channel 9
Автор: Святослав Бакис Фото:Youtube

Почему дело Харви Вайнштейна сродни суду инквизиции

Этот текст не рецензия, но он про кино. Харви Вайнстайн — Вайнштейн по-простому — крупнейший американский киномагнат, основатель, со своим братом Бобом, студии TWC (The Weinstein Company) , а до этого — студии “Мирамакс”, выпустивших сотни фильмов, среди них “Бульварное чтиво”, “Властелин колец”, “Влюбленный Шекспир”, “Банды Нью-Йорка”, сериал “Война и мир”, несколько фильмов Вуди Аллена и т.д.

В начале сентября над американским югом пронесся разрушительный ураган “Харви”, а в октябре — еще один ураган “Харви”, для американцев щекочуще сенсационный, а для Харви Вайнштейна разрушительный. Началось со статьи в “Нью-Йорк Таймс”. Оказывается, Харви годами, десятилетиями беспокоил, донимал, харазал (от слова harass — домогаться) молодых артисток. Он предлагал им роли в обмен на немного ласки. Нет, не совсем и не всегда “в обмен”: иногда он обещал занять девушку в фильме, а в других случаях обещал девушке, которая уже снималась, плодотворное сотрудничество в будущем. Но надо быть объективным: если девушка отказывалась быть “близкой и ласковой”, он не мстил ей, она продолжала сниматься в этом, а потом — нередко так бывало — и в следующих фильмах “Мирамакс” или “TWC”, причем между ней и Харви сохранялись если не дружеские, то рабочие отношения.

Я сравнил этот скандал с ураганом, но можно было бы и со снежной лавиной. 4 октября одна не очень известная старлетка публично заявила, что Харви лет двадцать назад харазал ее, и после этого жертвами Харви объявили себя десятки актрис, среди них и знаменитые: Гвинет Пэлтроу, Анджелина Джоли, Розанн Аркет, Мира Сорвино и др. Правда, Пэлтроу высказалась в том духе, что Харви лично ее не очень-то сильно харазал, ну там положил руку ей на плечо, но она просто хочет морально поддержать других девушек, ведь признаться, что тебя харазали, так трудно и унизительно! “Времена подобного отношения к девушкам прошли, прошли навсегда!”, — заявила Гвинет по TV.

Но вернемся к Харви. Его харазанье всегда происходило по одинаковой схеме: он приглашал девушку обсудить дела в его гостиничном номере. Далее я пересказываю отрывки из огромного материала об этом деле в The New York Times — одного из большого цикла статей.

Томи-Энн Робертс. В 1984 году она была совсем молоденькая, чуть за двадцать, работала официанткой и мечтала о кинокарьере. Когда она вошла в номер, Харви встретил ее голышом и предложил тоже раздеться и чувствовать себя как дома. Он объяснил, что в одном эпизоде будущего фильма ей придется сняться топлес, поэтому он хочет проверить, справится ли она, не смутится ли. Ничего личного, just business. Но девушка не справилась, смутилась и убежала. Дома рассказала маме, и они вместе пришли к выводу, что, наверное, никакой это не бизнес был, а Харви ее харазал. Но все же полной уверенности не было, поэтому она промолчала, но теперь, когда другие девушки пожаловались на Харви, до нее окончательно дошло.

Розанн Аркетт. Харви встретил ее в банном халате и попросил, чтобы она его помассировала. Она отказалась. Харви: “Розанн, ты совершаешь большую ошибку, многие девушки меня массировали, у меня проходила крепатура, а они получили хорошие контракты”. Розанн: “Я не такая девушка и никогда такой девушкой не буду!” Ушла, рассказала папе. Потом участвовала в других проектах этой студии, но, увы, та дружба, те доверительные отношения с Харви, которые были прежде, — исчезли навсегда. Как поется в песне, “А что-то главное пропало”. Ну а когда другие девушки стали жаловаться, она пережила весь этот ужас с новой силой и т.д.

Дон Даннинг. Молоденькая, наивная, 24 года всего. Спешила в номер Харви, ожидая разговора по трудному эпизоду в фильме. Харви в банном халате. “Помассируй”. ”Нет”. “Большая ошибка. Так девушки в большое искусство не входят”. Ушла. Рассказала маме. Через 15 лет все поняла.

Ну, и т. д. Надо добавить: не все девушки отказывались массировать, не у всех хватало силы воли. А кроме того, они думали: “Искусство требует жертв”. В том-то и низость Харви, что он злоупотреблял их любовью к искусству!

Еще надо добавить: некоторые девушки, при всей их наивности, записали разговор Харви на телефон. Содержание записей пока не раскрыто, ведь пострадавшие собираются использовать эти записи в суде и не хотят, чтобы хитрые адвокаты Харви заранее подготовились и помешали им получить много-много денег по иску о моральном ущербе.

Читатели могут пожать плечами: что за иронический, ернический тон? Можно ли не сочувствовать этим бедным девушкам? Я сочувствую, сочувствую. Харви свинья, о чем говорить. Но и девушки, знаете, хороши.


Но я, собственно, о другом. Давайте по пунктам.

1. Все, о чем пишет “Нью-Йорк Таймс”, ведь это не факты, а слова девушек. Харви в первые дни пытался что-то вякать: все, мол, было не так или не совсем так. Но его никто не слушал, и он больше не вякает. Его адвокаты — об этом тоже писали в газетах — сказали ему: “Харви, сейчас не время оправдываться. Сейчас ты должен каяться, каяться и еще раз каяться”. И он уже кается. Уже ходит к психотерапевту, который должен отучить его обнажаться перед девушками.

2. Одним из оснований, позволяющих media до суда смешивать Харви с грязью, является то, что он, как это сейчас раскрылось, в прошлом заплатил нескольким девушкам за молчание. Но если настали такие времена, когда к предполагаемому харазеру применяется презумпция виновности, он мог заплатить им, даже если в глаза их не видел. Шантажисткам сегодня раздолье!

3. Другое основание — число пожаловавшихся: не могут же столько девушек врать. Ну почему же непременно врать? Есть еще явление массовой истерии: например, в 1692 — 93 гг. двадцать девушек из города Салем, что на Массачусетсчине, сознались, что они ведьмы, и пошли за это на виселицу или умерли в тюрьме. И это был самооговор! Так почему не предположить, что девушки-артистки в приступе массовой истерии оговорили другого, т.е. Харви? Или вот куда менее инфернальное объяснение: как-никак, у наших девушек мог быть прагматический мотив — $$$$$. Наконец, согласно американскому законодательству, множество неподтвержденных подозрений не дают основания для судебного обвинения: из тысячи тухлых кроликов нельзя сложить одного полноценного слоненка.

4. Поражает быстрота, с какой компаньоны Харви, в их числе его брат Боб, сдали его, вышвырнули из компании: три дня! А впрочем, что им оставалось? Заправилы TWC думали так: “Сейчас Харви радиоактивен. Если его не вышвырнуть, облучение перейдет на нас: прогрессивная общественность начнет бойкотировать фильмы TWC и так далее. Не хотим, чтобы студия вылетела в трубу, — должны вытурить этого болвана (он не обидится, ведь он все же не настолько болван, чтобы не понимать, что так надо) и тоже начать каяться. В чем? Ведь мы говорим, что понятия не имели, какой Харви ужасный? Неважно. Покаяться никогда не помешает, все равно либеральной общественности известно, какие мы тут все мужские шовинисты и сексплуататоры”.

5. Теперь более широкая картина маслом. Только за последний год за харазанье — нет, только за неподтвержденные судом и следствием утверждения девушек, что оно имело место, — были с треском уволены: создатель самого рейтингового американского телеканала Fox-5 Роджер Эйлс; самый популярный ведущий этого канала Билл О'Райли; создатель сверхпопулярного таксомоторного сервиса “Убер” Трэвис Каланик. Привлечен к суду знаменитый черный комик, американский Аркадий Райкин, 80-летний Билл Косби. Я называю лишь тех, кто погорел на харазанье. А сколько еще парней поскользнулось на банановой корке всяких неосторожных (якобы расистских, антифеминистских или гомофобских) высказываний. Лауреата Нобелевский премии, сооткрывателя структуры ДНК Джеймса Уотсона сняли с руководства его великой лабораторией и принудили уйти на пенсию, потому что он сказал: “Есть много талантливых цветных людей, но неправильно продвигать тех цветных, которые не проявили себя на стартовом уровне”.

Путину не надо тратить столько денег и усилий на подрыв американской государственной системы: достаточно регулярно подбрасывать взятую от фонаря информацию, что такой-то такую-то харазнул или что-то ляпнул в приватной обстановке... интеллектуальная и культурная элита США за несколько лет всосется в пылесос политкорректности, как пыль с книжной полки.

Так что же, надо спускать расистам, харазерам и прочим хазерам? Не надо. Но не надо и ловить людей на слове, подглядывать в щелку, делать вид, что уже настала эпоха ангелов, а тех, которые еще обычные люди, терроризировать. Это инквизиция какая-то выходит. Не либерализм, а либеральный фашизм. Не политкорректность, а насильственная коррекция людского естества.

Все это настолько нелепо, что кажется: чтобы нормализовать ситуацию, достаточно элементарного чувства юмора. Легко сказать. Как наделить чувством юмора тех, кто родился без него? Или кто нарочно притворяется праведным шлангом, с большой пользой для своего банковского счета? Так что делать? Не знаю. Но уверен, ясно ощущаю: что-то неладно в Датском королевстве, куда-то не туда оно пошло и очень далеко зашло. Какой-то мишигас творится, ей-богу.

6. Может быть, самое главное, на что надо обратить внимание в описываемой истории, это слова Гвинет Пэлтроу о том, что такого отношения к девушкам, какое было испокон веков, больше не будет никогда. Вам это ничего не напоминает? Ну да, “мы наш, мы новый мир построим”. Большевики хотели искоренить жадность, инстинкт собственничества, а либералы вознамерились истребить домогательство мужчинами женщин, мужскую похоть. Но инстинкты истребить нельзя, их можно лишь умерять, усмирять и немного облагораживать, притом делать это надо осторожно, это проект на века. Во все времена мужики волокли добро в дом, а не из дому, потому что своя рубаха ближе к телу, а оставшись с девушками наедине, они с риском получить по морде предлагали им снять рубаху: не закинешь удочку — не поймаешь рыбку. Попытки согнать людей в коммуны и колхозы ни к чему, кроме социальных катаклизмов, не приводили. Попытки превратить общество взрослых людей в детсадик для существ без половых признаков тоже не кончатся ничем хорошим. Феминистки борются с мужской агрессией, но мужчины будут делать женщинам нескромные предложения, будут закидывать удочки до тех пор, пока рыбка клюет. Так что либералам и феминисткам надо заняться оскоплением женщин тоже, надо и женское либидо окорачивать. Но в том-то и дело, что в либеральном представлении мужчины домогаются, потому что они половые пираты, а женщины уступают, потому что они половые рабыни.

Странным образом, либералы, которые так решительно взялись искоренять традиции седой старины, видят женщин в соответствии с установками пуританского XIX века — как существ асексуальных. Или они видят женщин в традициях матриархата — как тех членов пещерного сообщества, которые выбирают себе половых партнеров. Так или иначе на поверку выходит, что нынешние либеральные экстремисты — мохнатые консерваторы почище тех, на которых они так яростно ополчились. И в этом, на самом-то деле, нет никакого парадокса: люди с нормальным здравым смыслом без всяких потуг на то, чтобы быть на уровне своего времени, всегда более современны, чем всякие безумные социальные мечтатели, революционисты, утописты и футуристы.


Источник: "ХАДАШОТ"

Автор: Святослав Бакис

журналист