channel 9
Автор: Игорь Гиндлер Фото: 9 Канал

Топаллер, который всегда с тобой

Ушел один из самых благородных Рыцарей в вечной битве Добра и Зла. Рыцарь, к которому все его политические противники относились с трепетом. Ведь он мастерски использовал их же оружие – слово – против них. Рыцарь, который всегда давал сдачи. Рыцарь, с которым всегда было о чем пить.

Ушел человек, которому было тесно в СССР. Человек, которому было тесно в Израиле. Человек, которому было тесно в Европе. Он нашел себя только в Америке. Именно в Америке он стал одним из бастионов современного консерватизма. Именно в Америке он стал проповедником свободы.

Один день стоит особняком в нашей жизни – день выборов 7 ноября 2016 года. Точнее, вечер и ночь этого дня. И не только для нас – вся Америка была возбуждена. И среди этого огромного океана эмоций – я и Виктор. Мы провели на телефоне весь вечер и всю ночь. Мы оба и задолго до выборов предсказали победу Трампу. Он сделал это на основании анализа своего эмоционального общения со своими слушателями, читателями и зрителями, а я – на основании поведения мексиканского песо по отношению к американскому доллару.

Он был единственный, кому я доверил свой метод предсказания. И это помогло нам пережить ужасы той ночи. Мы поддерживали друг друга, но около половины двенадцатого по нью-йоркскому времени я сказал: “Витя, финита ля комедия!” Он не был так категоричен: “Давай все-таки подождем результатов из Калифорнии”. Я парировал тем, что: “Да, Калифорния будет за Хиллари, но в Америке уже просто не остается штатов, которые можно выигрывать”.

Через час все телеканалы объявили о победе Трампа. Мне кажется, для нас с Виктором это была и наша личная победа, и наш вклад в победу Трампа. Мы потратили на эту победу весь свой репутационный и политический капитал. Теперь уже можно признаться – и я, и Виктор были в начале президентской гонки не за Трампа, а за Теда Круза, как и все другие американские консерваторы. Но после того как Круз сошел с дистанции, Виктор безоговорочно встал на сторону Трампа.

Собственно, какой еще выбор был оставлен ему – профессиональному антикоммунисту? Какой выбор должен был сделать тот, кого англоязычные американские издания называют “Топаллер – это русский Раш Лимбо”? Что должен был предпринять человек, который демонстративно отрицал какие-либо правила политкорректности в своих передачах и статьях?

А его радиопередачи слушали, причем не только друзья и не только недруги. Сколько раз через два или три дня после прямого эфира “Рикошета” я знакомился с публикациями весьма солидных американских журналистов из солидных изданий, которые практически слово в слово передавали последнее искрометное мнение Виктора о текущих политических событиях. Как они это делали, не зная русского языка? Это всегда было для нас загадкой, пока не выяснилось, что многие издания имеют в своем штате профессиональных двуязычных сотрудников, и эти сотрудники просто выполняют задание редакции. Шквал запросов от них на интервью обычно приходился на следующий день после очередного “Рикошета”.

Как относился ко всему этому Виктор? С юмором. Собственно, юмор был его второй натурой. Не было случая, чтобы он позвонил мне, не рассказав очередной анекдот. Исключение составляет один телефонный звонок в ноябре прошлого года, когда был поставлен диагноз…

Жизнерадостный и благородный Рыцарь Свободы жил по-рыцарски и ушел по-рыцарски.

Источник: Gary Gindler Chronicles

authorАвтор: Игорь Гиндлер

Физик по образованию, математик по призванию