x
channel 9
Автор: Семен Давидович Фото: частный альбом

Перечитывая Жаботинского

В самом центре Тель-Авива на улице Амелах Джордж, по другому — Кинг Джордж, стоит построенное ещё в 1963 году 16-ти этажное здание — башня под названием Мацудад Зеев. Мецуда переводится с иврита как крепость, цитадель, Зеев — ивритский аналог русского имени Владимир. (Скорее всего связка здесь такова: Зеев — это волк, на идише — װאָלףֿ (Вольф), что созвучно с русским Володя). В здании находится штаб-квартира правящей партии Ликуд, идеологической наследницы ревизионистского направления в сионистском движении[1] и здание носит имя его основателя, Зеева (Владимира) Жаботинского. Пересказывать биографию этого многосторонне талантливейшего человека: писателя, журналиста, публициста и идеолога сионизма мне представляется делом не слишком серьёзным, о нём написаны многие сотни статей. Замечу только, что его сегодняшние наследники достаточно далеко продвинулись в сторону от идеологии западного либерализма позапрошлого века, приверженцем которой безусловно был Жаботинский. Но это отдельный разговор.

Я же напишу о другом. За те 27 лет, что я в Израиле, в его русскоязычном медиапространстве, сначала в реальном — газетном и радио, теперь в виртуальном — интернетовском, практически ни на день не прекращается критика, опровержение и обличение порочного левого подхода к разрешению нашего уже скоро как 100 летнего конфликта с арабским миром вообще, и с палестинскими арабами в особенности. Если в два слова сформулировать принцип этого подхода, то эти два слова будут: ПОИСК КОМПРОМИССА. Уровень и обоснованность критики и опровержений зависит от уровня знаний и интеллекта критикующих и опровергающих, а пыл обличения, который зачастую доходит до точки кипения (что, впрочем, характерно вообще для новообращённых адептов) — от интеллигентности и воспитания обличителей. Но в любом случае эти критики, опровергатели и обличители, в качестве аргумента, подтверждающего их точку зрения — попытки достижения Компромисса абсурдны, зачастую обращаются к короткой статье Жаботинского О железной стене. И тут складывается впечатление, что приводя статью в качестве подтверждения своей позиции, статью они … НЕ ЧИТАЛИ!

На самом же деле идеи, высказанные Жаботинским в этой статье, пытались реализовать именно израильские левые. Попробую это доказать.

Статья О ЖЕЛЕЗНОЙ СТЕНЕ (Мы и арабы 1923) опубликована в 1924 году, после арабских беспорядков 1920 года в Иерусалиме, погрома в Яффо 1921 года, но за 5 лет до резни в Хевроне и задолго до арабского бунта 1936-39 годов. Из статьи ясно, что уже тогда, через 7 лет после принятия Декларации Бальфура, и всего через 2 года после выдачи Лигой Наций британского Мандата на Палестину, была понятна вся проблематичность совместного сосуществования евреев и арабов. Кратко квинтэссенция статьи:

Арабы — это враг, врага надо уважать, его надо не пытаться обмануть, а заставить, заставить силой, смириться и принять неизбежность еврейского присутствия в Палестине. Сила — это и есть Железная стена.

Жаботинский: Наша колонизация или должна прекратиться, или должна продолжаться наперекор воле туземного населения. А поэтому она может продолжаться и развиваться только под защитой силы, независящей от местного населения, — железной стены, которую местное население не в силах прошибить.


…Одни предпочитают железную стену из еврейских штыков, другие из ирландских; третьи, сторонники соглашения с Багдадом, готовы удовлетвориться багдадскими штыками [2](вкус странный и рискованный); но все мы хлопочем денно и нощно о железной стене.

Интересный момент: Жаботинский не стесняется назвать сионистский проект “колонизацией”. Что в общем то вполне понятно. Это было время расцвета колониальной системы, колониальных империй: Британской (над которой никогда не заходило солнце), Французской, Голландской. Быть колонизатором не было постыдно. А вот арабов Жаботинский называет туземцами, то есть местным населением. Похоже, что нынешние последователи великого Жабо, утверждающие, что евреи начали заселять практически пустую землю, землю без народа, не читали своего кумира. Но это ещё цветочки. Ягодки, они — впереди.


1-я.

Не знаю, искренне или нет, но со стороны сегодняшних власть имущих в Израиле слышно предложение решать, и решить, проблему нашего сосуществования с палестинскими арабами не с ними, а с их патронами в так называемых умеренных арабских странах, в первую очередь с Египтом и Саудией.

Жаботинский: Многим кажется очень заманчивым следующий план: получить согласие на сионизм не от палестинских арабов, раз это невозможно, но от остального арабского мира, включая Сирию, Месопотамию, Геджас [3] и чуть ли не Египет. Если бы это и было мыслимо, то и это не изменило бы основного положения: в самой Палестине настроение арабов по отношению к нам осталось бы то же самое.

Комментарии излишни.

2-я.

Сколько раз в обсуждениях на всевозможных чатах (дискуссиями это назвать нельзя — мнение обычно одно и оно — правое) встречаю типа:

Никакого соглашения с арабами быть не может по умолчанию, единственное, что можно и должно — это сохранять статус-кво (то, что при этом статус-кво расширением поселений именно и меняется, проходит в параллельной реальности).

Жаботинский: … все это не значит, что с палестинскими арабами немыслимо никакое соглашение. Невозможно только соглашение добровольное. Покуда есть у арабов хоть искра надежды избавиться от нас, они этой надежды не продадут ни за какие сладкие слова и ни за какие питательные бутерброды, именно потому, что они не сброд, а народ, хотя бы и отсталый, но живой. Живой народ идет на уступки в таких огромных, фатальных вопросах только тогда, когда никакой надежды не осталось, когда в железной стене не видно больше ни одной лазейки. Только тогда крайние группы, лозунг которых ни за что, теряют свое обаяние, и влияние переходит к группам умеренным. Только тогда придут эти умеренные к нам с предложением взаимных уступок; только тогда станут они с нами честно торговаться по практическим вопросам, как гарантия против вытеснения, или равноправие, или национальная самобытность; и верю, и надеюсь, что тогда, мы сумеем дать им такие гарантии, которые их успокоят, и оба народа смогут жить бок о бок мирно и прилично.

Война 1973 года показала египтянам, что военной победы над Израилем им не достичь. И тогда началась торговля, тогда Саддат обратился к народу Израиля и предложил взаимные уступки — мир в обмен на территории. И мы живём с египтянами уже как 40 лет в мире. В мире холодном, но Мире.

Это только пример. Отношение с Египтом — это отношения с другим суверенным государством. С которым пришлось воевать, но с которым можно заключать соглашения — есть адрес.

С палестинскими арабами картина иная. Государства нет. Есть аморфное образование, Палестинская автономия — недоношенный плод соития 1993 года.

К этому времени 1-я интифада сошла на нет, главные спонсоры ООП перестали ими быть, влияние перешло к умеренным, вернее сказать — некоторые крайние стали умеренными, понимающими, что Израиль им не уничтожить. (Увы, умеренность многих из них вскоре исчезла, но это отдельный разговор.)

Это принципы, изложенные в письме Арафата — Рабину от 09.09.1993 года. Прочитав их, поймем, почему процент противников Соглашения среди палестинских арабов был больше, чем среди евреев.

Соглашения Осло реализованы не были. В какой раз приходится повторить: но это отдельный разговор.

Большинство израильтян разуверилось в возможности достичь cоглашения не после подписания Соглашений в Осло, а в 2000 году, когда Арафат отверг предложения Клинтона/Барака. А тем, кто не разуверился, тем остаётся ждать. Ведь Железная стена стоит. (хотя в разделительных сооружениях между нами и ими до сих пор и зияют большие прорехи). Так что остаётся верить в правоту Жаботинского и ждать, когда придут эти умеренные к нам с предложением взаимных уступок; только тогда станут они с нами честно торговаться по практическим вопросам. А нам, со своей стороны решить про взаимные уступки с нашей стороны. Но это отдельный разговор.

Понимание того, что рано или поздно, но к нам придут, и мы должны быть к этому готовы, и отличает сегодняшних левых от тех правых, про которых я написал в начале статьи.


Примечания

[1] СИОНИ́СТЫ-РЕВИЗИОНИ́СТЫ, политическое течение в сионистском движении, зародившееся в начале 1920-х гг.; его основателем, духовным вождем и бессменным руководителем до своей смерти в 1940 г. был В. Жаботинский. Ревизионисты в первое время выступали как оппозиция руководству Всемирной сионистской организации во главе с Х. Вейцманом, считавшему, что с опубликованием Бальфура Декларации и с передачей Великобритании мандата Лиги Наций на Палестину главной задачей сионистов должно стать заселение и освоение Эрец-Исраэль прежде всего путем создания сельскохозяйственных поселений, постепенное формирование экономической и социально-политической инфраструктуры будущего еврейского государства. Сионисты-ревизионисты доказывали, что без международно-правовых гарантий превращения национального очага в независимое еврейское государство сколь угодно крупные успехи в поселенческой работе и экономические достижения сами по себе не способны привести к его созданию и выдвинули требование ревизии (отсюда название течения) курса Всемирной сионистской организации в целях ее возвращения к заветам Т. Герцля, придававшего политико-дипломатической деятельности первостепенное значение. В 1935 г. ревизионисты вышли из состава ВСО и учредили Новую сионистскую организацию.

[2] Я не нашёл объяснения, о каких багдадских штыках пишет Жаботинский.

[3] Сегодня — Саудия.


Источник: "Мастерская"

Автор: Семен Давидович





Комментарии для сайта Cackle