channel 9
Автор: Алла Борисова Фото:Facebook

В Париже без Мири Регев

Я бы не стала, конечно, обобщать, но, когда новости сыпятся как из ведра, приходится задуматься на тему: а что, собственно, происходит? Почему еврейские миллионеры в США сообщают, что не будут поддерживать больше Израиль, который, высылая африканских беженцев, забывает свою историю? Те, кто жертвовали миллионы долларов, не хотят больше этого делать. Почему происходит опасное сближение с ультраправыми во Европе? Наконец, почему государство начало и продолжает войну со своей собственной культурой, на этот раз на международной арене?

В Париже должен состояться престижный кинофестиваль израильского кино – фестиваль, который был раньше атакован приверженцами BDS (“Бойкот, изоляция и санкции”). В этом году руководство фестиваля решило открыть его фильмом “Фокстрот”, который получил Серебряного Льва на Венецианском фестивале в сентябре и вошел в шорт-лист иностранных фильмов, номинировавшихся на Оскар.

Не буду говорить о художественных достоинствах этого фильма – они очевидны очень многим из тех, кто его видел, но, конечно, совсем не очевидны министру культуры Израиля Мири Регев, которая стойко стоит на посту цензора израильской культуры. Эту войну она ведет давно, и последняя мишень – фильм “ Фокстрот” Шмуэль Маоза, который вызвал вал критики с ее стороны, что и привело к удивительной для страны ситуации. Ее мнение оказалось решающим для посла Израиля во Франции, и была выбрана стратегия бороться с собственным кино за рубежом.

Директор фестиваля Элен Шуман заявила, что культурный атташе посольства попросил ее заменить “Фокстрот” другим фильмом “потому что министр культуры Мири Регев воюет с ним.” Посол Израиля во Франции попыталась надавить на организаторов фестиваля, но они отказались демонстрировать другой фильм, и поэтому посольство выбрало стратегию бойкота.

Не помню таких прецедентов в цивилизованном мире, приходит на ум только СССР — страна, которая никогда бы не дала Пастернаку получить свою нобелевскую премию за роман “Доктор Живаго”, и не давала режиссерам приезжать на вручение Оскара, но это было давно, хоть и правда.

Недавно я принимала участие в ожесточенном споре, где мне пытались доказать, что фильмы такого рода (хотя я бы сказала, что все они – разные) отрицательно влияют на имидж государства Израиль. Роман Пастернака видимо тоже влиял отрицательно. Но об этом могли судить только те, кто его читал, а судили все. Что и убило гениального поэта и писателя. Вот и сейчас история повторилась для меня на новом витке. Свидетельствую: в фильме нет ничего, порочащего Израиль. Наоборот – это замечательно сделанный фильм — с болью, кровью и мастерством показывающий клубок противоречий, глубокий конфликт, который влияет на граждан Израиля, кем бы они ни были – израильскими солдатами, арабами за чертой, благополучными жителями Тель-Авива или выжившими в Катастрофе….

Мне говорят: “Тогда пусть обходятся без государственного финансирования”. И это тоже политика абсурда, потому что финансируем эту государственную часть мы с вами из своих налогов, а определять, нужно это или нет — порывается министр культуры, не имеющая никаких возможностей судить об этом как эксперт. И такое в истории, в том числе современной , тоже было, нам ли не знать. Обходиться вообще без государственного финансирования культура маленьких стран не может. Например – та же Франция, где и происходит фестиваль – сумела выстроить систему мощной поддержки отечественного кино, которая работает, несмотря на конкуренцию с Голливудом. Идеологические рамки вроде бы никто не ставит, да и странно бы это было.

Если что-то действительно влияет на имидж страны – так это бойкот своего собственного кино, получившего мировое признание. Это отбрасывает страну в группу стран с тоталитарной системой правления, где идеологическая цензура во веки веков пытается взять верх над искусством.

Источник: "РеЛевант"

Автор: Алла Борисова

журналист




Комментарии для сайта Cackle