channel 9
Автор: Ноам Шизаф Фото:9 Канал

Проблема Лапида

Виноваты ли леворадикальные круги в том, что Биби находится у власти? Это весьма распространенная ошибка, вновь и вновь повторяющаяся в различных статьях и сетевых дискуссиях. С численной точки зрения подобное мнение выглядит абсурдным: за арабский список в кнессете голосуют несколько тысяч евреев. Маленький МЕРЕЦ никогда не являлся помехой для формирования левоцентристской коалиции.

Остается “культурный” аргумент, который недавно повторила в своей статье в “Гаарец” Цвия Гринфельд: “Делегитимация политического центра в целом и Яира Лапида, в частности, стала обсессивной среди левых… Левый лагерь так и не усвоил политические ошибки прошлого, когда в канун поледних выборов подверг уничижительной критике Лапида и его провальную, с точки зрения левых, деятельность в качестве министра финансов. Это привело к тому, что половина электората Лапида поддалась давлению и проголосовала за новую партию Моше Кахлона, позволившую сформировать правое правительство”. Короче, поддержите Лапида, поскольку это наиболее реальный шанс победить Биби.

Оставим пока что в стороне странное утверждение Цвии Гринфельд, в соответствии с которым пребывание Лапида в правительстве Нетаниягу было легитимным и правильным, а в случае Кахлона – это не так. Давайте поговорим по сути вопроса. Прежде всего я отнюдь не уверен, что Лапид был заинтересован в поддержке леворадикального лагеря. Агрессивные нападки на левых фактически являются основной электоральной стратегией Лапида: начиная с его инициатив, направленных против “Шоврей штика” и “Бецелем”, и заканчивая категорическим отказом участвовать в коалииции не только с арабским списком, но и с МЕРЕЦ. Должны ли, по мнению Гринфельд, активисты, выступающие против оккупации, поддерживать того, кто атакует их почти ежедневно, и взаимодействовать с тем, кто преследует их лично? Мне это кажется странным требованием. Но, несмотря на это, с подобным требованием к левому лагерю обращаются в ходе каждой предвыборной кампании последних лет.

Кстати, очень многие представители левого лагеря отнеслись к Лапиду довольно позитивно, когда он пришел в политику, а также после выборов 2013 года, в ходе которых он получил 19 мест в кнессете. Новый фонд Израиля направил восторженное электронное послание сторонникам Лапида, в котором цитировались его высказывания, свидетельствующие о его приверженности демократическим ценностям. Миротворческие организации приветствовали новых депутатов “Еш Атид” — Офера Шелаха и Яэль Герман. То, что произошло позднее, не “обсессия”, а глубокое разочарование, вызванное тесным сотрудничеством Лапида и Шелаха с “Еврейским домом”. И тем, что Лапид превратил делегитимацию левых в свою главную электоральную стратегию.

Эта электоральная стратегия, которую Гринфельд и подобные ей так превозносят, не перебросила ни одного депутатского мандата из правого лагеря в левый. Но она, вне всякого сомнения, способствовала “охоте на ведьм”, которую ведет Нетаниягу против правозащитных организаций. И хотя сегодня в мире нигде не достигают победы на выборах посредством искусственного политического “центризма”, в Израиле пытаются сбыть избирателям этот залежалый товар.

Политика строится на коалициях, и требование проявлять здоровый прагматизм безусловно является логичным. Склонность леворадикальных кругов бойкотировать всех, кто не думает так, как они, представляет собой серьезную проблему – прежде всего для самого левого лагеря, который в результате всех своих бойкотов и обид оказался в гордом одиночестве. Но нет никакой логики во взаимодействии с политическим лидером, который выступает против социального государства, преследует правозащитные организации, отвергает саму возможность сотрудничества с арабскими представителями в кнессете, который не в состоянии произнести слово “оккупация”, который утверждает, что у Израиля нет палестинского партнера по мирным переговорам. И который растратил колоссальный кредит доверия, полученный от избирателей в 2013 году, на политический союз с Беннетом. Нет ни одной серьезной причины для поддержки Лапида, кроме того, что его не зовут Биньямин Нетаниягу. Тем более, что смещение Нетаниягу – вовсе не политическая цель, а обсессия, охватившая определенные левые круги.

Оригинал публикации


Источник: "РеЛевант"

Автор: Ноам Шизаф