channel 9
фото: сайт Kremlin.ru, CC BY 4.0

Дележ Сирии начался: телефонное право Путина

Мероприятия, которые проходят в эти дни в России (встреча Путина с Асадом, саммит России, Турции и Ирана в Сочи) дали повод политическим обозревателям говорить о том, что война с ИГИЛом по сути окончена и ее участники переходят к следующему этапу – политическому урегулированию, которое во многом определит расклад на Ближнем Востоке в ближайшие годы.

В свете того, что США демонстративно воздерживаются от проявления активной позиции по Сирии, основные зоны влияния в ней, судя по всему, поделят между собой Россия, Иран и Турция. Пока неясно, как будут складываться отношения между Асадом и "умеренной оппозицией", и насколько удастся Израилю предотвратить закрепление иранских агентов влияния близ своих границ.

После сегодняшней встречи с сирийским диктатором Башаром Асадом президент России Владимир Путин провел ряд телефонных звонков. Он поговорил с президентом США Дональдом Трампом, с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаниягу, с королем Саудовской Аравии Салманом аль-Саудом.

Точное содержание разговоров неизвестно, в официальных сообщениях обозначены лишь их темы и, разумеется, во всех этих разговорах доминирует сирийский вопрос. Как сообщили из канцелярии израильского премьера, в разговоре между Нетаниягу и Путиным "затрагивался вопрос иранского присутствия в Сирии".

Для Израиля не слишком важно, кто именно побеждает во внутрисирийских междоусобицах, но вопрос об укреплении иранского военного влияния у северных границ еврейского государства и усилении "Хизбаллы" тревожит израильских лидеров. Поэтому, в отсутствие США как ключевого игрока на сирийском поле правительству Израиля придется взаимодействовать с Россией как с основным "регулировщиком" раздела зон влияния в послевоенной Сирии.

Учитывая откровенно союзнические отношения России с Ираном и режимом Асада, а также совместные антизападные настроения этих режимов, добиться своих целей дипломатическими методами, даже при некоторой симпатии нынешних российских властей по отношению к Израилю и понимании нужд еврейского государства, будет непросто.