channel 9

Автор: Сергей Тригер Фото:предоставлено автором

Приватная информационная безопасность — реалии XXI века

Уже длительное время средствами массовой информации (СМИ) в ряде стран, включая США, Германию и Россию, создается шумиха вокруг дела о прослушивании американскими спецслужбами (АНБ) правительственной связи ряда государств, включая и Германию.

У меня не вызывает удивления ажиотаж СМИ, для которых привлечение внимания общественности к ярким и значимым событиям общественной и политической жизни является профессиональным долгом. Однако вызывает удивление практически однозначно отрицательная оценка, которая дается СМИ делу о прослушивании. Эта оценка носит односторонний характер и, как нередко бывает, направлена не на объективное освещение ситуации и ее анализ. Создается впечатление, что соответствующие статьи преследуют цель зарабатывания денег на скандале и разжигания антагонизма между странами-партнерами, связанными глубокими общими интересами и ценностями. Прежде всего между США и странами Евросоюза. Вред, наносимый такими оценками, несомненен, и поэтому хочется противопоставить этой шумихе иное мнение основанное, как мне кажется, на трезвой оценке событий.

Прежде всего, необходимо отметить, что сам факт прослушивания АНБ высших должностных лиц Евросоюза и других государств не установлен и не документирован досконально. Он базируется на заявлениях и непроанализированных бумагах человека, не только предавшего свою страну, но нарушившего присягу, т.е. аморального с нормальной точки зрения. Даже если такие подтверждающие документы и будут предъявлены специалистам и общественности, их подлинность всегда будет вызывать сомнение, ввиду свойств личности, от которой они получены. Такой человек (в отличие от СМИ, мне неприятно даже называть его имя, в частности и потому, что одним из мотивов его действий, безусловно, является стремление к популярности, купленной путем предательства) не может не вызывать отторжения, даже если сообщенная им информация представляла бы собой исключительную ценность и содержала действительно новые и важные сведения для защиты Германии, Франции или других государств от какой-то реальной угрозы.

Однако никакого реального вреда интересам Европейских государств прослушиванием (если оно велось) не нанесено и, по моему глубокому убеждению, не предполагалось наносить. Наоборот, у меня нет сомнений в том, что значительная часть полученной информации, представляющей или могущей представлять интерес для разведывательных органов стран-партнеров, в которых АНБ ведет прослушивание или просматривание интернет адресов (е-mail, Skype) в основном c целью предотвращения террористических атак, выяснения криминальных замыслов и т.п., сообщается разведывательным органам этих стран.

Что касается опасностей, которые могут исходить от стран, не являющихся политическими и идеологическими партнерами, то защита от их разведывательной деятельности, является задачей соответствующих служб каждого государства. То, что разведки технологически высокоразвитых государств используют весь технический арсенал для сбора информации обо всех и обо всем, ни для кого, кроме идеалистов, думающих что они живут в вакууме, а их частная жизнь неприкасаема и ненарушаема, не является секретом. Недавно появилась информация о том, что подобный перехват телефонных и иных сообщений правительства Германии осуществлялся также и с территории Российского посольства в Берлине. Не доказано, как и в случае посольства США, но вполне вероятно и не вызывает удивления. Следует помнить, что, несмотря на имеющиеся в настоящее время серьезные разногласия по многим вопросам, Россия тоже связана глубокими историческим узами с Германией и не является ее противником.

Смысл понятия невмешательства в частную жизнь людей в век глобализации, высоких технологий, атомного, химического и бактериологического оружия и террористических угроз, с нашей точки зрения, имеет совершенно иной характер, чем раньше.

Соответственно, необходимы современное понимание и правильная трактовка тех положений актов ООН и Конституций государств, которые гарантируют соблюдение неприкосновенности информации о частной жизни людей, их разговоров и переписки. Речь, с нашей точки зрения, должна идти о недопустимости разглашения или иного использования любой информации, собранной компетентными государственными органами, включая разведку, если эта информация не содержит неопровержимых указаний о серьезной общественной опасности, в ней содержащейся. Любое разглашение или использование частной информации (даже полученной государственными разведывательными службами), не представляющей общественной опасности, должно быть строго уголовно наказуемо. Что касается самого сбора информации государственными разведывательными службами, то он осуществляется и по сути так или иначе должен быть легализован (в отличие от хакерских вторжений в сферу частной информации). Такое понимание устранит разрыв между реальностью и идиллическими представлениями, что необходимо сделать — лучше раньше, чем позже. Если же противоречия между существующими основополагающими документами и новой реальностью в понимании приватности неустранимы, то документы должны быть пересмотрены для обеспечения общественной безопасности.

Следует осознавать, что сбор необходимой для защиты общества информации с неизбежностью осуществляется “методом сита”. Чтобы перехватить одно сообщение о готовящемся террористическом акте или антиконституционном заговоре, необходимо просеять миллионы разговоров и сообщений. Это очевидное обстоятельство либо упускается наивными “защитниками неприкосновенности частной жизни”, либо умышленно используется политическими партиями, течениями или отдельными политиками, для достижения популярности и повышения своего политического рейтинга, за счет “наивного электората”. Последнего, к сожалению, совсем немало, равно как и безответственных политических деятелей.

Рассмотренное выше понимание понятия “сохранение тайны частной жизни” отвечает интересам большинства людей и должно быть принято за основу трактовки понятия приватности. Именно такое понимание приватности способствует защите не только подлинных интересов, но и жизни огромного большинства людей.

Более того, если иметь в виду процессы и настроения в обществе, то квалифицированное обобщение собираемой информации способствует выработке правильной политики правительств, препятствующей развитию негативных и даже опасных процессов в обществе. В качестве примера можно привести обобщение информации, получаемой о развитии радикальных религиозных течений и сект, ставящих своей целью подрыв исторически сложившихся и закрепленных законами основ государственных и общественных отношений.

С изложенной точки зрения выдача информации о разведывательной деятельности государства, направленной на защиту интересов миллионов людей от возможного терроризма, как раз и есть самое глубокое и действительно преступное (поскольку речь идет также о нарушении присяги) нарушение интересов миллионов “частных лиц” и, по сути, их нормальной и безопасной “частной жизни”. Т.е. именно то, против чего выступают защитники примитивно трактуемой “приватности”. Такие “защитники” в исступлении доходят до призывов предоставить предателю убежище и покровительство в Евросоюзе, пытаясь представить предательство борьбой за общечеловеческие свободы и ценности. Как следует из вышеизложенного, такая трактовка не имеет под собой никаких реальных оснований. Такие действия являются ничем иным как предательством, в стремлении любой ценой оставить свой след (пусть и грязный) в истории. И не надо проводить параллели (заранее предвижу фальшивые “аргументы” возможных критиков, в расчете на глуповатых обывателей) между борцами с фашизмом и тоталитаризмом, часть которых во имя действительно достойной цели нарушали присягу, рискуя жизнью не для дешевой популярности или славы, а для борьбы с опасностью, угрожавшей цивилизации.

Что касается прослушивания телефонов глав государств, то, по имеющейся информации, речь идет о частных телефонах, а не о линиях государственной связи. Если это так, то имея в виду принципы демократии мы не должны рассматривать существенно по разному частный телефон, скажем, канцлера, и частный телефон любого немецкого бюргера. А вот государственный телефон канцлера должен быть защищен спецслужбами Германии. Ведь прослушивать могут не только друзья и партнеры.

Впрочем, не будем забывать и о канцлере Вилли Брандте, к которому вплотную подобрался агент штази, итогом чего был досрочный уход Брандта со своего поста, не говоря уже о других общегосударственных потерях. Будь его телефон и телефон его секретаря из штази на прослушивании АНБ, может, дело не зашло бы так далеко? Все же был шанс, что профессионалы из АНБ после детального анализа разговоров могли бы своевременно предупредить канцлера.


Источник: "Мастерская"

Автор: Сергей Тригер

доктор физико-математических наук, профессор, академик Российской академии естественных наук (РАЕН) и академии Лейбница (ФРГ). Автор более 200 научных статей и нескольких монографий