channel 9

Автор: Александр Непомнящий Фото:Алена Ив

В погоне за тенями из прошлого

В последние полвека немало журналистов, писателей и кинорежиссеров внесли свой вклад в создание романтического ореола вокруг израильского "Ведомства разведки и специальных задач", известного также под названием Моссад. Благодаря их усилиям эта, пожалуй, самая знаменитая спецслужба Израиля приобрела в массовом сознании черты своего рода органа национального возмездия, занятого выполнением особых нравственных миссий – будь то преследование нацистских преступников или ликвидация организаторов и исполнителей теракта на Мюнхенской олимпиаде 1972 года.

В реальности дело обстояло куда прозаичнее. Со временем стало известно, что в ходе операции "Гнев Божий", развернутой по решению премьер-министра Израиля Голды Меир после мюнхенского теракта и приведшей к уничтожению множества арабских террористов, Моссад не мстил врагам еврейского народа, а лишь прагматично устранял тех из них, кто продолжал представлять непосредственную угрозу.

Окончательно же этот несколько наивный и художественный образ государственной структуры был развеян совсем недавно, после рассекречивания отчета об усилиях по поиску, поимке и ликвидации нацистов, несущих наибольшую ответственность за Катастрофу еврейского народа. Эта охота продолжалась более трех десятилетий - с 1959 по 1991 годы.

Трехтомный доклад, занимающий более 400 страниц, написан для исторического отдела Моссада его сотрудником Йосефом Хеном (Хейницом). Хен, уроженец местечка Лахва, принадлежащего сегодня Белоруссии, подростком сумел бежать из нацистского гетто, а затем, накануне провозглашения Израиля, был одним из организаторов отправки к берегам страны знаменитого судна "Эксодус", ставшего символом нелегальной репатриации. Хен закончил свое исследование десять лет назад. А в начале сентября с документа был снят гриф секретности, после чего исследование выложили в открытый доступ на сайте израильского национального мемориала Катастрофы "Яд ва-Шем".

Был ли отчет Хена опубликован без купюр, сказать сложно. Но и то, что стало известно, открывает много нового. Теперь мы знаем, что поиски нацистов, предпринятые Моссадом, затевались дважды – в конце 50-х годов, а затем двадцать лет спустя, в 1977-ом. Оба раза это происходило не из оперативных соображений, а по решению политического руководства. И в обоих случаях можно с большой долей уверенности утверждать, что связанные с этим поиском операции отнюдь не являлись главным приоритетом спецслужбы.

В первый раз, на рубеже 50-х и 60-х годов прошлого века, это было, судя по всему, полуофициальное устное обращение лидера государства Давида Бен-Гуриона к главе объединенного комитета руководителей всех израильских секретных служб, по совместительству возглавляющему Моссад, легендарному Иссеру Харэлю.

Многие из тех, кто стал участником охоты за нацистскими палачами в тот период, лично пережили Катастрофу, потеряв близких. Ненависть их к нацистам была неистова, свежа и подстегивала желание осуществить возмездие. Вместе с тем, молодое еврейское государство испытывало острую нехватку абсолютно во всем, за исключением разве что проблем, в том числе, разумеется, и в иностранной валюте. А потому государственные ведомства, включая Моссад, обладали скудным бюджетом. При этом спецслужбе в первую очередь необходимо было решать текущие реальные проблемы безопасности страны, а не заниматься символическими, но совсем не избавляющими Израиль от внешних угроз операциями.

В 1968 году, возглавивший Моссад Цви Замир убедил премьер-министра Леви Эшколя прекратить "активный поиск" нацистских преступников, влетавший государству в копеечку, ограничившись сбором информации и "доведением ее до сведения властей" тех стран, где обнаруживались убийцы еврейского народа.

Однако, 9 лет спустя, в 1977 году, ставший главой правительства пламенный еврейский националист Менахем Бегин, убежденный в необходимости возмездия нацистским палачам, провел первое в своем роде официальное правительственное решение в этой сфере. Министерская комиссия по вопросам безопасности распорядилась "возобновить поиски нацистских военных преступников… с целью привлечения их к суду в Израиле или, в случае невозможности подобного сценария, – к ликвидации".

К этому времени Моссад, как, впрочем, и государство в целом, уже не испытывал столь острого бюджетного дефицита. Вместе с тем, успешному выполнению правительственного решения мешали на этот раз соображения не финансового, а политического характера. По крайней мере, несколько раз Моссад отказывался от поимки или ликвидации нацистов, не желая на фоне продолжавшейся "холодной войны" усложнять отношения с той или иной страной, на территории которой находился преступник, или же опасался помешать разворачивающимся там же операциям против арабских террористов, устранение или нейтрализация которых была куда актуальнее.

Таким образом, многие акции не были доведены до конца, в некоторых случаях они не возобновлялись после провала, в других окончательное решение осуществить захват или ликвидацию так и не было принято, иногда же силы и вовсе тратились на поиски уже мертвых преступников.

В результате, за исключением Адольфа Эйхмана, сотрудника Гестапо, непосредственно ответственного за массовое уничтожение евреев, доставленного в Израиль и по решению суда казненного в 1962 году, а также "рижского вешателя" - латышского карателя Герберта Цукурса, убийцы по меньшей мере 30 тысяч евреев, ликвидированного в 1965 году в Уругвае, остальные нацисты, на которых Моссад вел охоту, фактически избежали возмездия.

Первоначально непосредственное исполнение миссии было возложено на особое подразделение Моссада под названием "Амаль". Это подразделение, сформированное в 1959 году по инициативе Харэля и его преемника Меира Амита, занималось составлением списка разыскиваемых нацистских военных преступников. В 1978 году эти функции взял на себя созданный с той же целью отдел "Месер". Помимо Эйхмана и Цукурса, в этом списке, который на протяжении десятилетий не раз дополнялся и уточнялся, фигурируют имена еще 15 нацистов.


Мартин Борман

Личный секретарь Гитлера, глава партканцелярии НСДАП и рейхсминистер по делам партии Мартин Борман, входивший в ближний круг Гитлера, был включен уже в самый первый перечень, составленный "Амалем", хотя и на предпоследнее пятое место в списке, ранжированном по убыванию приоритета в поиске.

Три дня спустя после "Хрустальной ночи" - кровавого погрома, прокатившегося по Германии и части Австрии в ноябре 1938 года, именно он передал председателю Рейхстага Герману Герингу приказ Гитлера о внедрении на территории Германии "окончательного решения". Его подпись стояла и под указом от 1 июля 1943 года о передаче полномочий по решению "еврейского вопроса" Гестапо и лично Адольфу Эйхману.

Скорее всего, Борман покончил жизнь самоубийством еще в начале мая 1945 года. Однако, поскольку его смерть была официально подтверждена лишь в 1971 году, Моссад в течение нескольких лет занимался его поисками, по сути, гоняясь за мертвецом.


Генрих Мюллер

Замыкал же самый первый список группенфюрер СС, генерал-лейтенант полиции Генрих Мюллер, возглавлявший тайную государственную полицию (IV отдел РСХА) – то есть Гестапо, и, таким образом, причастный почти ко всем преступлениям нацистского режима. Мюллер был участником Ванзейской конференции, разработавшей программу "окончательного решения еврейского вопроса" и фактически руководил ее реализацией, являясь непосредственным начальником Эйхмана.

Мюллер, получивший кодовую кличку "Косинус", оставался в списке "Амаля" до 1978 года. Моссад следил за женой Мюллера в Мюнхене, искал его в Панаме и даже схватил там некого Мюллера, но дактилоскопическая проверка показала, что это другой человек. Вероятно, Мюллер, как и Борман, погиб или покончил жизнь самоубийством еще в конце войны. Так что и в этом случае Моссад, скорее всего, искал призрака.


Франц Радемахер

В обновленный список, составленный в 1977 году по решению министерской комиссии по вопросам безопасности, был включен глава еврейского департамента при МИДе Третьего рейха, автор "Мадагаскарского плана" (перемещении европейских евреев на Мадагаскар) в 1940 году и участник Ванзейской конференции Франц Радемахер. Именно он нес ответственность за массовые депортации и казни сербских евреев осенью 1941 года, а также участвовал в депортации евреев из Франции, Бельгии и Нидерландов. После своей поездки в Белград, заполняя отчет о расходах, в графе "цель визита" Радемахер написал: "ликвидация евреев".

После разгрома нацистской Германии Радемахер вместе со многими другими военными преступниками нашел убежище в Сирии. По некоторым данным, еще в 1962 году израильский разведчик в Сирии Эли Коэн передал ему пакет с бомбой, но эта попытка ликвидации оказалась неудачной. Год спустя сирийские власти арестовали Радемахера, заподозрив в шпионаже. Отсидев три года, он был освобожден и добровольно вернулся в Германию, где был арестован прямо в аэропорту. Радемахера признали виновным в военных преступлениях, приговорив к пяти с половиной годам заключения, однако суд заявил, что он уже отсидел свой срок и оставил его на свободе. В 1971 году Верховный суд Германии в Карлсруэ отменил это решение против Радемахера и назначил новый судебный процесс. Но два года спустя, еще до начала разбирательства, Радемахер умер на свободе.

В Моссаде либо не знали о его смерти, либо считали нужным удостовериться в том, что скончавшийся человек действительно является именно им. Поэтому в течение 1977 года имя Радемахера фигурировало в обновляемом списке разыскиваемых нацистов.


Йозеф Менгеле

"Ангел смерти" из Освенцима (Аушвица-Биркенау) Йозеф Менгеле, отправивший сотни тысяч евреев в газовые камеры и проводивший преступные медицинские эксперименты над узниками, сумел скрыться в конце войны в Южной Америке.

После поимки Эйхмана именно Менгеле возглавлял список Моссада на протяжении трех десятилетий, оставаясь самым разыскиваемым нацистом. Судя по всему, возможность схватить или ликвидировать Менгеле была упущена в 1962 году. После чего, все остальные многочисленные попытки разыскать его результата не принесли. Двадцать лет спустя, в 1983 году, Моссад даже пытался внедрить "привлекательную и умную" женщину-агента в окружение сына Менгеле, но тоже безуспешно. При этом сам нацист, скрывавшийся в Бразилии, к тому времени уже четыре года как был мертв, утонув во время купания в Атлантическом океане.


Ганс Эйзеле

Гауптштурмфюрер СС Ганс Эйзеле служил врачом в концентрационных лагерях Маутхаузен, Бухенвальд, Нацвейлер и Дахау, где занимался "экспериментальными операциями", по сути подвергая заключенных изощренным пыткам.

В 1945 году он был арестован американцами, судим и приговорен к смертной казни, которая была заменена пожизненным заключением, а затем десятилетним сроком. В 1952 году Эйзеле и вовсе был освобожден и открыл медицинскую практику в Мюнхене. Шесть лет спустя, когда против него были выдвинуты новые обвинения, Эйзеле сбежал в Египет, сменил имя и поселился в престижном каирском пригороде, вновь занявшись медицинской практикой.

Моссад попытался ликвидировать его с помощью пакета с бомбой. К несчастью, взрыв убил египетского посыльного, Эйзеле же остался невредим. Однако спустя несколько лет, в 1967 году, он умер у себя дома при невыясненных обстоятельствах. Имела ли к этому отношение еврейская спецслужба, неясно. Так или иначе, имя Эйзеле, было внесено в список в 1967 году, затем изъято, после чего возвращено в 1978 году буквально на месяц и вновь убрано уже окончательно. Может быть, и в этом случае Моссад хотел убедиться в том, что умерший в 1967 году человек действительно был концлагерным врачом Гансом Эйзеле.


Франц Штангель

Вместе с Эйзеле в список 1967 года был внесен и гауптштурмфюрер СС, служивший заместителем коменданта Треблинки, а также комендантом концлагерей Собибор и Сан-Саббах (на побережье Адриатического моря) Франц Штангель. Именно он в начале 40-х руководил осуществлением программы умерщвления (эвтаназии), став ответственным за смерть по меньшей мере 700 тысяч евреев, в том числе 300 тысяч узников Варшавского гетто.

После войны Штангель был арестован в Австрии, но сумел через Италию с помощью представителя Ватикана сбежать в Сирию. А в 1951 году, перебрался в Бразилию. Там в 1967 году, он и был обнаружен знаменитым "охотником за нацистами" Симоном Визенталем, судя по всему, сотрудничавшим с Моссадом в розыске военных преступников. Штангель был выдан властям Германии, приговорившим его в 1970 году к пожизненному лишению свободы, и умер спустя полгода в дюссельдорфской тюрьме.


Клаус Барбье

"Лионский палач", гауптштурмфюрер СС Клаус Барбье, возглавлявший департамент по еврейским вопросам в Гааге в начале 1940-х, а с 1942 года ставший шефом Гестапо в Лионе, занимавшийся истреблением французских евреев, в том числе уничтожением приюта для еврейских детей в Изье, был внесен в список 1977 года вместе с Радемахером.

После войны заочно приговоренный во Франции к смертной казни Барбье был завербован американской разведкой, обеспечившей ему политическую защиту от требований Франции на экстрадицию. Он был переправлен в Боливию, где жил под именем Клауса Альтмана, а в 1980 году даже стал советником по вопросам безопасности президента Гарсиа Месы.

В 1979 году Моссад подготовил операцию по его ликвидации, но она сорвалась. Четыре года спустя попытку решили повторить. Однако буквально накануне ее проведения боливийские власти, не исключено, что с подачи американских покровителей Барбье, сами арестовали его и быстро экстрадировали во Францию. В 1987 году он был приговорен там к пожизненному заключению и четыре года спустя умер от рака в тюрьме.


Алоиз Бруннер

Гауптштурмфюрер СС Алоиз Бруннер, правая рука Эйхмана, непосредственно осуществлявший "окончательное решение еврейского вопроса", руководил в 1939-1945 годах пересылкой более сотни тысяч евреев из Вены, Берлина, Франции, Греции, Македонии и Словакии в лагеря смерти. Его имя было включено уже в самый первый список Моссада.

После войны Бруннер некоторое время скрывался по подложным документам в Германии. А в начале 50-х под именем Георга Фишера он обосновался в Египте, где занимался поставками оружия для алжирского марксистского Фронта национального освобождения, затем же, как и многие другие высокопоставленные нацисты, окончательно перебрался в Сирию, где стал экспертом у местных спецслужб, консультантом по методам пыток и допросов, разработанным нацистами.

Моссад дважды пытался ликвидировать Бруннера с помощью пакета с взрывчаткой. В первый раз, в 1961 году, операцией руководил не кто иной как Ицхак Шамир, впоследствии ставший премьер-министром Израиля. Бомба взорвалась в руках Бруннера, но он выжил, хоть и потерял глаз.

Вторично, уже в 1980 году, Бруннер получил письмо из Австрии от "Общества любителей лекарственных растений", которое снова взорвалось в его руках, и вновь не было смертельным, лишив его на этот раз четырех пальцев.

По некоторым данным, Бруннер, сохранивший ненависть к евреям до конца жизни, был вовлечен в гонения на еврейскую сирийскую общину и даже стал советником Хафеза Асада, который последовательно отвергал требования европейцев на экстрадицию преступника.

Алоиз Бруннер оставался одной из самых приоритетных целей Моссада на протяжении всех лет, но так и не был наказан. Впрочем, согласно расследованию охотника за нацистами Сержа Кларсфельда, в нулевых годах, когда диктатором Сирии вместо Хафеза Асада стал его сын Башар, престарелый Бруннер, переставший быть полезным сирийцам, "по соображениям безопасности" был фактически заключен под арест в подвальное помещение. По некоторым свидетельствам, искалеченный, больной, страдающий от скудного питания и антисанитарных условий Бруннер умер в 2010 году, дожив до 98 лет.


Хорст Шуман

Штурмбаннфюрер СС, врач Хорст Шуман был одним из главных соратников Йозефа Менгеле. С начала 1940 года он занимался разработкой программы умерщвления (эвтаназии) "неполноценных", уничтожив за полгода 10 тысяч человек. А с 1942 года проводил невероятные по жестокости опыты по стерилизации и кастрации над узниками Освенцима, преимущественно евреями.

По окончании войны Шуман поначалу спокойно жил в Западной Германии. В 1951 году покупка охотничьего ружья привлекла к нему внимание властей. Однако Шуману удалось бежать до ареста и перебраться в Африку.

Моссад разыскал его в Гане, но, подсчитав риски для исполнителей акции, предпочел отказаться от ликвидации и сконцентрировать усилия на помощи в экстрадиции. В 1964-м Шуман был выдан немецким властям. Однако начатый в сентябре 1971 года процесс по его делу стал фарсом и был закрыт в связи с якобы плохим состоянием здоровья Шумана, которое, впрочем, не помешало ему прожить еще 12 лет.

Наряду с Менгеле и Бруннером Хорст Шуман оставался приоритетной целью Моссада до самой смерти. Однако в Моссаде отказались от ликвидации проживавшего во Франкфурте Шумана, не желая помешать тому, что в отчете Хена названо "нашей активностью в Европе" - вероятно, деятельности по борьбе с арабским террором. В 1983 году Шуман умер от рака, так и оставшись ненаказанным.


Вальтер Рауфф

Штандартенфюрер СС Вальтер Рауфф возглавлял специальное подразделение СС в северной Африке, в задачу которого входило массовое уничтожение евреев. Именно он стал изобретателем "передвижных газовых камер" - машин, замаскированных под кареты скорой помощи, в которых евреев убивали выхлопными газами, опередивших на несколько лет стационарные газовые камеры в лагерях уничтожения.

Он же должен был заняться и ликвидацией евреев на территории британского мандата в Палестине, для чего главный арабский сподвижник нацистов иерусалимский муфтий Амин аль-Хусейни уже планировал разместить в долине Дотан возле Шхема концентрационный лагерь по типу Освенцима. К счастью, этим планам не суждено было сбыться, поскольку осенью 1942 года британский фельдмаршал Бернард Монтгомери разгромил в сражении под Эль-Аламейном немецко-итальянские войска.

Рауфф сдался американцам в конце войны, затем бежал в Сирию, где, как и Бруннер, оказался на службе у секретной полиции. В это время он даже был ненадолго завербован израильской разведкой, которая знала, что речь идет об офицере СС, но не догадывалась, о ком именно. В 1958 году Рауфф перебрался в Чили, где четыре года спустя был опознан и арестован. Вот только верховный суд Чили, рассматривавший запрос об экстрадиции в Германию, в выдаче отказал. В итоге Рауфф был освобожден.

Моссад внес Рауффа в список в 1977 году, но два года спустя операция по устранению Рауффа, которую планировалось провести одновременно с ликвидацией Барбье, тоже сорвалась.

Еще через четыре года чилийские власти арестовали прибывшую в страну добиваться экстрадиции Рауффа Беату Кларсфельд (жену Сержа) и тоже охотницу за нацистами, как видно, посчитав ее участницей очередного покушения. А в 1984 году Рауфф умер от рака легких в госпитале в Сантьяго.


Карл Штрейбель

Гауптштурмфюрер CC Карл Штрейбель был комендантом концлагеря Травники в Польше, который стал перевалочным пунктом на пути в лагеря уничтожения. Команда Штрейбеля активно участвовала в выполнении так называемой "операции Рейнхард", в ходе которой в многочисленных польских гетто и лагерях было убито свыше двух миллионов евреев и около 50 тысяч цыган.

В 1944 году Штрейбелю удалось ускользнуть от советских войск, и на протяжении многих лет о нем не было ничего известно. В 1970 году он предстал перед судом Гамбурга, который шесть лет спустя полностью его оправдал.

На следующий год, в 1977-м, он был внесен в список Моссада. Однако, как и в случае с Шуманом, политические соображения и нежелание осложнять отношения с ФРГ в итоге вынудили израильскую спецслужбу отказаться от ликвидации убийцы. Штрейбель умер в 1986 году свободным и ненаказанным.


Андрия Артукович

Прозванный "балканским Гиммлером" министр внутренних дел пронацистской Хорватии Андрия Артукович был одним из лидеров Усташи и организатором геноцида евреев, сербов и цыган на территории Югославии.

После войны Артукович скрылся в США и лишь в 1986 году был выдан властям Югославии. Его имя было внесено в список Моссада в 1977 году, но затем, спустя всего год, изъято. Не исключено, что и это решение также было принято по политическим соображениям.

В Югославии Артукович был приговорен к смертной казни, но из-за плохого состояния здоровья даже не был отправлен в тюрьму и умер в больнице Загреба в 1988 году.


Курт Лишка

Оберштурмбаннфюрер СС и шеф кельнского, а затем парижского отделения Гестапо поляк Курт Лишка был ответственен за отправку 76 тысяч евреев в лагеря смерти. В 1971 году, после трансляции по израильскому телевидению передачи о нацистских преступниках, спокойно живущих в Германии, включая и Лишку, Беата Кларсфельд попыталась организовать вывоз этого нациста во Францию, где его могли бы привлечь суду. Операция провалилась, но привлекла внимание к имени военного преступника и вызвала демонстрации с требованием предать Лишку суду.

В 1977 году он был внесен в список Моссада. Но уже на следующий год немецкий суд приговорил его к десяти годам заключения. Затем, однако, срок был сокращен. Отсидев лишь семь лет, Лишка вышел на свободу в 1985 году и умер четыре года спустя на свободе.


Франц Мюрер

Прозванный "виленским палачом" офицер СС из Австрии Франц Мюрер был одним из главных преступников, виновных в истреблении 80-тысячного виленского еврейства. Именно он, отвечая за поставки продуктов питания в Виленское гетто и препятствуя их нормальному поступлению, по сути дела уморил десятки тысяч людей голодом.

Осужденный советским судом на 25 лет, Мюрер вышел на свободу уже шесть лет спустя и вернулся в Австрию. Благодаря деятельности Симона Визенталя он был привлечен там к суду, но удивительным образом оправдан.

Мюрер оказался в списке Моссада в 1977 году. А в 1979 году на принадлежащую Мюреру туристическую усадьбу в Гайсхорне, расположенном в Австрийских Альпах, прибыли разведчики из команды "ликвидаторов", собравшие там всю необходимую для проведения миссии информацию. Однако и эта операция в итоге не была осуществлена, также, вероятно, по политическим соображениям. В итоге в 1994 году Мюрер умер свободным человеком.


Эрнст Лерх

Как и Мюрер, штурмбанфюрер СС Эрнст Лерх, входивший в руководство люблинской полиции, был австрийцем. Он стал одним из непосредственных организаторов и исполнителей "операции Рейнхард" и лично расстреливал евреев в лесах под Люблиным.

Задержанный после войны британцами и переданный австрийским властям, он был осужден лишь на два года тюрьмы и немедленно отпущен на свободу. В середине 60-х Лерх вновь был задержан, и опять избежал наказания.

Его имя оказалось в списке Мосада в 1978 году. План ликвидации проживавшего на юге Швейцарии в Клагенфурте Лерхе был подготовлен, но и в этом случае так и не приведен в исполнение, очевидно, по тем же политическим соображениям. В 1997 году Лерх умер на свободе.


***
Уже за шесть лет до этого, в 1991 году, Моссад окончательно прекратил все операции, связанные с наказанием нацистских военных преступников.

По ходу дела рассекреченное теперь исследование Йосефа Хена опровергло выдвинутую в 1995 году австралийским журналистом Марком Ааронсом и бывшим федеральным прокурором США Джоном Лофтусом в книге "Тайная война против евреев" теорию заговора о секретной сделке, якобы заключенной лидерами сионистского движения с американским миллиардером Нельсоном Рокфеллером. Согласно утверждению авторов, накануне голосования Генеральной Ассамблеи ООН по плану о разделе Палестины, по сути ставшего резолюцией о создании государства Израиль, сионистские активисты получили от Рокфеллера обещание о том, что в обмен на отказ от преследования нацистских военных преступников страны южноамериканского блока не выступят против. В итоге, все государства Южной Америки, за исключением Кубы, воздержались или поддержали создание Израиля, а сионисты, прекратив преследования нацистов, не предали гласности связи американской разведки и экономического истеблишмента с беглыми военными преступниками.

Эта версия, очевидно, была призвана объяснить то, что помимо Эйхмана, фактически ни один высокопоставленный нацист так и не был наказан Израилем. Теперь же становится ясно, что это был отнюдь не результат тайной договоренности, но лишь следствие неудач и провалов израильской спецслужбы.

Без сомнения, с точки зрения выполнения поставленных целей продолжавшуюся в общей сложности более тридцати лет операцию нельзя назвать успешной. Вместе с тем, на протяжении всего этого времени многие из оставшихся в живых нацистских преступников продолжали скрываться и жить в страхе, ожидая, что их в любой момент может настичь еврейское возмездие. Кто знает, не стало ли это для них куда более тяжелым наказанием, чем мгновенная смерть.

При этом резонансная поимка Адольфа Эйхмана, суд над ним и приведенная в исполнение смертная казнь в полной мере работали на столь необходимый в ту пору имидж как самой спецслужбы, так и всего молодого государства. Удалой образ, олицетворяющий осведомленность и дерзость, устрашая врагов, в немалой степени компенсировал более чем ограниченные возможности и ресурсы, которыми тогда обладал Израиль в реальности.

Сегодняшний Израиль, ставший богатым и экономически стабильным государством, обладая одной из сильнейших армий в мире, уже не должен доказывать миру свою способность постоять за себя, прибегая к героическим операциям. Впрочем, судя по всему, когда того требует необходимость, он и теперь может тряхнуть стариной, устранив ключевую фигуру в террористической структуре или опасный завод, производящий оружие массового поражения, даже если те находятся за тысячи километров от его границ на территории враждебного государства.


Источник: "МОСКВА ЕРУШАЛАИМ"

authorАвтор: Александр Непомнящий

Публицист