channel 9
Автор: Александр Непомнящий Фото: 9 Канал

Причин уходить в отставку у Нетаниягу нет

Премьер-министр Биньямин Нетаньягу может продолжать оставаться на своем посту, несмотря на рекомендации полиции. Закон в Израиле определяет особую процедуру в отношении главы правительства: тот обязан уйти в отставку лишь только в том случае, если против него вынесено окончательное обвинительное заключение суда, содержащее "обвинение в позорном поведении" - так называемый "калон". Требование же об отставке премьер-министра или приостановлении его деятельности на основании одних лишь полицейских рекомендаций явным образом открывает возможность для путча, когда полиция может сместить премьер-министра в обход избравшего его общества.

Бурный ажиотаж в СМИ которым сопровождается передача полицией результатов расследования по Нетаниягу генеральной прокуратуре, похоже, призван создать в обществе ощущение неизбежности немедленной отставки главы правительства. Возможно, оппозиции, которой раз за разом не удается победить Нетаниягу на выборах то ли в силу невзрачности своих представителей, то ли из-за неактуальной и несостоятельной политической повестки, очень хочется, чтобы смена власти произошла в обход избирательных урн, где они в очередной раз могут столкнуться с недоверием общества. Однако, вопреки ощущению, которое создают многие новостные источники, лидерам оппозиции не стоит спешить с заказом премьер-министерских костюмов.

Биньямин Нетаньягу не должен уходить в отставку ни на время, ни, тем более, насовсем, из-за того, что полиция, закончив расследование против него, предоставила прокуратуре рекомендации. Этот вывод ясно следует как из юридических, так и из демократических соображений.

С юридической точки зрения закон четко определяет, что премьер-министр уходит в отставку лишь в том случае, если он окончательно признан виновным в совершении преступления и обвинение содержит так называемый "калон", то есть - "обвинение в позорном поведении". При этом Кнессет может снять премьер-министра даже до того, как обвинение станет окончательным, но только большинством в 61 голос.

Кому-то это может показаться странным, ведь в свое время Верховный суд вынудил премьер-министра Ицхака Рабина уволить Рафаэля Пинхаси с поста заместителя министра по делам религии лишь на основании самой подачи обвинительного заключения. Почему же в случае премьер-министра следует ждать окончательного решения суда? Здравая логика, однако, требует именно такой процедуры, поскольку премьер - не просто один из министров, и отнюдь не только в смысле политических и других полномочий. Отставка премьер-министра означает отставку всего правительства, со всеми вытекающими из этого шага последствиями с точки зрения управления государством. Именно поэтому закон делает обязательным этот драматический акт лишь после окончания всех судебных процедур, когда не остается уже никаких сомнений в том, что глава правительства оказался преступником, совершившим действие, содержащее "позорное поведение" ("калон").

Разумеется, когда речь идет о столь высокой общественной должности, дело уже не только в самом суде, но и в том, как это выглядит с общественной точки зрения. И здесь необходимо учесть уже не только юридические аспекты, но и демократические соображения. Требование отправить премьер-министра в отставку на основании одних лишь полицейских рекомендаций открывает крайне опасную возможность для полицейского путча, когда полиция "шьет" дело против премьер-министра, вынуждая его уйти в отставку или приостановить свою деятельность. Каким бы фантастичным не выглядел подобный сценарий, нельзя относиться к нему легкомысленно и важно законодательно исключить даже теоретическую возможность такого развития событий.

Другими словами, демократические соображения перевешивают общественные аспекты, которые, конечно, тоже следует принимать во внимание. В демократическом государстве правительство сменяется на избирательных участках или по закону, но никак не в ходе полицейских расследований, на основании полицейских рекомендаций или даже обвинительного заключения. И та процедура, которую ясно и недвусмысленно определил закон в отношении премьер-министра, обязательна для всех, включая и его политических оппонентов, и Верховный суд.

Все вышесказанное имеет принципиальное значение даже вне контекста нынешних серьезных взаимных обвинений, которыми обменялись премьер-министр Биньямин Нетаниягу и генинспектор полиции Рони Альшейх. Тем не менее, нельзя не обратить внимание на крайнюю проблематичность того, что решения в отношении Нетаниягу принимали те самые Альшейх и Рони Ритман, которые накануне объявили премьера ответственным за обвинения в адрес Ритмана в сексуальном домогательстве, из-за чего последний был вынужден уйти с поста руководителя специального подразделения полиции ЛАХАВ 433, а Альшейх, по сути, опозорился в Верховном суде.

При этом, ни Альшейх, ни Ритман так и не предоставили никаких доказательств своим заявлениям о том, что именно Нетаниягу стоял за делом о сексуальных домогательствах Ритмана, как, впрочем, не подкрепили фактами и другие возведенные Альшейхом на Нетаниягу поклепы. Что лишь усугубляет очевидный конфликт интересов, давая повод предположить, что именно Альшейх и Ритман злоупотребили служебным положением, иными словами, совершили то, в чем сейчас сами обвиняют премьер-министра.

Очень плохо, что силы и время израильского премьер-министра, человека, занимающего, возможно, самую трудную должность в мире, по крайней мере отчасти будут отвлечены на решение собственных юридических проблем. Возможно, было бы правильным, как считает, например, известный юридический обозреватель Итамар Левин, если бы в будущем расследования против высокопоставленных общественных деятелей сопровождались бы этаким следственным судьей, в задачу которого входило бы определение того момента, когда количество собранных свидетельств оправдывало бы временную отставку или отстранение подследственного. Но до тех пор, пока такой процедуры не существует, нельзя вынуждать общественного деятеля идти на то, к чему закон его не обязывает.

Нам же теперь остается лишь ожидать, пока генеральная прокуратура и юридический советник правительства разберутся с полицейскими рекомендациями и примут решение о том идет ли речь о передаче дела в суд по обвинениям в получении взяток и злоупотреблении служебным положением, либо о незначительном обвинительном акте, или же дело вовсе будет закрыто за отсутствием состава преступления. И если в итоге продолжавшееся несколько лет расследование против Нетаниягу, задействовавшее столько государственных ресурсов, завершится последним из перечисленных сценариев, полиции придется ответить на давно назревший вопрос о том, на что она тратит средства налогоплательщиков: на защиту общества или на подрыв его демократических устоев.

authorАвтор: Александр Непомнящий

Публицист