channel 9
Автор: Проект ПНБ Фото:предоставлено автором

Начнет ли "Хизбалла" войну с Израилем из-за бегства Харири?

Профессор Амация Барам, директор Центра изучения Ближнего Востока в университете Хайфы

Премьер-министр Ливана Саад Харири совершил беспрецедентный для ближневосточного региона шаг, уехав из страны в Саудовскую Аравию и оттуда заявив, что уходит в отставку со своего поста. Он обвинил "Хизбаллу" в предательстве ливанских интересов. Харири сказал также, что Иран пытается захватить контроль в Ливане и вмешивается в дела арабских стран. Помимо этого, премьер обвинил "Хизбаллу" и Иран в подготовке покушения на его жизнь.

Президент Ливана Мишель Аун, ставленник "Хизбаллы", пока не принял его отставку. "Хизбалла", в свою очередь, призвала Харири вернуться в Ливан, утверждая, что он объявил об уходе в отставку под саудовским давлением.

Причина столь резкого демарша Саада Харири связана не столько с внутренней ливанской политикой, сколько с противостоянием между Саудовской Аравией и Ираном в ближневосточной регионе. Примерно год назад в Ливане закончился политический кризис, тянувшийся два года, на протяжении которых которых политические силы не могли договориться об избрании нового президента.

"Хизбалла" и ее союзники выдвигали кандидатуру Мишеля Ауна, а сунниты, друзы и часть христиан категорически выступали против. Причем это тоже было иранско-саудовское противостояние в первую очередь. Иранцы стояли за "Хизбаллой", саудовцы - за Харири. На голосовании в парламенте невозможно было добиться утверждения президента. В итоге страна жила без президента и без правительства, что привело к таким проблемам, как кучи мусора на улицах Бейрута - помимо прочего.

Неожиданно примерно год назад саудовцы объяснили Харири, что больше не будут поддерживать его деньгами в противостоянии с проиранскими силами и ему следует пойти на компромисс. Причину этого шага мне лично непонятны. Скорее всего, Саудовская Аравия просто совершила большую ошибку. Харири остался без саудовской поддержки и уже не мог выстоять под иранским давлением. Ему пришлось согласиться с требованиями "Хизбаллы" в обмен на пост премьера-министра.

За прошедший год Иран добился значительных успехов в регионе. Во-первых, после согласия Саада Харири на кандидатуру Мишеля Ауна в Ливане появился проиранский президент и было сформировано правительство с участием многих сторонников "Хизбаллы". Фактически страна перешла под контроль проиранских сил, получивших при этом желанную легитимацию в глазах местного населения и не только.

Во-вторых, в Сирии союзник Ирана президент Башар Асад практически полностью разгромил противостоящие ему силы с помощью России. Американцы тем временем сократили поддержку сирийской оппозиции. На этом же фоне попытки Саудовской Аравии ликвидировать в Йемене проиранский мятеж успехом не увенчались. Все эти события привели к тому, что Эр-Рияд пересмотрел свою политику в Ливане, так как Иран стал намного сильнее.

Саад Харири сначала посетил Эр-Рияд с обычным визитом, как ливанский премьер, и, вероятно, тогда его и попросили прекратить сотрудничество с "Хизбаллой", объявить об уходе в отставку и выступить с обвинениями в адрес Ирана в обмен на восстановление финансовой поддержки. После чего он вернулся на несколько дней в Ливан, а затем опять улетел в Саудовскую Аравию и выступил со своим заявлением. Я не согласен с версией о том, что саудовцы вынудили или заставили его подать в отставку, так как Харири мог остаться в Бейруте и не возвращаться в Эр-Рияд. Скорее всего, он и сам не возражал против этого демарша.

Отставка Харири будет означать для Ирана и "Хизбаллы" потерю легитимности их контроля над Ливаном, а это серьезный удар по иранским интересам. Иранская власть над Ливаном немедленно потеряла законность. Это напоминает анекдот про не слишком умное высказывание Сталина по поводу количества дивизий Папы римского.

У "Хизбаллы" дивизий много, а у Харири - ни одной, но в данной ситуации важна не сила, а правомочность, которую Иран потерял. В такой ситуации проиранские силы, скорее всего, постараются срочно найти нового кандидата на пост премьер-министра, которым, согласно ливанской конституции, должен быть представитель суннитской общины. Однако неясно, получит ли новый кандидат большинство голосов в парламенте текущего созыва, где сильны противники "Хизбаллы", особенно после того, как Харири обвинил "Хизбаллу" в предательстве и подготовке покушения на его жизнь.

Новые парламентские выборы должны состояться весной 2018 года. "Хизбалла" вряд ли постарается устроить какую-либо провокацию и вовлечь Израиль в войну против Ливана из-за текущего кризиса. Для ливанской группировки очевидно, что израильский ответный удар по Ливану приведет к разрушительным последствиям для этой страны.

Хотя "Хизбалла" сегодня стала сильнее, чем в 2006 году, она способна выпускать по Израилю до 1500 ракет в день, израильская армия в ответ может стереть с лица земли огромное количество деревень, служащих базами для "Хизбаллы", и уничтожить ливанскую инфраструктуру. Главарь ливанской группировки Хасан Насралла после Второй Ливанской войны признался, что не устроил бы ту провокацию, если бы знал, каким станет израильский ответ.

Вместе с тем, военный конфликт вероятен из-за строительства в Ливане иранских оружейных заводов для "Хизбаллы". Израиль, скорее всего, постарается их уничтожить, и это позволит "Хизбалле" обвинить израильскую сторону в новой агрессии. Но и в такой ситуации для "Хизбаллы" будет нелегко развязать большую войну из-за разрушительных последствий для Ливана.

Помимо этого, огромный ракетный арсенал, накопленный с помощью Ирана, предназначен на случай израильского удара по иранским ядерным объектам, а не для войны "Хизбаллы" с Израилем из-за ливанского кризиса. Этот арсенал служит для Ирана потенциалом сдерживания Израиля. И в 2006 году иранские власти остались недовольны тем, что "Хизбалла" израсходовала ракеты, которые должны были служить для удара по Израилю в ответ на вероятную бомбардировку Ирана. И поскольку принять решение о новой войне для обеих сторон не так уж просто, то и Израиль и "Хизбалла" продолжат сосуществовать относительно мирно, несмотря на кризис в Ливане.

На снимке: профессор Амация Барам

Материал подготовлен пресс-службой проекта "Профессионал национальной безопасности"

Автор: Проект ПНБ