channel 9
Автор: Борис Гулько Фото:Проект Викимедиа

О достоинствах национального эгоизма

В старину отношения между народами определяла исключительно сила. Тора дает нам описание движения первых евреев, руководимых Моисеем, в их пути из Египта: "Выступил Эдом против него (Израиля) с многочисленным народом и с рукой сильной . Sh (‘06_3’,’20.21’); и отказался Эдом позволить Израилю пройти через границу его; и отошел Израиль от него" (Числа 20:20–21). "Собрал Сихон весь народ свой, и выступил против Израиля в пустыню... и сразился с Израилем. И поразил его Израиль мечом, овладел страной его" (21:23–24). От сильного отступили, кого послабее – завоевали.

Идеология проникла в отношения между народами с распространением мировых религий – христианства и ислама. Методом экспансии христианства было миссионерство, ислам подчинял себе народы по старинке – мечом. Пришлось и христианам овладеть этим доводом.

Крестовые походы католиков начинались с религиозной миссии освобождения Святой земли от мусульман, но почему-то сопровождались резней евреев; 4-й поход 1202–1204 годов привел к захвату крестоносцами вполне христианской Византии, Альбигойский крестовый поход (1209–1229) послужил разгрому католиками в Европе христианской секты катаров, а Гуситские войны крестоносцев 1419–1434 годов велись ими против зарождающегося протестантства. Ни сохраниться как государству на Ближнем Востоке, ни воспрепятствовать распространению протестантства крестоносцы не сумели. Хорошо еще, католикам удалось защитить основную часть Европы от завоевания ее османами в битве при Вене в 1683 году. В ней воинов вдохновляли не моральные соображения, а реальные заботы о родном доме.

Верхом духовности был Крестовый поход детей 1212 года, в котором поначалу участвовало более 30 000 мальчиков и юношей. По замыслу, непорочные души должны были освободить Иерусалим и овладеть Гробом Господним, но когда юные крестоносцы достигли берегов Африки, организаторы предприятия продали их в рабство мусульманам. Это событие вспомнилось во время “похода детей на Вашингтон” 25 марта этого года с требованием запретить определенные виды оружия и даже отменить Вторую поправку к Конституции. За этим “походом детей” тоже стояли какие-то взрослые. Появилось сообщение, что школьники составляли лишь 10% участников марша.

Вопросом морали во внешней политике стала для Западной Европы судьба армян в Турции. Во время погромов 1894–1896 годов погибли от рук турок и курдов, полагают, сотни тысяч армян. Те обратились за помощью к европейским народам. Турции было высказано много протестов, даже шла речь об интервенции. Ничего сделано не было.

Надежды армян на спасение были преданы Германией, заключившей за месяц до начала Первой мировой войны – 2 августа 1914 года – секретный договор с Турцией. Считая, что победа в войне все спишет, турки в 1915 году убили еще от 1 до 1,5 миллиона армян. Трагичный итог гуманитарной политики Европы.

В промежутке между мировыми войнами прогрессивное человечество боролось за мир. В Женеве заседало Международное совещание по разоружению (его деятельность охватила чуть не весь ХХ век). Если бы не благородное стремление к миру, может, Франция не дала бы Гитлеру безнаказанно, в марте 1936 года, разорвать Локарнские соглашения и ввести войска в демилитаризованную Рейнскую зону. Позже Гитлер скажет: “48 часов после марша в Рейнскую область были самыми изматывающими в моей жизни. Если бы французы вошли в Рейнскую область, нам пришлось бы ретироваться с поджатыми хвостами”. Авантюризм Гитлера в этом случае, считают историки, мог привести к его свержению немецкими генералами, и война бы и не случилась.

Когда генерал Франко 17 июля 1936 года надругался над выбором испанского народа и сверг честно избранное правительство коммунистов и анархистов, все прогрессивное человечество встало на сторону народа. Писатели, начиная с Эренбурга и кончая Хемингуэем, отправились в Испанию, чтобы поддерживать своей деятельностью демократию.

Франко победил и вскоре оказался единственным европейским континентальным лидером, не уступившим Гитлеру и спасшим большое количество евреев. Об этом мое эссе “Один нос чего стоит…”

Геноцид евреев в период Второй мировой войны не тревожил мораль великих держав. Англия препятствовала попыткам евреев вырваться из европейской ловушки, топила корабли с беженцами-евреями, пытавшимися спастись в Палестине; США почти закрыли свои двери для этих евреев – достаточно вспомнить историю с “кораблем обреченных” “Сент-Луис”, а СССР, налаживая дружбу и союзничество с Гитлером, наложил запрет на информацию о преследовании нацистами евреев. Из-за этого после нападения Германии на СССР массы не информированных евреев не эвакуировались и погибли.

Зато имела моральную основу политика деколонизации 60-х годов. Она привела к созданию многих независимых государств в Африке. Увы, ни одно из них нельзя назвать состоявшимся. Так, Сомали во времена, когда итальянцы насаждали там цивилизацию, было куда пристойнее, чем сегодня – под властью мусульманских банд. Брет Стивенс, в пору своей рациональности, до перехода из WSJ в NYTimes, рассуждал: “Самоопределение обещает свободу лишь в теории. Оно заменяет права индивидуума на права группы, далекого колониального правителя – на местного деспота. Оно подменяет историю мифом, факты – байками”.

Выдающийся сенатор Д. Мойнихен критично писал в 1993 году о “борьбе за самоопределение”: нации могут бесконечно делиться на все более мелкие группы. Явный пример тому – Южный Судан, долгая борьба которого за отделение от Судана вызывала сочувствие “прогрессивного человечества”. Обретя независимость в 2011 году, эта страна теперь, по выражению Стивенса, “воюет сама с собой”. Сражаются друг с другом племена динка и нуэр. О провале идилличного проекта деколонизации можно прочесть в моем эссе “Бремя белого человека”.

Цивилизованный мир ликовал, когда добился отмены политики апартеида в Южной Африке. Сейчас тысячи белых южноафриканцев просятся в США и в Европу. Их земли безвозмездно экспроприируются, а самих белых фермеров убивают. Вновь – трагичный итог моральной политики.

Запад приобрел рациональность в годы холодной войны. Было необходимо защитить страны НАТО от экспансии агрессивного СССР. После крушения “империи зла”, однако, соображения государственных интересов, невостребованные, сменились у политиков Запада на соображения морали.

Такими доводами, если не желанием замять скандал с ложью под присягой об отношениях с Моникой, руководствовался политик новой волны – президент Америки Клинтон. Его война против Сербии 1999 года была провозглашена либеральным истеблишментом США первой гуманитарной войной в истории, никак не связанной с собственными национальными интересами, а основанной исключительно на моральных принципах. Американцы три месяца бомбили беззащитную Сербию. За время бомбардировок погибло свыше 1700 гражданских лиц, в том числе почти 400 детей, порядка 10 тысяч были серьезно ранены. Без вести, по данным ООН, пропал 821 человек. Гуманитарная катастрофа в Сербии продолжалась и после прекращения огня: НАТО использовало в боеприпасах радиоактивный обедненный уран. Были разрушены химические заводы, что привело к заражению водоемов и почвы на обширных территориях.

Зато “Армия освобождения Косово” (АОК), террористическая, по определению Госдепартамента США, контролировавшая всю торговлю героином в Европе, получила в результате этой “гуманитарной интервенции” свое квазигосударство, признанное, правда, немногими. АОК провела этнические чистки против сербского и цыганского населения Косова и Метохии. Из рапорта НАТО: за полгода после завершения операции в Косово случилось 4121 нападение на сербов и черногорцев, 96 – на албанцев, лояльных к сербам, 137 – на цыган, турок и других.

Следующий президент США Буш-младший вел две войны – в Афганистане и в Ираке. Целью обеих была моральная задача: дать народам этих стран демократию. И действительно, при контроле американских войск в обеих странах были по несколько раз проведены выборы. В Ираке вместо правления социалистической партии БААС и суннитского меньшинства у власти оказалось шиитское большинство. Страна попала под доминирование шиитского Ирана, а сунниты и распущенная американцами иракская армия, объединившись с суннитами Сирии, разваливавшейся по соседству, образовали халифат “Исламское государство” (ИГ).

Сирия развалилась в результате “арабской весны” – демократического движения в арабском мире, широко поддержанного следующим президентом США Обамой. “Гуманитарной интервенцией” стала в ту пору бомбежка Ливии. С 19 марта по 31 октября 2011 года самолеты НАТО утюжили силы правительства диктатора Каддафи, и после его уничтожения власть в Ливии досталась различным исламистским группам. Один из результатов гуманитарной интервенции НАТО – исчезновение центральной власти в Ливии – позволил массам африканцев свободно пересекать эту страну и добираться до Европы.

Менее успешным оказалось вмешательство исламиста Обамы в политику Египта. Ему удалось скинуть проамериканского диктатора Египта Мубарака и в июне 2012 года демократическим путем привести к власти террористическую организацию “Мусульманское братство”. Но через год египетские военные организовали переворот и скинули власть исламистов.

Наконец, 20 января 2017 года внешней политикой в США стал заведовать президент, провозгласивший, что его приоритетом, в отличие от трех его предшественников, будут государственные интересы США. Сейчас, после 14 месяцев президентства Трампа, итоги такого подхода представляются впечатляющими.

Меняются к лучшему отношения США с Организацией Объединенных юдофобией Наций. Страны НАТО, которым Трамп пригрозил покинуть их, начали выполнять свои финансовые обязательства перед этим военным блоком. Разгромлено ИГ, диктатор Асад, после карающей ракетной атаки США, уже не рискует применять химическое оружие. Не имея ясных целей в сирийском хаосе, Трамп объявил о выводе оттуда американских войск и об отмене “гуманитарной помощи”, запланированной в 200 миллионов, дубасящим друг друга сирийцам.

Иран больше не захватывает безнаказанно, как при Обаме, американские военные катера, не грозится уничтожить “большого дьявола”, а ожидает новых санкций. Присмирел и северокорейский толстяк, испросил встречи с Трампом.

Глобальны изменения в отношениях Америки с Израилем, по неясным для меня причинам, играющих центральную роль в мировой политике. Во всяком случае, размеры и количество населения Израиля никак не соответствуют этому.

После невероятной победы Израиля в Шестидневной войне 1967 года он невольно сделался центральным игроком в противостоянии США и СССР. Недаром СССР дважды рассматривал возможность, рискуя ввергнуть мир в летальный катаклизм, ядерной атаки на Израиль. Президент Никсон, евреев не любивший, тем не менее, спас Израиль в критический момент войны Судного дня 1973 года массированными поставками оружия.

После окончания холодной войны геополитическая ценность союза с Израилем для США, как тогда считали, упала. Враждебен к еврейскому государству был прагматичный Буш-старший. Он насильно втянул Израиль в Мадридскую конференцию, на которой еврейскому государству был навязан пагубный принцип “территории в обмен на мир”. Билл Клинтон охотно участвовал в “мирном процессе” левых израильских лидеров с Арафатом. Буш-младший поддержал своим “гарантийным письмом” разрушение Израилем поселений Гуш Катифа, а Барак Обама использовал это письмо в своих гигиенических целях. Этот президент трудился неустанно, ища возможности разрушить Израиль.

Дональд Трамп, желая своей стране успеха в “войне цивилизаций”, нашел сотрудничество с Израилем ценным для национальных интересов США. Резкое изменение к лучшему отношения Америки к еврейскому государству гармонично легло в общую картину значительных успехов ее политики на Ближнем Востоке.

Мир как сложная система плохо реагирует на насильственное внесение в него отвлеченных моральных идей, а успешнее всего решает глобальные проблемы на основе саморегуляции. Поэтому самая рациональная основа политики – забота правительств о национальных интересах собственных стран. Это, в конечном итоге, улучшает общее положение в мире и тем подтверждает достоинства поразившей меня максимы.

Источник: "КСТАТИ"

Автор: Борис Гулько

Нью-Джерси, США




Комментарии для сайта Cackle