы, то только потому, что ему заплатили западные НКО или ЦРУ — так, в целом, мыслит российское руководство. “Нормальные люди не хотят свободы — они хотят стабильности любой ценой” — таков, в сущности, главный девиз российской политики в странах посткоммунистического транзита. Кремль проецирует свои представления о самочувствии российских граждан на соседей и не только.

Именно поэтому никаких выводов из своего поражения в Армении в Москве не сделают. Разве что прикажут 450 сотрудникам администрации президента, простите, депутатам Государственной думы, с удвоенной силой принимать законы по борьбе с разными “масонами” и “агентами влияния”.

В день отставки Саргсяна официальный представитель МИД Мария Захарова написала в своем фейсбуке: “Народ, который имеет силу даже в самые сложные моменты своей истории не разъединяться и сохранять уважение друг к другу, несмотря на категорические разногласия, — великий народ. Армения, Россия всегда с тобой!”

В переводе с языка Смоленской площади: “Неблагодарные! Вы свергли нашего человека. Но так просто мы от вас не отстанем”.

Источник: SNOB

authorАвтор: Константин Эггерт

российский журналист, ведущий программ телеканала "Дождь". Автор еженедельной колонки на DW




Комментарии для сайта Cackle