channel 9
Автор: Владимир Бейдер

Разводка по-хасидски

Угроза никому не нужных досрочных выборов миновала. Правительственный кризис разрешен. То есть:

Сколько солдат нужно армии и каких, будет решать она, а не совет адморов хасидских дворов. Политики, представляющие 5-8% населения, не будут определять правила жизни всего общества. И правительство не будет подчиняться им беспрекословно.

Всё это было реальной перспективой еще вчера. Все (подчеркиваю: все!) коалиционные партии готовы были на капитуляцию перед ультраортодоксами и, в конце концов, ее подписали. Кроме НДИ. Уперся только Либерман. Только у него хватило… на иврите говорят: “бейцим”. Он и остановил победное наступление ультраортодоксов, поставив на кон и свой пост, которым так дорожит, и министерский портфель Софы Ландвер, и положение своей партии, перспективы которой после новых выборов неочевидны. И победил.

Но рисковали и ультраортодоксы, которые своим ультиматумом по поводу закона о призыве, и вызвали этот коалиционный кризис. Зачем? Вопрос гораздо более интересный и гораздо менее очевидный, чем то, что так живо обсуждается уже в течение двух недель.


Кто не рискует…

В желании “харедим” освободить своих ешиботников от обязательного призыва ничего необычного нет. Они давно, настойчиво и успешно настаивают на этом. Пока что все, хоть юридически некошерно, но по-человечески понятно: хотеть не вредно, и заявлять о своем хотении не зазорно — ”Съесть-то он съест, да кто ж ему даст?”.

Почти понятна и попытка обусловить свое голосование за бюджет принятием закона о призыве с освобождением ешиботников от обязательной службы. “Почти” — потому что она логична. Не потому что законна, а потому что другого способа проявить настойчивость в продвижении своего требования, чем угроза развала правительства (неутвержденный бюджет – вполне легитимный повод), нет. Для демонстрации своему электорату, а пуще того – своим раввинам – своей решительности в достижении цели спасти “харедную” молодежь от “гойской” армии этого было бы достаточно.

Сверх достаточного, а попросту чрезмерно было предъявлять это чисто демонстративное требование в качестве ультиматума и настаивать на нем. Напомню хорошо известное и много раз сказанное – чисто для полноты экспозиции. ”Харедим” грозили провалить бюджет, в котором заложены неимоверно щедрые ассигнования именно для их сектора, и развалить коалицию, лучше которой для них быть не может. А это уже риск!

Как можно рубить сук, на котором так удобно сидишь? На первый взгляд, здесь никакой логики нет. Но это верный признак того, что она все-таки есть, однако скрыта от посторонних глаз. А раз так, можно ее найти, если покопаться поглубже.


Опала рава

Нет “харедим” вообще, как нет вообще евреев и вообще израильтян. Если не обобщать и разбираться в деталях, обнаруживается разница в интересах у каждой из категорий и внутри каждой из них.

Ультиматум выдвинули не просто “харедим”, а блок ашкеназских ультраортодоксов “Яадут а-Тора”. Если еще точнее – замминистра здравоохранения Яаков Лицман, политический лидер хасидов “Агудат Исраэль” — одной из двух партий, входящих в блок. Вторую партию – ультраортодоксов литовского направления – “Дегель а-Тора” возглавляет Моше Гафни, председатель финансовой комиссии Кнессета нынешнего созыва.

Зачем нам все это знать? Пригодится – как и тот общеизвестный факт, что у хасидов с литваками многовековое соперничество, чтобы не сказать вражда, и объединились они в общей политической структуре исключительно для сложения электоральных сил. Еще следует знать (хотя и это общеизвестно), что в ультраортодоксальных партиях – как ашкеназим, так и сефардов (ШАС, например) — главную роль играют не их лидеры, а высокопоставленные раввины. Они определяют цели и задачи, политики – их посланники в госструктурах и назначенцы. Если у вас возникла какая-то аналогия с ролью аятолл в Иране – я вам не подсказывал; возникла, так возникла – чего уж тут, не гнать же?

Рав Яаков Лицман – опытный, сильный политик и, как говорят, лучший глава Минздрава чуть ли не за всю историю Израиля. Но в последнее время в руководящем органе “Агудат Исраэль” — Совете знатоков Торы – им недовольны. Глава этого совета – адмор гурских хасидов (а сам Лицман принадлежит именно к этому двору, и для него слово цадика – закон) вызвал Лицмана на ковер, отчитал, как это у них принято, и пригрозил разжалованием в рядовые хасиды. Поводом стало решение правительства о разрешении производить ремонтные работы на железной дороге в субботу.

Именно тогда (случилось это в ноябре прошлого года) рав Лицман подал в отставку с поста министра здравоохранения, которым был, — и в Израиле заговорили о коалиционном кризисе, о котором сегодня мало кто помнит, а кто помнит, думает, что разразился он из-за ремонтных работ на дороге. Причина была не сугубо в святости субботы, а в судьбе самого Лицмана.

Тот кризис удалось с немалыми усилиями министра транспорта Исраэля Каца и самого премьера погасить. Нормы работ в субботу были законодательно ужесточены. После чего Лицман вернулся к руководству Минздравом, но уже в новом качестве – заместителя министра, сам себя понизил. Казалось бы, какая разница? А большая! Теперь если это безбожное правительство вдруг примет какое-то не угодное раввинам решение – рав Лицман не при чем: замминистра не участвует в заседаниях правительства, все происходит без него.

Но это гарантирует проштрафившегося политрава от будущих проколов, способных вызвать недовольство духовного руководства. Надо замолить прошлые и доказать свою миссию в правительстве, которая заключается именно в том, чтобы отстаивать святость Торы и проводить в жизнь желания ее знатоков из собственного руководства.


Стимул для рвения

У рава Лицмана большие проблемы. Кроме случившейся опалы, ему грозит другая опасность. По правилам, принятым в ”Агудат Исраэль”, ее руководящий совет командирует своих назначенцев в Кнессет и правительство на две каденции. Лицман сидит четвертую.

Если он ее не досидит по причине досрочных выборов, ему, возможно, дадут возможность за особые заслуги остаться на пятую. А добудет до конца – точно отзовут. Так что, с одной стороны, ему скоропостижные выборы не страшны – даже на пользу. Но если досидит, все равно придется уйти в конце каденции, однако тогда он заинтересован отдать насиженное место своему человеку. Получить право назначать преемника может не опальный рав, а рав с особыми заслугами.

Так что в любом случае – надо иметь особые заслуги. Вот он и взялся в течение отпущенного ему времени эти заслуги и проявлять. Отсюда непомерная инициативность по расширению статус-кво последних месяцев – законы о субботе, о Котеле, о субботних супермаркетах, и как апофеоз – Закон об изучении Торы в качестве основного и Закон о призыве как апофеоз.


Подстава

Мы со стороны принимаем эту непомерную активность за общее оборзение “харедим”, недоумевая, чего вдруг сейчас. А это решаются проблемы Лицмана. Он действительно опытный и виртуозный политик. Выдвигая свои непомерные требования, Лицман прекрасно знает, что никто из его коллег – депутатов от ультрарелигиозных партий – не сможет к ним не присоединиться. Над ними собственные советы мудрецов – и они не поймут своих ставленников, если те окажутся менее радикальны. И несчастные политики в черных шляпах, скрипя зубы и тихо матерясь, вынуждены стоять на своем, хотя на самом деле это все не собственно их.

Тот же законопроект о призыве, за который в среду проголосовала вся коалиция, кроме НДИ, разработан два года назад депутатом от ШАС. Но никто там и думать не смел разваливать из-за него коалицию. ШАС была в ужасе от перспективы досрочных выборов – опросы не гарантируют ей даже прохождение электорального барьера. Но поди откажись!

Моше Гафни, товарищ Лицмана по блоку “Яадут а-Тора”, не знал, куда деваться. Какой там призыв (вернее, освобождение от него) ешиботников, когда у тебя в руках кран распределения государственной казны, и совершенно неизвестно, получишь ли ты сладкую должность главы финансовой комиссии в новом составе Кнессета! Но именно литвак Гафни, как глава этой комиссии, стараясь не отстать от своего “соратника”-хасида Лицмана заявил, что выставит на голосование бюджет лишь после утверждения закона о призыве. И попался! Он первым утвердил у своих раввинов смягчающие формулировки закона. Однако было поздно. Лицман заявил: “У меня свои хасиды!” — и отказался от компромисса.

То есть страна стояла на пороге досрочных выборов вовсе не ради чаяний отдельного малочисленного сектора, а из-за интересов одного человека.

Самое интересное, хотя на самом деле самое печальное, поведение не политиков-”харедим”, которым, как мы видим, некуда было деваться, а остальной коалиции. Смелая до наглости провокация Лицмана вполне могла пройти (и формально прошла – только временно и без досрочных выборов), если бы не уперся Либерман.

Относитесь к нему, как хотите, но он уже остановил харедизацию страны. Нельзя было грозить развалом коалиции из-за субботних магазинов, да и не по профилю это министру обороны – можно было только возражать. А здесь, когда дело касалось действительно безопасности страны и принципов функционирования государства – встал и поломал. Других не нашлось.


Источник: "Ришоним"

authorАвтор: Владимир Бейдер

Журналист.




Комментарии для сайта Cackle