channel 9
Автор: Лев Авенайс Гарри Резниковский

Кнессет VS БАГАЦ

На прошлой неделе начала работу зимняя сессия Кнессета. И среди прочих “идеологических” законопроектов, на которые нынешняя сессия обещает быть особенно богатой (я уже писал об этом в статье “Зима для депутата”), ожидается обсуждение “дежурного” законопроекта об ограничении полномочий БАГАЦа.

Почему “дежурного”? Да потому, что подобный законопроект регулярно грозятся принять наши “поп-депутаты” (так я называю наших “популистов от политики”), и каждый раз дело даже до голосования не доходит. Просто потому, что и среди правых хватает здравомыслящих, понимающих: это значит подпилить сук, на котором они сами очень удобно сидят.

И на этот раз я тоже готов заключить пари, что никаких реальных шагов, кроме эмоционального обличения “неправильных” и “неправедных” судей, не последует. И все-таки интересно поразмышлять, почему с таким упорством наши законодатели “наезжают” (извините за лексику “братков”, но здесь она вполне уместна) на Верховный суд (он же, в тех же лицах, — БАГАЦ). Собственно, наезжают именно на БАГАЦ. Ведь именно он рассматривает иски к первым двум ветвям власти – законодательной и исполнительной. Да, полномочия у нашего Верховного тире Справедливого суда необыкновенно широки. Президенту страны такие полномочия и не снились. Поэтому наших законодателей так волнует вопрос, который почти два века назад поставил небезызвестный Чацкий: “А судьи кто?” А еще грубее: “Кто в лавке хозяин? Мы, которых выбрал народ, или они, которые выбирают друг дружку?”

Депутаты обижаются, что БАГАЦ, как нашкодивших котят, то и дело тычет законодателей мордой в их собственную некачественную законотворческую продукции. И это — вместо того, чтобы на каждом законопроекте, каким бы странным он ни казался, в случае жалобы со стороны недовольных либералов, ставить свою печать “кашрута”.

Вообще-то, БАГАЦ — любимая и удобная мишень правых. Это для него придумали неологизм “левосудие”. Хотя как-то пару лет назад дотошные журналисты провели подсчет решений БАГАЦа. И оказалось, что решений в пользу правых принималось не меньше, чем в пользу левых. Так, в свое время БАГАЦ разрешал демонстрации ультраправых активистов о главе с Итамаром Бен-Гвиром и Барухом Марзелем в Умм-эль-Фахме. Хотя полиция просила эти демонстрации запретить, ссылаясь на угрозу общественному спокойствию. Но судьи решили, что право на демонстрацию выше заботы о покое на улицах. Но кто из правых помнит о таких решениях БАГАЦа? К судьям БАГАЦа относятся, как к футбольным: когда тот принимает решение в пользу твоей команды — это само собой разумеющееся, так и быть должно, а когда в пользу чужой — судью на мыло!

Нашим правым катастрофически не везет с судьями БАГАЦа. Хотя вот уже несколько лет, как среди вновь избранных судей Верховного суда превалируют кандидаты правых. Пять лет назад правые даже “закон одного человека” провели – “закон Груниса”. Исключительно, чтобы позволить “своему человеку” — Ашеру Грунису стать председателем Верховного суда, несмотря на то, что ему до пенсии оставалось меньше трех лет, требуемых по регламенту.

Но вот какая незадача… В БАГАЦе с этими “идеологически близкими” правыми судьями происходит какая-то непонятная для “оренов хазанов” (пусть этот депутат простит меня, сам виноват, что стал именем нарицательным) метаморфоза… Эти, казалось бы, “классово родные” судьи присоединяются к “левосудию” под дурацким аргументом, что лихо принимаемые законы противоречат Основным (заменяющим нам конституцию), либо международным конвенциям подписанным Израилем! А давать ход противоречивым законам — это все равно, что пускать два железнодорожных состава навстречу друг другу по одной колее. То есть, к удивлению депутатов, правые (в смысле идеологии) судьи — оказываются, в первую очередь, судьями.

И все-таки, почему, например, даже Нетаниягу время от времени осаживает своих не в меру ретивых критиков БАГАЦа? Дело в том, что БАГАЦ — просто необходимое звено в политических играх. Он — своеобразный козел отпущения! На него сбрасывают все решения, которые могут вызвать конфликт в правительстве, и которые правительство на самом деле не хочет принимать.

Чего стоит, например, длящаяся уже почти два десятилетия возня с законом о призыве ультраортодоксов! Сколько этих законов уже отменил БАГАЦ! Вспомним, что в предыдущем составе Кнессета, когда в коалиции не было религиозных партий, именно правые провели закон о призыве ортодоксов. Но сразу после выборов, те же, кто голосовал за этот закон, под нажимом религиозных партнеров проголосовали за “закон против закона”. И сделали это с легкостью необыкновенной, потому что были уверены: БАГАЦ все равно это отменит. Решение БАГАЦа обрадовало и левых, и светских правых (что, впрочем, не мешало правым продолжать ненавидеть БАГАЦ и натравливать на него своих сторонников). Но зато теперь ликудникам можно развести руками перед религиозными партнерами: мол, вы видели же, мы — всей душой, а вот этот БАГАЦ…

Да ладно, если бы только против Кнессета и правительства шел БАГАЦ! Он порой осмеливается идти против всего еврейского народа!

Вот, четыре года назад в БАГАЦе обсуждался вопрос о решении правительства загонять в тюрьмы нелегальных иммигрантов. Я полагаю, процентов девяносто всего еврейского населения Израиля было за это решение. Но БАГАЦ — причем в составе девяти судей, среди которых были и левые, и правые, и светские, и религиозные, единогласно (подчеркиваю – единогласно!) принял вердикт, что такое задержание незаконно. И все последующие решения о заключении нелегалов в так называемые “центры содержания” (эвфемизм слова “тюрьма”) тоже единогласно (или практически единогласно) отменялись БАГАЦем, позволяя правым “канализировать” недовольство народа, и переключить ответственность за нерешенность проблемы нелегалов на БАГАЦ. А судьи БАГАЦа просто как профессионалы не могли проголосовать иначе, потому что есть такие понятия, как Основной закон, международные конвенции, права человека и прочие вещи, “несущественные” для большинства, когда они не касаются их самих.

Жители Южного Тель-Авива протестуют против Верховного суда

Да, наши отважные депутаты Кнессета и члены кабинета министров просто обожают принимать законы и решения, выражаясь российским сленгом, “по понятиям”. Еще бы, ведь они постоянно помнят о том, что им на следующих выборах снова предстоит избираться и надо снискать популярность у избирателей. И легче всего этого добиться хлесткими заявлениями и популистскими законами. А судьи Верховного суда не зря несменяемы. Им на выборы идти не надо, они не должны нравиться публике. Поэтому они “тупо” (по мнению большинства) следуют главенству закона.

Юридический советник правительства (вот уж очень не левый, в прошлом секретарь правого правительства, и, кстати, назначенный лично нынешним главой правительства) добросовестно предупреждает ретивых законодателей и министров: “Этот закон не пройдет “испытания БАГАЦем”. Я тоже против. Не делайте глупостей”. Но что им юридический советник? Он ведь только советник… А потом политики возмущаются, когда БАГАЦ их вдохновенное законотворчество зарубает: “Да кто они такие, чтобы запрещать нам творить законы? Мы – избранники народа, а они назначенцы! Кто, в конце концов, главнее – они или мы? Мы – “первая власть”- законодательная, а они лишь “третья” — судебная”. И вообще, на скрижалях, данных Кнессету и правительству, высечена великая заповедь еврейских депутатов: “Если нельзя, но очень хочется, то можно”.

Но если уж на то пошло, то почему из всех опросов следует, что “народные избранники” пользуются куда меньшим доверием народа (рейтинг депутатов, увы, уже не одно десятилетие “ниже плинтуса”), чем ненавидимый ими БАГАЦ?

“Есть судьи в Иерусалиме!” — сказал однажды Менахем Бегин, и эта фраза стала крылатой. И не надо их “подставлять”, принимая заведомо непроходимые законы и решения и натравливая на судей не очень сведущих в юриспруденции обывателей.

P.S. 28 октября Второй телеканал обнародовал результаты проведенного им опроса общественного мнения, из которого следует, что подавляющее большинство израильтян (70%) выступает против того, чтобы Кнессет принимал законы, способные ослабить Верховный суд.

Источник: "РеЛевант"

Автор: Лев Авенайс

Сотрудничает с израильскими русскоизычными изданиями и рядом зарубежных газет