channel 9
Автор: Игорь Литвак Фото:предоставлено автором

Константин Старыш: "Близость Додона к Путину играет против Путина"

Что происходит в бывшей цветущей советской республике, ныне самой бедной стране Европы, Молдавии? Что означает отстранение от власти президента, и с какого бока близость Додона плоха для Путина? Об этом мы поговорили с известным молдавским журналистом Константином Старышем, секретарем ЦК Партии коммунистов Республики Молдова.

- Константин, давайте с места в карьер, с отстранения Додона: на ваш взгляд, это переворот? И если да, то с подъемом или с отъемом?

- Переворот произошел не сейчас, а значительно раньше. И в нем охотно участвовал сам Додон. По молдавским законам, менять Конституцию страны может либо парламент, либо народ на референдуме. У нас же это сделал Конституционный суд, который одним росчерком изменил форму избрания президента – с парламентской на всенародную.

Сделал он это по заказу действующей власти, чтобы выпустить протестный пар в свисток новой избирательной кампании. То, что Конституционный суд в Молдове является самым злостным нарушителем Конституции, давно никого не удивляет. Это происходит далеко не в первый раз. Додон тогда охотно принял участие в этих антиконституционных выборах. То есть – легитимизировал своим участием конституционный переворот.

Сегодня у него нет ни малейшего морального права говорить о перевороте с участием Конституционного суда. В конце концов, одно неконституционное решение КС мало чем отличается от другого, такого же незаконного решения КС. Просто тогда лично для Додона это был "переворот с подъемом". А теперь – "переворот с отъемом". "Бумеранг", о котором он говорит, уже вернулся лично к нему.

- Додон в политическом раскладе Молдовы - нужная, стабилизирующая, лишняя или какая-нибудь еще фигура?

- Додон – важный винтик в механизме действующего режима. Во-первых, он работает пугалом для западных партнеров этого режима. Западным партнерам не очень нравится сформировавшаяся в Молдове олигархическая власть. Но у этой власти есть Додон в качестве живого воплощения "российской угрозы", которую только эта власть может отвести. Этот трюк срабатывает раз за разом и всегда с одним результатом: западные партнеры закрывают глаза на проделки режима, чего, собственно, режим и добивается.

Додон вообще-то не создает никаких помех в работе власти. Он подписывает все принятые ей законы, назначает и повышает сотрудничающих с властью судей и прокуроров. Подчиненные Додону социалисты вместе с правящими демократами дружно проголосовали за изменение избирательной системы с пропорциональной на смешанную. А это единственный вариант для демократов, с которыми, якобы, борется Додон, сохранить власть.

- Молдавский конфликт президента с законодательной ветвью - он похож на конфликт президента и парламента осени 1993 года в России? Какова на ваш взгляд вероятность силовой стадии конфликта?

- Никакого силового конфликта между Додоном и парламентом-правительством не будет. По причинам, изложенным выше. Он органично вписан в эту власть, служит ее стабилизатором. Ну и потом, какие вооруженные силы поднимет Додон на эту борьбу, раз армия ему не подчиняется?

- А молдавское общество - как оно реагирует на отстранение Додона?

- Да не сильно-то его отстранили. Даже из резиденции не выставили. Значительно тревожнее другое: раз за разом подрывая конституционное поле, власть, в том числе Додон, подрывают и фундамент молдавской государственности. Думаю, именно это должно тревожить молдавское общество прежде всего.

- Справедливо ли, на ваш взгляд, трафаретное определение конфликта как борьбы проевропейцев против пророссийского Додона?

- Есть определение проще и точнее: имитация борьбы. А с нее каждый получает дивиденды: Додон как " пророссийский", а его иллюзорные соперники – как "проевропейские". Они – все вместе взятые – довели молдавское общество до глубокого раскола по этому примитивному признаку. Теперь изображают между собой "смертельную битву", чтобы обкрадывать на голоса каждую из частей.

- В апреле 2009 года в Молдове произошла смена власти силовым путем? Могут повторить?

- В обществе революционная ситуация назрела. Причем, на мой взгляд, классическая. Но возглавить этот порыв сегодня некому.

- Неоднократно слышал от людей, знающих ситуацию в стране и расклад политический, что страна прошла некую точку невозврата. С вашей точки зрения, она пройдена или это привычные апокалиптические ожидания обывателей?

- Иногда мне тоже так кажется. Главное, чего добилась действующая вот уже восемь лет власть – приучила население к мысли, что здесь лучше уже не будет, чем значительно снизила желание людей защищать, отстаивать собственное государство, убила этот иммунитет. Дай бог, чтобы я ошибался.

- Додон - боец, на ваш взгляд? И если да, что он может, по-вашему, сделать в такой ситуации.

- Додон конъюнктурщик, пытающийся изображать из себя бойца. Но природу не спрячешь. Получается карикатура на бойца.

- Известная близость Додона к Владимиру Путину - играет за Додона или против, с точки зрения политической ситуации в Молдове?

- Она играет против Путина.

- Поясните...

- Поскольку рейтинг Додона процентов на девяносто - ретрансляция авторитета Путина, каждое новое унижение, которому подвергают в Молдове Додона; каждое недружественное действие молдавских властей в адрес России; каждый новый сговор с режимом, в котором небеспочвенно подозревают Додона, автоматически бьет по авторитету Путина.

Автор: Игорь Литвак