x
channel 9
Автор: Владимир Янкелевич

Большая игра на Ближнем Востоке

Несколько слов о "Земной оси" и "Великой шахматной доске"

Поиграть интересно, это желание практически не зависит от возраста, только игрушки со временем меняются. Игроки переходят от шахмат-домино к “Большой игре”. Этот термин (The Great Game) связан не с рулеткой или картами, хотя карты (географические) в такой игре используются. Популярность названию принес роман Редьярда Киплинга “Ким”, в нем игра связана со шпионами, военными и политиками, играющими государствами и народами, то есть о британском и российском соперничестве в Центральной Азии и возможном вторжении России в Британскую Индию.

Збигнев Бжезинский решил, что такая игра больше всего напоминает шахматы. В своей работе “Великая шахматная доска: американское первенство и его геостратегические императивы”, он назвал главными фигурами на этой доске геостратегических акторов (действующих субъектов) и геополитические центры. Их основные игровые возможности определяются военной мощью и географическим расположением.

Сегодня “Большая игра” переместилась на Ближний Восток.

Почему?

Возможно потому, что земная ось проходит через Иерусалим, и все вокруг него крутится, а может и по другой причине…

Сквозь этот купол [Храма Гроба Господня в Иерусалиме] проходит земная ось, и маленькая мраморная полусфера, на специальной вазе-подставке, помещаемая точно под куполом, обозначает место, именуемое “мезомфалос” — “Пуп Земли”.

Николай Лисовой. “Откровение Святой Земли”

Игра началась здесь довольно давно и, можно сказать, скромно. Турнир устроила Великобритания, продвигая идею “Великой Сирии” в составе современных Ирака, Иордании, Сирии, Ливана и Израиля. Она же заранее и назначила победителя. Им должен был стать король Абдалла. Это вполне понятно, у него были достаточно подготовленные воинские подразделения с английскими офицерами. Командовал его ими генерал Глабб, арабы называли его Глабб-паша. С одной стороны “Великой шахматной доски” играли Сирия, Трансиордания, Египет, Ливан, Ирак и Саудовская Аравия. За спиной у них, совмещая игровое амплуа с должностью наставника, этаким играющим тренером стояла Великобритания. Все они играли против одинокого Израиля.

Игра идет по сегодняшний день, только доска сместилась в Сирию, и произошла перегруппировка участников.

Мы не будем определять, кто белый, кто черный в этой игре, отметим только, что по Бжезинскому “шахматы — игра коллективная”. Сегодня с одной стороны “Великой шахматной доски” играют Израиль, США, Саудовская Аравия, Египет, а их противниками выступают Иран, Сирия, Россия, террористы Хизбаллы и Хамаса и примкнувшая к ним Турция. Сам состав участников уже говорит — идет “Большая игра на Ближнем Востоке”.


Как Саудовская Аравия и Египет пересели на другую сторону “Великий шахматной доски”

Основных факторов, вызвавших смену позиции, три. Это, прежде всего, угроза режимам из-за шиитской экспансии и исламского радикализма, “тонкая” восточная политика США во времена Барака Обамы, ну и экономические проблемы.

Исламская угроза мусульманским странам — звучит достаточно странно, но “сколько нам открытий чудных…”

В Саудовской Аравии такой угрозой является шиитское меньшинство. Шииты проживают в основном в восточной провинции “Эш-Шаркия”, главном нефтедобывающем округе страны, в “нефтяном сердце” Саудовской Аравии. Шиитская угроза для Саудовской Аравии достаточно серьезна. В 2011-2012 годах там произошли протестные выступления шиитов, поддерживаемые Ираном. С ними справились, казнили главного шиитского проповедника Амина ан-Нимра, и проблему “замели под ковер”.

У Саудов есть нефтяные деньги, закуплено самое современное вооружение, но вот с воинами — проблема. Не с военными, а именно с воинами. Определенным буфером между Саудами и Ираном служит Иордания, но это достаточно слабое государство с неустойчивым троном, так что чувствовать себя в безопасности сложно.

В Египте исламские радикалы — запущенная болезнь. Это свои, сунниты, но с таким “своими” враги не нужны. Эту болезнь можно назвать общим термином — “Братья мусульмане”, не выделяя отдельно в рамках этой статьи всевозможных “Аль-Гамаа аль-исламийя”, “Египетский исламский джихад”, ISIS и прочих.

Приготовьте против них сколько можете силы и боевых коней, чтобы устрашить врага Аллаха и вашего врага, а также тех, которых вы не знаете, но которых знает Аллах. Что бы вы ни израсходовали на пути Аллаха, вам будет возвращено сполна, и с вами не поступят несправедливо. (Коран. Сура 8. Аят 60)

Кто такие “враги Аллаха”? А те, кого они назначат.

Первое следствие: эти угрозы сдвигают Саудовскую Аравию и Египет в “Большой игре” на сторону тех, кто противостоит шиитскому экстремизму Ирана и всевозможным “Братьям мусульманам”.

На “тонкой” восточной политике США во времена Барака Обамы нужно остановиться особо.

В тот период США продемонстрировали, с какой легкостью они могут переориентироваться со своих многолетних союзников на их… нет, не оппозиции, а врагов. На самом ли деле Обама не понимал разницу между политической оппозицией и “Братьями-мусульманами” или делал вид, сегодня уже не имеет значения. Так же не имеет значения американское преклонение перед демократией по типу: “живут хорошо, там, где демократия. Это и есть закон истории[1]”. Дойти до понимания, что демократия должна существовать прежде всего в головах у населения, в противном случае демократические выборы отдают страну под власть демагогов и террористов, оказалось чрезвычайно сложно.

Справедливости ради нужно признать, что шаха Реза Пехлеви толкнул в спину и помог прийти Хомейни к власти не Обама, а, “не к у ночи будь помянут”, Джимми Картер. Так что не все ближневосточные косяки на совести Обамы.

Египту и Саудовской Аравии пришлось перестраиваться, начинать “смену вех”, искать новых, надежных союзников, а они оказались на другой стороне “Великой шахматной доски”.

Второе следствие: Египту и Саудовской Аравии стало понятно, что Израиль не “малый сатана”, а естественный геополитический союзник в борьбе с экстремизмом. Потому пришлось отбросить устаревшие бредни и начать аккуратное сближение с Израилем. “Геополитический центр” по Бжезинскому, господа, единый. Египет вместе с Израилем борется с боевиками на Синае. И Саудовской Аравиии нужен такой союзник для противостояния Ирану и собственного технологического развития.

Экономические проблемы Саудовской Аравии и Египта толкают их навстречу друг другу. Вместе, тем более вместе с Израилем, легче противостоять геополитическим вызовам, занять правильную сторону в “Большой игре”.

Египет переживает трудное время. После прихода к власти Ас Сиси и переезда президента Мурси пожизненно в тюрьму, правительство Египта объявило “Братьев” террористической организацией. Президент Сирии Башар Асадназвал отстранение от власти Мухаммеда Мурси “крушением идеи политического ислама”. Тогда он еще мог думать о Египте. А насчет “политического” — он так пошутил.

Продолжающаяся борьба с “Братьями” дестабилизирует обстановку в Египте, а тут, ко всем проблемам, подходит к концу строительство плотины в верховьях Голубого Нила. Эфиопия называет эту плотину “Grand Ethiopian Renaissance Dam” — “Великая эфиопская плотина возрождения”.

Возрождение — возрождением, но в Египте вдоль Нила живет около 94 млн. Остальная часть страны — практически малообитаемая безводная территория. В итоге, как только плотина будет достроена, Египет получит меньше ежегодных 55,5 млрд кубометров воды, минимально необходимых для сельского хозяйства. Эфиопия утверждает, что плотина не будет оказывать неблагоприятного влияния, но так думают только в Аддис-Абебе.

Проблема безводных земель хорошо понятна и Саудовской Аравии. Дожди там — большая редкость, значительная часть полуострова занимают каменистые пустыни, почти полностью лишенные растительности.

В Израиле похожая проблема. Была! Только 20% земель в естественных условиях пригодны для ведения сельскохозяйственного производства. Израиль на этих землях получает два, а иногда и три урожая овощей и фруктов в год. Бери и используй опыт Израиля, но… религиозное противостояние! Его выпустить наружу легко, а вот впихнуть обратно, на свое место, серьезная работа.

Кровавая “Арабская весна” испугала правящую семью Саудовской Аравии. Что противопоставить Ирану, не знал никто, и для начала пошли старым, давно известным путем, практически копируя Иран. Те экспортируют шиитский ислам, Сауды со своими ваххабитскими священнослужителями разрешили экспортировать гораздо более строгий суннитский ислам. Началась конкуренция с Ираном в экспорте исламского фундаментализма.

Попытались догнать и перегнать Иран в фундаментализме!

Это не помогло, да и не могло помочь. В реальном мире практически оруэлловское утверждение, что путь вперед — это путь в средневековье, не работает.

И тогда “Все смешалось в доме Облонских”, вернее Саудов. Король Саудовской Аравии Салман изменил принятый ранее принцип престолонаследия. В июне 2017 года он назначил наследным принцем председателя совета по экономическим вопросам и развитию страны, главу антикоррупционного комитета Саудовской Аравии 33-летнего Мухаммеда бин-Салмана (далее МБС), сохранив за ним и пост министра обороны. Как самый молодой министр обороны в мире справляется с таким обилием обязанностей, сказать сложно, но за ним следят внимательно, справляться придется.

Томас Л. Фридман в интервью задал вопрос МБС, использовав фразу из мюзикла “Гамильтон”. Он спросил:

— Почему он всегда работает так, будто “у него заканчивается время”?

— Я боюсь, — ответил МБС, — что в тот день, когда я умру, я умру, не достигнув того, что у меня на уме. Жизнь слишком коротка, и многое может случиться, и я очень хочу увидеть результат своими глазами, и именно поэтому я тороплюсь.

Принц хорошо понимает — инновационная, креативная экономика, которую он мечтает создать, возможна только в свободном обществе. Умные люди и инвестиции потянулся лишь туда, где соблюдаются права человека, гарантирована частная собственность, а государство не рубит головы на площадях всевозможным “колдунам”.

Он проводит культурную революцию беспрецедентных масштабов — вытаскивает королевство из феодализма сразу в постиндустриальное, открытое общество. Насколько это реально, об этом можно спорить, но Саудовская Аравия движется в этом направлении.

Молодому принцу удается многое. Например, в антикоррупционной компании из закромов различных принцев уже вытрясли значительные суммы. И это не “наезд”. Принцу “сверху видно все” очень точно. В начале 2015 года одним из его первых приказов своей команде было собрать информацию о коррупции в верхах. Им потребовалось около двух лет, были собраны точные сведения, в “проскрипционных списках” появилось около 200 имен, в том числе 11 принцев, стали известны суммы, что они откатили в “закрома”. В итоге в бюджет вернули 108 миллиардов долларов.

Дикие люди! Нет вывести деньги в оффшоры и переехать туда, где не трясут…

Многолетняя борьба Египта с религиозным экстремизмом и иранский образец дали МБС повод заявить: “Мы не собираемся тратить ближайшие 30 лет на борьбу с экстремизмом. Мы разрушим его без промедления”.

И борьба так и началась, без промедлений.

Для начала МБС заявил, что в последние 30 лет его страна вела себя “ненормально”, и теперь пришло время вернуться к умеренному исламу, открытому для всего мира, способному мирно сосуществовать со всеми религиями. Затем он урезал полномочия всесильной религиозной полиции и позволил женщинам водить машину. Великое дело, водить машину? Это смотря для кого, для Саудовской Аравии — революция.

Да тут еще и стал хорошо заметен “конец нефтяного века”, о котором предупреждал Ахмед Заки Ямани.

“Каменный век закончился не потому, что в мире кончились камни. Также и нефтяной век закончится не потому, что у нас кончится нефть”, — Ахмед Заки Ямани, министр нефтяной промышленности Саудовской Аравии (1962 — 1986 год).

Прежняя модель роста, основанная на углеводородах, отжила свой век. Актуальной стала инвестиционная модель. Очевидно, что похожие проблемы Саудовской Аравии и Египту нужно решать совместно. У Саудовской Аравии хватает денег, по крайней мере пока, а у Египта — избыток рабочей силы.


Что нам стоит мост построить!

Мост свяжет саудовский город Табук и египетский Шарм-эль-Шейх через остров Тиран и, по словам короля Салмана, “станет путем к реализации перспективных проектов между Египтом и Саудовской Аравией”.

Протяженность моста составит около 10 километров. По мосту будет осуществляться как автомобильное, так и железнодорожное движение. Он обеспечит альтернативный хадж-маршрут в Мекку с планируемым трафиком около миллиона пассажиров и паломников в год. А тут нужна мощная инфраструктура, гостиницы, питание, лечение, охрана и так далее… Серьезное дело, и серьезные деньги в бюджет.

В качестве “вишенки на торте” нужно отметить, что городе Табук находится самая большая военная база Саудовской Аравии. Мост сократит стоимость и, главное, время транзита для перемещения персонала и военной техники между странами и создаст условия для эффективного военного сотрудничества в рамках “Исламского военного альянса по борьбе с терроризмом”.

План экономического развития Саудовской Аравии, снижения зависимости от экспорта нефти, диверсификации ее экономики, развития промышленности, туристской инфраструктуры, и многое другое утверждены в виде плана “Saudi Vision 2030”. План включил в себя около 80 проектов развития различных секторов экономики, не связанных с нефтедобычей и нефтепереработкой.

План базируется, как и все в мире, на трех столпах:

На статусе страны, как “сердце арабского и исламского мира”;
На стремлении стать глобальным инвестиционным центром;
На превращении страны в тот самый (по Бжезинскому) геополитические центр, соединяющий три континента (Азию, Европу и Африку).

На берегу Красного моря, самом северо-западе Саудовской Аравии вырастет целый новый город, который станет ядром большой свободной экономической зоны. Планируется сделать этот город центром развития новых технологий, инновационным хабом, который будет притягивать умных и энергичных людей со всего мира.

В городе Эт-Таифе, в 70 км юго-восточнее Мекки, буде построен самолетостроительный завод с аэродромом, предприятие по изготовлению солнечных панелей, солнечная электростанция. Производить будут среднемагистральный грузовой самолёт АН-132 (“Антонов”).

Это интересный самолет. Его особенностью является возможность эксплуатации его в различных климатических условиях, в условиях жаркого климата, на высокогорных и неподготовленных аэродромах с песчаных взлётно-посадочных полос. В самолете предусмотрен встроенный комплекс погрузки / разгрузки, что обеспечивает полную автономность при базировании на слабо— и не подготовленных аэродромах. Но Восток — регион вечно беременный войной, и Ан-132 также сможет производить десантные операции, транспортировать больных и раненых в условиях чрезвычайных ситуаций.

В рамках статьи не упомянуты все проекты Саудовской Аравии и Каира, но жто и не нужно, общий тренд ясен.

“Мы находимся в списке 20 самых сильных экономик мира, Мы расположены на стыке трех материков. Положительные изменения в Саудовской Аравии повлияют на весь регион и изменят весь мир. Это то, что мы пытаемся сделать, надеюсь, при поддержке мира”.
(Мухаммед бин-Салман. Интервью британской The Guardian)

Третье следствие: Задумано все неплохо, важно, что это не внезапное пожелание нового наследника престола, а осознание королевством того, что избежать катастрофы можно только изменившись самим. Королевство стало перед выбором, либо двигаться по иранскому сценарию, либо принципиально изменить внутри — и внешнеполитический курс своего государства, преобразовать его в открытое современное общество, благоприятное для развития своих граждан и привлекательное для иностранцев и их инвестиций.

Следствие по Бжезинскому. Нужно так же укрепить свой “геополитический центр”. Естественным образом в этот центр входят кроме Саудовской Аравии, Египет, Иордания и Израиль. Если этому мешает ислам, то, как сказал МБС, нужно “не реформировать ислам, а лишь вернуть к его корням, — к тем временам при пророке Мухаммеде, когда не было дискриминации женщин, а мусульмане умели уважать иудеев и христиан[3]”. Действительно ли мусульмане умели уважать иудеев и христиан, в данном контексте не имеет значения, сегодня главное — цель саудовских реформ.


А как же Каир?

Каир — это внешняя политика.


Внешняя политика

За день до визита принца Мохаммеда в Каир выбор сделал: высший суд Египта отклонил все нерешенные юридические проблемы, связанные с передачей двух островов Красного моря в Саудовскую Аравию.

4 марта в Каире президент Египта ас-Сиси и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман заявили, что сохранят сплоченность в противодействии угрозам и вызовам в регионе и будут совместно бороться с терроризмом и его сторонниками.

Ас-Сиси на встрече заявил, что безопасность и стабильность в Персидском заливе имеет крайне важное значение для национальной безопасности Египта, и Каир надеется на укрепление сотрудничества с Эр-Риядом во всех областях.

Эр-Риад выразил поддержку антитеррористической египетской операции “Синай-2018” и признал “за Египтом права на использование вод Нила” в проблеме вокруг строительства плотины “Возрождение” в расположенной выше по течению Эфиопии. Каир в свою очередь заявил о поддержке действий Саудовской Аравии и арабской коалиции в конфликте в Йемене.

В конце визита саудовского наследного принца в Египет было опубликовано совместное саудовско-египетское заявление [5].

Особо была подчеркнута важность поддержки, которая отвечает интересам обеих стран в различных областях, включая политику, безопасность, военную, культуру, образование, коммерцию, инвестиции и туризм.

В заявлении также была подчеркнута необходимость противостоять всем тем, кто поддерживает терроризм, и что укрепление египетско-саудовского сотрудничества является основополагающим основанием для защиты национальной безопасности арабских государств и противостояния иностранному вмешательству, которое привело к разжиганию напряженности, конфликтов и террористической деятельности в Сирии, Ливии и Йемене. Обе стороны договорились противодействовать совместно террористической угрозе и экстремизму… заявили о необходимости полного искоренения терроризма, всех без исключения террористических группировок, а также о намерении противостоять всем, кто терроризм поддерживает и укрывает. [В общем — заявлен большой привет “Братьям-мусульманам”, Хизбалле и Ирану]

Была подчеркнута важность поддержки политического процесса для прекращения сирийского кризиса, с тем, чтобы сохранить единство сирийской территории и добиться законных чаяний сирийского народа. [Чьи это чаяния и кто это “сирийский народ” не конкретизировано, видимо те, кого поддерживают Сауды.]

Стороны подтвердили категорический отказ от вмешательства Ирана во внутренние дела арабских стран, основанный на продолжении координации между ними для противостояния иранским интервенциям в рамках Лиги арабских государств.

И, само собой, обе стороны подтвердили свою полную поддержку всех законных прав палестинского народа, в первую очередь — право на создание независимого палестинского государства.

На этом тезисе остановимся отдельно.

Asharq Al-Awsat [6], сообщает своим читателям о плане урегулирования между Израилем и палестинскими арабами, называемым “сделкой века”, который готовит американская администрация. Только, скорее всего, он является политической демонстрацией, дающей возможность арабам использовать возможность не упустить шанс в очередной раз упустить шанс.

Для ХАМАСа идеологически не приемлем вариант, предполагающий какие-либо компромиссы с Израилем. Для Абу-Мазена же, собственное государство означает прекращение многомиллионной экономической помощи, к чему он категорически не готов. Получать щедрые пожертвования куда выгоднее, чем заниматься сложной работой по строительству государства. Этому плану уготована та же судьба, что и всем предыдущим подобным проектам.

Но политкорректность! Она обязывает говорить красивые слова.


Выбранные места из переписки с друзьями:

— Почему эти слова лишь политкорректность, а все остальные принимаются за реальные цели?
— Слова всегда только слова. Здесь важны не слова, а интересы государства. А интересы как Саудов, так и Египта в противодействии исламскому экстремизму.

Показателен в данном контексте взгляд МБС на Иран: “Верховный лидер Ирана [аятолла Хаменеи] — новый Гитлер Ближнего Востока. На европейском опыте мы выучили, что умиротворение не работает. Мы не хотим, чтобы новый Гитлер в Иране натворил на Ближнем Востоке то, что его предшественник успел сотворить в Европе”[7].

То, как МБС относится к Ирану и аятоллам, и то, что он считает нынешнюю ситуацию на Ближнем Востоке аналогичной той, что была в Европе накануне Второй мировой войны, это предсказуемо, но включение в привычную “ось зла” еще и Турции, это оказалось достаточно неожиданно.

В интервью египетской газете “Al-Shorouk”[8], опубликованном 7 марта, МБС сказал египетскому журналисту: “Современный треугольник зла — это Иран, группировки религиозных экстремистов и Турция”. Видимо причиной является поддержка Эрдоганом террористов ХАМАСа или его заигрывание с Ираном.

Произраильские перемены в саудовской политике и сотрудничество в военной и технологической сферах вполне обосновано связывают с растущим влиянием МБС, а в саудовской прессе все чаще звучит произраильская риторика. Раньше за такое можно было попасть в тюрьму, но дуют другие ветры. Но молодого принца назначил король Салман, причем именно для этой цели. Все не случайно!

Четвертое следствие: Общая угроза в лице Ирана способствовала существенному сближению Саудовской Аравии и Израиля, между которыми наладилось неофициальное сотрудничество в дипломатической, военной и технологической сферах. Однако если до недавнего времени ливанская “Хизбалла” и ХАМАС считалась исключительно проблемой Израиля и Ливана, теперь она стала и проблемой саудовцев. Это приведет дальнейшему сотрудничеству между Израилем и умеренными суннитскими странами Персидского залива, и обеспечит в “Большой игре” большее количество игроков на израильской стороне “Великой шахматной доски”.

* * *

В Китае говорят: “Не дай вам Бог жить в эпоху перемен”. Но это китайская логика, евреям она без надобности.

__________________________________________

[1] Гостевая. Израиль — 2018-03-16 21:46:34(584)

[2] Мухаммед ибн Салман Аль Сауд, — наследный принц Саудовской Аравии, сын короля Салмана, второй заместитель премьер-министра и министр обороны, председатель благотворительного фонда Мухаммеда ибн Салмана, глава королевского суда, председатель совета по экономическим вопросам и развитию страны. С 4 ноября 2017 года глава Антикоррупционного комитета Саудовской Аравии.

[3] https://www.nytimes.com/2018/02/05/business/energy-environment/saudi-arabia-solar-renewables.html

[4] https://www.thenational.ae/world/mena/mohammed-bin-salman-begins-egypt-visit-with-focus-on-regional-issues-1.710080

[5] Аль-Маджалла — саудовский новостной журнал, выходящий на арабском, английском и персидском языках.

[6] Международная ежедневная газета на арабском языке; принадлежит к числу наиболее авторитетных арабских изданий.

[7] https://www.nytimes.com/2018/02/05/business/energy-environment/saudi-arabia-solar-renewables.html

[8] Ежедневная независимая арабская газета, выходящая в Египте и нескольких других арабских странах.

Источник: "Мастерская"

authorАвтор: Владимир Янкелевич

военный эксперт http://www.polosa.co.il




Комментарии для сайта Cackle