channel 9
Автор: Михаэль Певзнер Фото: 9 Канал

Бешалах: закон vs мораль, или кое-что о справедливом бунте

С самого начала книги “Шемот” мы видим ряд событий, на первый взгляд, странных.

Сначала фараон — законный правитель Египта — отдает приказ двум еврейским повитухам, который те не выполняют. Всевышний награждает их за это основанием династий.

Затем Моисей заранее планирует и осуществляет убийство человека, но его не наказывают, а скорее поощряют. После этого, казалось бы, преступления он оказывается в доме хорошего человека, женится на его дочери и живет вполне обеспеченно и счастливо. Мало того, это убийство, скорее всего, способствовало избранию Моисея Всевышним на роль лидера своего народа.

Затем пророк, уже во главе евреев, просит фараона отпустить свой народ на три дня в пустыню для принесения жертвоприношений. Когда же легитимный правитель Египта предполагает, что это лишь уловка, а евреи на самом деле хотят уйти из его страны, избежав тяжелой работы, и отказывается их отпустить, то на египтян обрушиваются многочисленные беды и несчастья.

И, наконец, уже в главе Бешалах, когда фараон убеждается, что обманут своими подданными, хочет их догнать и данной ему законом властью вернуть себе обратно своих рабов, то вместе с войском тонет в Красном море.

Что же получается, вечная книга учит нас анархии и беспределу? Давайте разберемся.

Итак, фараон, обличенный законной властью, отдает приказ двум еврейским акушеркам. Он хочет, чтобы повитухи убивали мальчиков при рождении! Такой приказ не укладывается в элементарные понятия о морали, нравственности, человечности.

Иностранцы удивляются:

— Как вы можете жить при таких плохих законах?
— А мы их плохо выполняем.

Подобно героям анекдота это поняли и две простые женщины: преступные приказы исполнять нельзя, даже если они соответствуют букве закона. Мало того, история повитух раскрывает перед нами глобальную ветхозаветную концепцию: истина могущественнее власти и поэтому любой поступок ultra vire, то есть выходящий за рамки предоставленных полномочий, а в данном случае — за границы морально-нравственных законов, отрицает волю Творца и сам этот мир. Эти поистине революционные идеи нашли воплощение в политическом устройстве развитых стран, где демократические институты и избирательная система ограничивают карательные функции власти.

Чем это интересно с экономической точки зрения? Описанием связи между нравственностью и экономикой. Какова нравственность, такова и культура. Какова культура, такова и правовая культура. А правовая культура определяет законы, согласно которым действуют экономические процессы. И так же, как экономика всегда стремится выплеснуться за любые рубежи, так и для нравственных законов не существует границ.

Смелый поступок Шифры и Пуы сделал их одними из самых выдающихся женщин Древнего мира и героинями многих литературных произведений. В частности, их история лежит в основе романа американского писателя Генри Дэвида Торо “Гражданское неповиновение”, изданного в 1849 году. А эта книга, в свою очередь, вдохновила на борьбу за права человека двух великих мыслителей XX века — Махатму Ганди и Мартина Лютера Кинга.

Что касается Моисея, то он действительно спланировал и осуществил убийство человека. Но при каких обстоятельствах? Египтянин избивал еврея. Причем, не таясь и ни от кого не прячась, из чего мы делаем вывод, что он имел на это право.

— Как жить в нашей стране: по закону, по понятиям или по совести? Оказывается, по ситуации... Поскольку главный закон у нас — закон подлости, власть без понятия, а совести у нее никогда и не было.

Будущий лидер нации тоже действовал по ситуации. Он принял решение помочь избиваемому. И именно неправедные законы заставили его совершить убийство. Иначе все закончилось бы сдачей распоясавшегося наглеца органам власти. Но в тех обстоятельствах Моисей понимал, что если египтянин останется в живых, то и ему, и спасенному, несдобровать. Поэтому, если уж вмешиваться, то идти до конца или не помогать вообще. Так за что же его наказывать?

Далее перед нами разворачиваются сцены десяти казней и гибели фараона с войском в Красном море. Да, Моисей изначально не сообщал всю правду легитимному властителю. А был ли у него выбор? Мог ли он каким-либо иным способом увести свой народ из рабства, полного неуважения к своим традициям и мира абсурдных законов, позволявших убивать новорожденных детей!

Какой из этого напрашивается вывод? Всевышний поощряет неподчинение и бунт против законов, не согласующихся с элементарными понятиями о человечности и справедливости!

Но, что самое важное, все это было сказано несколько тысяч лет назад, и евреи знали это уже тогда. А вот остальной мир…

В XVI веке произошли три события, полностью изменившие лицо цивилизации. Первым стало движение Реформации. Как известно, одной из главных движущих сил Реформации была идея о том, что библейский текст должен быть доступен всем, а не только священникам. Вторым событием стали, несмотря на все запреты, новые переводы Священного Писания, которые ушли в народ в виде первого “самиздата”. А третьим было изобретение книгопечатания. Вероятно, не случайно Творец вдохновил Иоганна Гутенберга на создание печатного станка, ведь в результате Тора и заложенные в ней идеи стали ориентиром жизни для европейцев и американцев.

Первый изданный и самый известный в средние века перевод Библии на английский язык принадлежит перу ученого-гуманиста Уильяма Тиндейла. Это стоило ему жизни — просветителя сожгли на костре как еретика 6 октября 1536 года. Но Библия Тиндейла ушла в народ. Когда королева Англии Мария I попыталась реставрировать католицизм, множество английских протестантов бежали в Женеву к одному из лидеров Реформации Жану Кальвину. Там они издали полный перевод Библии Тиндейла. Само издание представляло собой небольшую по размерам книгу, и протестантам в короткие сроки удалось переправить с континента в Англию и распространить там свыше 50 тысяч экземпляров.

Впервые получив возможность самостоятельно прочесть Библию, англичане сообразили — до сих пор священники водили их за нос. Почему Библия Тиндейла была настоящей крамолой для монархии и политического устройства того времени? Люди узнали, как тщедушные пророки бросали вызов могущественным властителям и побеждали, как правда раз за разом одолевала силу, и самое важное — что Творец этого мира задумал его как общество равных возможностей.

Но главное, что испугало английский престол больше всего, — в нелегально распространяемый перевод Библии включили все цензурируемые до этого даже в церковных изданиях сюжеты, описывающие противостояние простых смертных с облеченными властью царями. В Библии де-факто ставилось под сомнение право царя распоряжаться подданными, неповиновение объявлялось вполне легитимной моделью поведения, более того — такое поведение поощрялось Всевышним. Это разрушало в глазах простого народа веру в богоизбранность королей, на которой держалась вся власть европейских монархов. Более того — ставилось под сомнение право одного человека распоряжаться жизнью и свободой другого.

Король Яков I, взошедший к тому времени на английский престол, отчетливо понимал, к чему может привести распространение подобных идей. И решил издать собственную версию Священного Писания, что и сделал в 1611 году. Правда, к тому времени репутации власти был нанесен непоправимый урон, так что этот лоялистский перевод не спас положение. В Британии уже зародилось движение, которое спустя 30 лет приведет к Английской революции, ограничившей абсолютную власть монарха, ознаменует переход от феодального общества к капиталистическому и изменит ход истории.

На протяжении всего XVII века огромное влияние на политику Британии оказывала еврейская Библия в пуританском ее толковании. А вскоре ее идеи первые поселенцы — отцы-пилигримы — понесли на Американский континент, где создали Соединенные Штаты Америки.

Английский бунтарь, американский писатель и философ Томас Пейн, известный как “крестный отец Соединенных Штатов”, в январе 1776 года опубликовал знаменитый памфлет “Здравый смысл”, завоевавший всенародную популярность — 100 тысяч экземпляров было распродано почти мгновенно на территории тогдашних британских колоний в Северной Америке.

Отраженные в памфлете идеи оказали столь мощное влияние на ход событий, что Пейна впоследствии назвали одним из отцов Американской революции. В самом начале “Здравого смысла” Пейн приводит аргументы, дающие право на восстание против тирании, и они полностью основаны на цитатах из Торы.

Спустя полгода Бенджамин Франклин предложил сюжет для государственной эмблемы США — так называемой “Большой печати”. Франклин изобразил тонущих в Красном море египтян, сопроводив эту картину фразой: “Восстание против тирана угодно Б-гу”. Это настолько потрясло будущего президента Томаса Джефферсона, что он поддержал этот вариант эмблемы в качестве официального символа американской нации (в итоге, он не прошел) и впоследствии включил ее в свою печать.

Что еще примечательно в этой главе?

Когда евреи оказались в пустыне, где не было еды, Всевышний стал посылать им манну небесную. В данном эпизоде приковывает внимание то, как Он это делает.

Сначала Он говорит: “Я пошлю вам хлеб с неба, … и пусть народ выходит и собирает, сколько нужно на день. Я проверю, будут ли они соблюдать Мое постановление” (Бешалах, 4).

Но этим Б-г не удовлетворяется. Если люди собирали больше, чем нужно, и не съедали всю порцию в течение дня, то в оставшейся еде заводились черви. Это не происходило лишь вечером в пятницу, поскольку Всевышний повелел в этот день собирать двойную порцию, чтобы хватило и на субботу.

Что Он хотел продемонстрировать этим народу? Как ни парадоксально, мы видим начало процесса воспитания нового, “экономического” человека.

Концепция экономического человека основана на идее Адама Смита о воздействии “невидимой руки”, или сил рынка, на предпринимателя, преследующего исключительно личный интерес и работающего в условиях минимального вмешательства государства в сферу рыночных отношений. Соответственно, модель “экономического человека” исходит из допущений об определяющей роли личного интереса в мотивации поведения индивида. Экономический человек — это человек, руководствующийся исключительно личными интересами, обладающий естественной свободой, которая ограничена совестью и общепринятыми нормами; производитель благ, стремящийся к собственной выгоде. Такой человек отождествляет его личную выгоду с общественной пользой.

Но такой человек должен, прежде всего, знать свои настоящие потребности. Ведь речь идет о бывших рабах, делавших то, что скажут и евших, что дадут. Такие люди еще не в состоянии понять, что и сколько им нужно на самом деле. Так Творец на примере еды и учит их определять свои настоящие потребности!

Разве не символично, что сюжет из главы, где Всевышний начинает процесс создания нового, экономического человека, мог стать эмблемой страны, основанной на новых законах и, на тот момент, подходящей наилучшим образом для такого человека своего времени!

Источник: “Хадашот”

Автор: Михаэль Певзнер

экономист