channel 9
Автор: Дэнис МакКеон Фото:предоставлено автором

Смерть демократии?

“В результате 25 лет мультикультурализма не возникли мультикультурные сообщества. Существовали монокультурные сообщества… Исламские сообщества изолированы”

(Эд Хусейн, бывший мусульманский экстремист)

Европа вследствие многих сложных причин находится в состоянии движения к упадку. В последние годы появилось несколько важных исследований [1], [2], [3], выдвигающих разные причины этого движения. Сорен Керн (Soeren Kern) из Гейтстоунского института также исследовал детально неуклонное сильное воздействие иммиграции из мусульманских регионов на такие страны как Германия, Швеция и Соединенное Королевство.

Очевидно, что на континенте, где я живу, происходит что-то серьезное.

Угроза не ограничивается Европой, но имеет глобальный характер. Майкл Д. Абрамович (Michael J. Abramowitz), Президент неправительственной организации США “Freedom House” [4] во введении к своему отчету 2018 пишет:

“Четверть века тому назад, в конце Холодной Войны, казалось, что тоталитаризм, наконец, повержен и либеральная демократия победила в величайшей битве 20-го столетия. Сегодня именно демократия подвергается тяжелым ударам и слабеет. Согласно исследованиям “Freedom House”, за последние 12 лет количество стран, в которых произошел регресс демократии, превышает число тех, в которых она восторжествовала. Государства, которые еще десять лет назад выглядели многообещающими, например, Турция и Венгрия, скатываются к авторитарному правлению”.

Для Дугласа Морри (Douglas Murray) [1] ключевой темой является иммиграция и вносимые ею проблемы. Он бескомпромиссен в своем отрицательном отношении к социальным изменениям, вызванным чрезмерной и едва контролируемой иммиграцией людей, которые в своем большинстве не разделяют множества базовых ценностей тех стран, в которых они теперь живут.

Конечно, состояние упадка Европы обязано, главным образом, тому широко признанному факту, что мусульмане являются первыми из вновь прибывших в Европу, кто в течение нескольких поколений сопротивлялись интеграции в общества, частью которых они становились. Это отрицание Европейских гуманных, иудео-христианских ценностей характерно не только для следующих одна за другой волн беженцев и экономических мигрантов, захлестывающих берега Греции, Италии и Испании с начала гражданской войны в Сирии, но и для поколений выходцев из Пакистана и Бангладеша в Великобритании, Северной Африки во Франции и гастарбайтеров из Турции в Германии.

Бывший мусульманский экстремист Эд Хусейн (Ed Husain) в своей книге [5]”Исламист: Почему я присоединился к радикальному исламу, что я увидел внутри и почему его покинул” пишет: “В результате 25 лет мультикультурализма не возникли мультикультурные сообщества. Существовали монокультурные сообщества… Исламские сообщества изолированы. Многие мусульмане хотят жить вне мейнстрима Британского общества; в этом им помогает официальная политика правительства. Я вырос без каких-либо белых друзей. Моя школа была почти полностью мусульманской. Я практически не имел опыта непосредственной связи с “Британской жизнью” или “Британскими институциями”. Поэтому для экстремистов было легко заявить мне: “Ты видишь? Ты не являешься частью Британского общества. Ты никогда ею не будешь. Ты можешь быть лишь частью исламского общества”. Первая половина того, что они мне говорили, была справедлива. Я не был частью Британского общества: мы ни в чем не перекрывались”.

Во время дебатов в парламенте по поводу законопроекта об анти-экстремизме в Июле 2015, Дэвид Кэмерон, в то время премьер-министр, признал [6] : “Для нашего успеха как мульти-этнической, мульти-религиозной демократии мы должны прямо взглянуть в лицо трагической правде о том, что есть люди, родившиеся и выросшие в этой стране, которые не отождествляют себя с Британией и которые ощущают весьма слабо, если вообще ощущают, свою причастность к другим здешним людям. Действительно в некоторых наших общинах существует опасность того, что человек может прожить в них всю жизнь и иметь весьма слабую, если иметь вообще, причастность к людям иной веры или другого происхождения”.

Бесчисленные опросы и исследования показывают, что отказ интегрироваться вовсе не является домыслом “исламофобских” политических “правых”. Например, опрос 2006 [7] , проведенный Британским исследовательским центром ICM по запросу газеты Sunday Telegraph представил вызывающие беспокойство “открытия”: 40% британских мусульман заявили о своей поддержке введению в различных районах Британии законов шариата, 41% высказался против этой меры, мнение примерно 20% осталось неизвестным. Садик Хан (Sadiq Khan) член парламента от Лейбористской партии, вынужденный официально высказаться после атак Июля 2005 г, назвал эти данные “тревожными”. Последующие подобные откровения выявили, что молодое поколение мусульман является еще более консервативным и даже радикальным, чем их родители и родители родителей:

Комментируя результаты опроса ICM 2016 , включившего еще большее число мусульман, Тревор Филлипс (Trevor Phillips) , числившийся в самых первых рядах адвокатов мультикультурализма, сказал что по отношению к мусульманскому сообществу он меняет свое мнение на 180 градусов: “в течение длительного времени я тоже думал, что Европейские мусульмане, подобно прежним волнам мигрантов, постепенно отойдут от наследственных обычаев и их религиозный и культурный багаж станет частью пестрого ландшафта Британской идентичности. Мне следовало бы быть более прозорливым”.

Другой весьма представительный опрос 2016 по теме социального равенства, проведенный по заказу Британского правительства агентством Dame Louise Casey, выявил, что мусульмане, представляют собой наименее поддающуюся интеграции общину. Суммируя результаты исследования для Национального Секулярного Общества Бенджамин Джонс[8] написал: “Несмотря на десятилетия неудачных попыток, не остается ничего, как признать, что интеграция мусульманских меньшинств представляет собой проблему, отнюдь не уникальную для Великобритании, а характерную для всего мира. Это приводит нас к окончательному непреложному выводу, хорошо известному большинству Британцев, но не подлежащему упоминанию должностными лицами и политиками: Ислам — это особый случай”.

Опросы, проведенные в других странах Европы, дали подобные или еще худшие результаты. Однако они составляют лишь половину более сложной и тревожной картины. В то время как для мусульман весьма трудно отказаться от предрассудков, доктрин и объектов неприкрытой ненависти (например, к евреям), которые они импортировали из стран исхода — или же развили в себе, как молодежь, проживающая в Европейских государствах, в которых они родились и выросли — очень большое количество не-мусульман, включая политиков, церковных лидеров, гражданских служащих, полицейских и просто добропорядочных граждан начинают “прогибаться” и склоняться к тому, чтобы приспособиться к мусульманам и требованиям, которые они выдвигают к принявшим их обществам.

Пришлось бы написать целую книгу, чтобы охватить все эпизоды, в которых Западный официоз, главным образом в Европе, отказывался от своих собственных исторических ценностей для того, чтобы защитить ислам и радикальных мусульман от упреков и критики.

Речь, конечно, не идет об обоснованном вмешательстве полиции, судов и социальных агентств, в случаях, требующих защиты рядовых мусульман от нападений, оскорблений, атак на мечети, или просто отрицания их прав, как граждан Западных стран — подобно тому, как это требуется для защиты евреев, этнических меньшинств, уязвимых женщин, при попытках проявления по отношению к ним физического или словесного злостного фанатизма. Оказание такой поддержки жертвам предрассудков заслуживает аплодисментов, поскольку является выражением либеральных, демократических ценностей в эпоху пост-Просвещения. Пожалуй, наилучшим примером законодательной деятельности, направленной против открытой дискриминации, являются действия Германского правительства, которое после Второй Мировой Войны ввело уголовную ответственность за проявления антисемитизма и отрицание Холокоста.

Достойно иронии, что антисемитизм сегодня в Германии исходит в возрастающей степени от мусульман.

Согласно Манфреду Герштенфельду (Manfred Gerstenfeld) [10]:

— Йенс Шпан (Jens Span ), член Совета канцлера Меркель ХДС и ее возможный преемник, отметил, что иммиграция из мусульманских стран является причиной недавних демонстраций в Германии.

— Стефан Харбарт (Stephan Harbarth) заместитель председателя фракции ХДС/ХСС в Бундестаге сказал: “Мы должны энергично противостоять антисемитизму мигрантов арабского происхождения и выходцев из стран Африки.

— Министр внутренних дел федеральной земли Гессен Питер Бойт (Peter Beuth) ХДС заметил: “Нам необходимо избежать иммиграции антисемитизма”. Он сказал это после того, как изучение антисемитизма среди мусульман, проведенное по поручению государственной службы безопасности, привело к заключению, что антисемитизм среди мусульман “количественно и качественно имеет по крайней мере не меньшую важность, чем традиционный антисемитизм правых экстремистов”.

Несмотря на моральную ответственность, Европейские страны, включая Германию, демонстрируют подлинную слабость, сталкиваясь лицом к лицу с радикальной исламской идеологией, проповедниками ненависти и базовыми мусульманскими установками в отношении к женщинам, не-мусульманам, людям, принадлежащим к ЛГБТ и к подчинению Западным законам.

Прежде чем рассматривать здесь некоторые из причин, мотиваций и последствий этой глубоко проникающей слабости, приведу здесь ряд примеров этого малодушия в одном только Соединенном Королевстве.

В последнем истекшем Октябре сообщалось[11], что Королевский адвокат (Queen’s Councel — QC) Макс Хилл (Max Hill), действующий как независимый юрист Британского правительства в законодательстве по вопросам терроризма, не только выступил против преследования Британских бойцов ИГИЛ, вернувшихся или планирующих вернуться в Соединенное Королевство, но заявил, что их необходимо реинтегрировать в общество, поскольку их деятельность были вызвана “наивностью”. Эта снисходительность распространилась также на тех пастырей ненависти, которые в своих проповедях и лекциях увещевали мусульман к действиям, в недавнем прошлом выразившимся в террористических атаках.

Незадолго до этого тогдашние премьер-министр Дэвид Кэмерон и министр внутренних дел Тереза Мэй “предлагали меры, которые должны были помочь закрытию экстремистских средств информации с тем, чтобы ограничить и затруднить действия экстремистских индивидуумов и организаций”.

В 2015 г. Мэй предлагала контр-экстремистскую стратегию и призывала к введению законов, позволяющих “запретить организации, проповедующие ненависть и призывающие людей к экстремизму” и “ограничить действия наиболее опасных экстремистских индивидуумов”. Мэй продвигала также закон, позволяющий “ограничить доступ к средствам информации, в случае если они постоянно используются для поддержки экстремизма”. Но Королевский Адвокат Макс Хилл, уполномоченный надзирать над Британским антитеррористическим законодательством, не хочет ничего из этого. Мэй вновь пыталась ввести контртеррористические меры, уже став премьер-министром, но и на этот раз они не были узаконены.

В том же Октябре 2017, когда Хилл предпринял реабилитацию джихадистов и проповедников ненависти, было опубликовано [12], что министерство внутренних дел, возглавляемое теперь Амбером Раддом (Amber Rudd), сменившим Терезу Мэй, “рассматривает новую стратегию реинтеграции экстремистов, которая может даже предусматривать, если потребуется, их выдвижение на самый верх листа ожидания на получение социального жилья”.

Согласно той же публикации экстремисты, у которых нет ничего, подходящего для жилья, смогут получить жилье социальное, а также при необходимости ренту от местного совета. Помимо их продвижения на самый верх листа ожидания на жилье им помогут с образованием и подготовкой или в поисках работы официальные или благотворительные организации.

Все это будет распространяться на возвращающихся из ИГ в Сирии, а в целом включать 20 000 индивидуумов, известных службам безопасности. По имеющимся данным 850 граждан Британии уехали в Сирию воевать или поддерживать бойцов ИГ. З60 из них вернулись, из них лишь ничтожно малая часть была подвергнута судебной процедуре.

Этот подход предоставления социальных услуг основан на ничем не подкрепленном предположении, что мусульманские экстремисты (как мусульмане от рождения, так и обращенные в ислам) пострадали от перенесенных лишений. Он также в значительной мере основывается на наивном допущении, что приоритетное предоставление им благ, которых обычные подлинно нуждающиеся граждане должны ждать в очереди, превратит их в благодарных патриотов, готовых встать при исполнении национального гимна и взяться за руки с христианами и евреями.

Таким образом, мы теперь применяем двойные стандарты: одни для мусульман, а другие для остального населения. В Англии 16 Января 2018г Даниель Грунди (Daniel Grundy) был приговорен [13] к шести месяцам тюрьмы по обвинению в двоеженстве. Однако, мусульманские мужчины, состоящие в полигамных браках, получают от государства вознаграждение[14]:

Мужчинам, живущим с “гаремом” из нескольких жен, разрешено обращаться за государственными субсидиями на всех членов такого семейства.

Мусульманин с четырьмя супругами — количество, разрешенное исламским законом — может получать субсидии до 10 000 фунтов в год.

Он может также претендовать на большее жилье и налоговые льготы, поскольку большое семейство требует большего хозяйства.

Английские министры решили, что хотя двоеженство рассматривается в Британии как преступление, полигамные браки, если они были заключены в странах, где это допускается законом, будут формально признаны.

На самом же деле, Британским мусульманским мужчинам вовсе не нужно ехать за границу, чтобы найти себе жен. В Соединенном Королевстве хорошо известен, по крайней мере, один, действующий сайт, который предлагает контакты с мусульманскими женщинами, желающими вступить в полигамный брак. Сайт не закрывают. Британское правительство показало себя неспособным, заставить соблюдать законы своей страны, в тех случаях, когда это касается мусульман или новых иммигрантов.

Подобное же отношение проявляют власти к широко распространенной у мусульман практике обрезания гениталий у женщин, которое было объявлено противозаконным в Соединенном Королевстве с 1985 г. В прошлом году на портале “Politico” [15], было опубликовано: “Штат медиков Английского Национального Центра Здравоохранения зарегистрировал около 5 500 случаев обрезания женских гениталий (FGM) в 2016г, но ни один 30 лет назад из них не был расследован в судебном порядке, несмотря на то, что подобная практика была запрещена 30 лет назад”.

Между тем, подобная практика возрастает, но Служба Обвинения Английской Короны слишком боится обвинения прослыть расистской или “исламофобской”, чтобы применить закон.

Замечание Макса Хилла о “наивности” отбывающих в ИГ бойцов, высказанное человеком, получившим образование в престижной Королевской Школе Грамматики в Ньюкасле, а затем Оксфордском университете, само по себе звучит как ошеломляющее недоразумение. Не было ни одного человека из отправившихся в Сирию, кто мог остаться несведущим о там происходящем, при всем том огромном количестве видеоматериалов, демонстрируемых постоянно мейнстрим— и социальными медиа, показывающими обезглавливание заложников, расправы над гомосексуалами, порку женщин, насаженные на пики головы, использование детей для расстрела жертв или перерезания им горла и прочие эксцессы террористических групп.

Вместо того, чтобы противостоять нашим врагам внешним и внутренним, неужто мы настолько боимся быть названными “исламофобами”, что пожертвуем даже нашими культурными, политическими и религиозными убеждениями и устремлениями?

Вторая часть этой статьи посвящена исследованию того, насколько распространилось это предательство и насколько шире оно еще станет.


Библиография:

1. Douglas Murray. The Strange Death of Europe: Immigration, Identity, Islam
2. James Kirchik. The End of Europe: Dictators, Demagogues, and the Coming Dark Age,
3. Christopher Caldwell’s ground-breaking 2010 study, Reflections on the Revolution in Europe: Immigration, Islam and the West
4. “Freedom House”, Freedom in the World 20018, Democracy in Crisis
5. Ed Husain, The Islamist: Why I Joined Radical Islam in Britain? What I Saw Inside and why I Left.
6. UK, Extremism: PM Speech
7. The Telegraph. Poll reveals 40 pc of Muslims want sharia law in UK
8. Benjamin Jones, Opinion
9. Jonah Bennet, The Daily Caller, New Europe Survey
10. Manfred Gerstenfeld. Muslim Antisemitism in Germany
11. Martin Bentham. Evening Standard “UK’s terror czar says: DON’T jail hate preachers.
12. The Telegraph. Extremists and returning jihadists…
13. Antony Joseph for MAIL ONLINE. Daughter, 17, of bigamist …
14. The Telegraph. Jonathan Wynne-Jones. Multiple wives will mean multiple benе
15. Politico, Helen Collis, Female genital mutilation …


(Перевод с английского Юрия Ноткина)


Источник: "Мастерская"

Автор: Дэнис МакКеон

(Denis MacEoin) вел преподавание предметов, связанных с арабским и исламским миром и является автором книг и многочисленных статей об Исламе, включая солидный еще неопубликованный труд, под названием «Препятствия к интеграции». Он является Почетным Старшим Сотрудником (Distinguished Senior Fellow) Нью-Йоркского Гейтстоунского Института.




Комментарии для сайта Cackle